Царь децебал. Дакия от Буребисты до Децебала. Связи между даками и римлянами. Смотреть что такое "Децебал" в других словарях

Царь децебал. Дакия от Буребисты до Децебала. Связи между даками и римлянами. Смотреть что такое

Война Домициана с даками завершилась в 89 году миром. Император удовлетворился формальным выражением покорности со стороны царя даков Децебала и отпраздновал триумф в честь победного окончания военной кампании. Мир с даками позволил Домициану обеспечить безопасность границ империи на нижнем Дунае и перебросить армию на другой театр военных действий. Остается только догадываться, сколь долго продержался бы мир на дакийской границе, если бы Домициан не был убит в 96 году заговорщиками. Новый император Траян не стал продолжать политику своего предшественника и начал готовиться к окончательному решению дакийского вопроса.

Наилучший император

Траян родился 18 сентября 53 года. Его первым шагом на публичном поприще была служба под командованием отца в Сирии. В 84 году он стал претором, в 86 году легатом VII Сдвоенного легиона, стоявшего в Тарраконской Испании. В 89 году по приказу Домициана он привел свой легион в Верхнюю Германию, наместник которой, Антоний Сатурнин, объявил себя императором . Восстание было подавлено еще до его прибытия, однако Траян успел принять участие в кампании против германцев на Рейне и Дунае.

В качестве награды за достигнутые успехи в 91 году он получил консульство, а затем и наместничество сначала в провинции Нижней Мёзии или Паннонии, а затем в Верхней Германии. Здесь поздней осенью 97 года он вначале получил известие о своем усыновлении императором Нервой, а затем, после смерти Нервы в конце января 98 года, - о наследовании верховной власти в империи. Траян не слишком торопился с отъездом в Рим. Почти полтора года он провел в Германии, где занимался переустройством границы . Здесь политика Траяна была ориентирована на вооруженное сдерживание и поддержание мира с германцами.

Траян был высоким человеком и имел хорошее телосложение. Он обладал большой физической силой и невероятной выносливостью. Лицу его было свойственно сосредоточенное выражение, исполненное собственного достоинства и усиленное преждевременной сединой

Напротив, положение на нижнем Дунае внушало ему серьезные опасения. Прежде чем выехать в Рим, в 99 году он предпринял инспекционную поездку в Паннонию и Мёзию, по результатам которой принял решение о начале войны против даков.

Причина войны и подготовка к ней

На римских монетах, отпечатанных в преддверии войны, изображен Марс Мститель, что должно было изобразить готовящийся поход местью противнику, который на протяжении последних пятидесяти лет несколько раз вторгался на римскую территорию, был виновен в гибели двух военачальников и огромного числа рядовых солдат. Мир, заключенный с даками в 89 году сразу после смерти Домициана, стал восприниматься его преемником как невыгодный и даже позорный для Рима. Установленная условиями договора зависимость даков была не слишком велика, их военная помощь во время последовавших конфликтов с маркоманнами и сарматами оказывалась незначительной. Денежную субсидию, которую обязался выплачивать ему Рим, а также помощь римских военных специалистов Децебал использовал, чтобы нарастить собственные силы.

Следует учесть, впрочем, что эти утверждения отчасти являлись результатом курса сознательной дискредитации внешней политики своего предшественника, которую осуществлял Траян. Также они были вызваны страхом перед растущей мощью даков. Официальную точку зрения озвучил Плиний Младший в своем Панегирике Траяну, произнесенном около 100 года:

«Итак, они возгордились и сбросили с себя ярмо подчиненности и уже пытались бороться с нами не за свое освобождение, а за порабощение нас, не заключали перемирие иначе как на равных условиях, и, чтобы заимствовать наши законы, навязывали нам свои».


Траян обращается с речью к воинам. Император является наиболее часто изображаемым персонажем украшающих колонну Траяна рельефов. В общей сложности он изображен на ней 59 раз

Главной базой для наступления ударной группировки стала Верхняя Мёзия. В течении 100 – 101 годов в ее столицу Виминаций (Костолац) было стянуто 12 легионов из различных провинций. Основу армии составляли верхнемезийские IV Флавия и VII Клавдия легионы, к которым присоединились V Македонский и I Италийский легионы из Нижней Мёзии. Вероятно, в полном составе в ходе кампании также были задействованы I Вспомогательный, X, XIII и XIV Сдвоенные, а также XV Аполлона легионы из Паннонии. С Рейна были подтянуты вексилляции VI Победоносного и VIII Августа легионов. Даже из далекой Британии прибыли вексилляции XX Валерия Победоносного легиона. Зимой 102 года для ликвидации сарматского вторжения на нижнем Дунае использовались вексилляции XII Молниеносного и XVI Флавия легионов из Каппадокии.

Помимо легионов, в войне принимал участие многочисленный корпус вспомогательных войск, не менее 19 кавалерийских ал, 63 вспомогательных и смешанных когорты, а также контингенты, предоставленные зависимыми правителями и союзниками Рима. Прибыли мавританская конница под командованием своего вождя Лузия Квиета, восточные лучники, отряды германских союзников. Общая численность собравшихся войск превышала 100 000 человек.


Римские корабли на Дунае, рельеф с колонны Траяна

Для удобства снабжения этой массы людей реконструировались старые пути сообщений и прокладывались новые. В 100 году в Железных воротах (Джердапское ущелье) на современной границе Сербии и Румынии была вырублена в скале дорога, представлявшая собой висячий балкон. Чтобы обеспечить спокойное плавание судов на участке Дуная между городами Градач и Караташ, изобиловавшем опасными порогами и стремнинами, был проложен канал длиной 3 км и шириной 11 – 35 м.

I Дакийская война 101 – 102 годов

Траян выехал из Рима 25 марта 101 года. Предполагается, что вначале он прибыл в Анкону, оттуда по морю переправился в Далмацию и далее продолжил свой путь вдоль течения Моравы в Виминаций. С его прибытием армия перешла Дунай двумя колоннами по заранее выстроенным понтонным мостам. Западной колонной, переправлявшейся у Ледераты (Паланка), командовал сам Траян. Восточная, под командованием наместника Нижней Мезии Мания Либерия Максима, переправлялась у Диерны (Оршова).

Армия императора двигалась тем же маршрутом, который в 88 году использовал Теттий Юлиан. Несколько случайно сохранившихся слов из походного сообщения Траяна – «оттуда мы вступили в Берзобис (Берзовия), а после в Аизис (Фырлюг)» – являются точной топографической привязкой маршрута. Армия Либерия Максима продвигалась по долине реки Черны через Тереговерский перевал ей навстречу. В районе Тибиска (Карансебаш) обе колонны римской армии успешно соединились.

Далее они проследовали долиной реки Бистры в направлении Тап (Дева), где находились основные силы Децебала. Как и во время предыдущей кампании здесь произошло решающее сражение. Римляне вновь одержали победу, но цена ее была велика. Децебалу удалось отступить с остатками своих сил в горы Орастии. Оставив Либерия Максима с половиной армии осаждать крепость Тапы, сам Траян устремился в погоню за отступающими. Его целью была столица даков Сармизегетуза, однако рано начавшаяся в этом году зима сделала продолжение кампании невозможным.


Дакийская война Траяна, маршруты основных походов римлян

Зимовать Траян вернулся за Дунай, оставив 4 легиона в захваченной части страны и намереваясь продолжить кампанию весной следующего года. Тем временем Децебал организовал второй фронт против римлян. В конце зимы 102 года его союзники роксоланы и аорсы под предводительством своих царей Сусага и Инисмея, а также даки, бастарны и геты перешли замерзший Дунай. Они смели выставленный против них Либерием Максимом заслон и ворвались на территорию Нижней Мёзии. Траяну пришлось направить ему в поддержку дополнительные силы, прежде всего кавалерийские соединения из состава своей армии. Часть армии была переброшена на кораблях дунайской флотилии.

Благодаря своевременно подошедшей помощи отряды варваров были блокированы с двух сторон и наголову разгромлены в ряде кровопролитных сражений. Наиболее крупное из них произошло близ современного румынского города Адамиклисси. О его масштабах свидетельствует одно лишь число римских потерь, составившее почти 4 тыс. человек. В связи с этим сражением первый и последний раз на рассказывающих о сражении сценах колонны Траяна изображены римские раненные. Возможно, именно к этому событию относится упоминаемый Кассием Дионом эпизод, когда для перевязки раненых Траян приказал разорвать на бинты собственные одежды.

Впоследствии в 109 году в честь этой победы был воздвигнут монументальный трофей Траяна в виде кургана на ступенчатом основании диаметром 38 м и высотой 40 м. Венец монумента опоясывал фриз, украшенный 54 метопами с изображениями батальных сцен и фигур пленных варваров.


Сцена сражения римлян с даками на колонне Траяна

Весной 102 года война в Дакии возобновилась. Римляне вновь двинулись к Сармизегетузе, наступая двумя колоннами. Одна их часть под командованием самого Траяна, опираясь на ранее созданные базы, продвигалась с запада через Тапы. Другая, под командованием Либерия Максима, с юга вдоль долины реки Олт и перевал Турну Рошу шла на Апул. Как свидетельствуют рельефы Колонны Траяна, в пути солдаты продолжали прокладывать дороги, строить мосты и башни. Децебал прислал своих послов в римский лагерь, предлагая вступить в переговоры, однако встреча в верхах так и не состоялась.

Рельефы Колонны показывают римлян, штурмующих какую-то крепость, должно быть Апул. В ходе наступления были взяты многочисленные трофеи. В одной из горных крепостей были обнаружены оружие и знамя, захваченные даками при разгроме армии Корнелия Фуска в 86 году. Либерию Максиму удалось взять в плен сестру царя Децебала. Где-то между Апулом и Сармизегетузой произошло еще одно большое сражение, вновь завершившееся победой римлян.


Даки сложили оружие и умоляют римского императора о пощаде. Стоящая в полный рост фигура изображает царя даков Децебала. Справа даки сносят свои укрепления

Утратив надежду на победу и опасаясь за свою столицу, Децебал, наконец, запросил мира. Его послы прибыли в римский военный лагерь, разбитый в окрестностях Сармизегетузы. Царю приказали выдать оружие, перебежчиков и пленных, срыть укрепления, заплатить огромную контрибуцию и принести клятву верности Риму. Все условия, несмотря на их тяжесть, были приняты. Посланники Децебала были отправлены в Рим, чтобы предстать перед сенатом. Траян вернулся в Рим, где отпраздновал триумф и получил от сената торжественный титул «Дакийский».

Межвоенные годы

Сразу же после окончания I Дакийской войны римские войска начали укрепление лагерей и опорных пунктов вокруг Дакии и строительство коммуникаций в пограничной зоне на Нижнем Дунае. По кирпичным клеймам, надписям и монетам на левом берегу Дуная обнаруживается присутствие I Вспомогательного, III Флавия Счастливого и XIII Сдвоенного легионов.

VII Клавдия легион в 103 – 105 годах был занят у Дробеты (Костол) сооружением большого каменного моста через Дунай. Мост строился по проекту Аполлодора из Дамаска, гениального инженера, к числу произведений которого относятся также Форум Траяна и Колонна Траяна в Риме. Мост через Дунай стал настоящим чудом инженерной мысли своего времени. Длина моста составляла 1,2 км, он был возведен на 20 каменных опорах высотой около 50 м и шириной 18 – 20 м каждая. Пролеты моста имели арочную конструкцию и были выполнены из деревянных балок. Изображения этого чуда света были представлены на рельефах колонны Траяна и в большой серии отчеканенных римских монет.


Траян приносит жертвы перед началом похода в Дакию. Позади в качестве фона изображен мост через Дунай, в 103 – 105 годах возведенный Аполлодором из Дамаска

Несмотря на поражение и капитуляцию, Децебал не считал себя окончательно разбитым. При сдаче оружия он сумел утаить значительную его часть, а также продолжал принимать к себе римских перебежчиков. Пункт договора, предусматривавший снос укреплений вовсе был им проигнорирован. Кроме того, царь стремился завязать переговоры с противниками Рима. В частности, в столице провинции Вифинии был опознан Каллидром, бывший раб Либерия Максима, который в 102 году был захвачен в плен сарматами и подарен Децебалу. Тот отправил Каллидрома к парфянскому царю Пакору II, чтобы побудить парфян напасть на римские пределы. На обратном пути ему удалось скрыться и так он оказался в родной Никомедии, где его изобличили и под конвоем отправили к Траяну.

Окончательно чаша терпения императора оказалась переполнена зимой 104 года, когда Децебал напал на живших вдоль Тиссы сарматов-языгов. В отличие от их родственников роксоланов, языги во время предыдущей войны являлись римскими союзниками. Децебал отомстил им за поддержку Рима и отобрал часть их территории, чем прямо нарушил условия мирного договора. В свете этих событий в начале 105 года сенат объявил ему войну.

II Дакийская война 105 – 106 годов

Децебал попытался взять инициативу в свои руки, нанеся упреждающий удар по римским гарнизонам, оставленным на левом берегу Дуная. Римляне были наготове и сумели отразить все атаки. Нападение на мост также не увенчалось успехом. 6 июня 105 года Траян выехал из столицы к театру военных действий. К этому времени армия, стоявшая на границе с Дакией, увеличилась до 16 легионов. На Дунай прибыли I Минервы и XI Клавдия легионы с Рейна, а также только что созданный II Траяна легион. С прибытием Траяна легионы по мосту у Дробеты переправилась через Дунай и несколькими колоннами двинулись на север. Их целью снова была столица даков Сармизегетуза, которую, вопреки договору, Децебал поспешил укрепить.


Даки осаждают римское укрепление

Подробности войны до конца не выяснены, потому что ее изложение в источниках, а также сцены, изображенные на колонне Траяна, представляют неполное и недостоверное отражение событий. Война, как кажется, приняла крайне ожесточенную форму, включавшую убийство пленных с обеих сторон и разрушение жилищ даков.

Децебал захватил в плен высокопоставленного военного, Гнея Пинария Эмилия Помпея Лонгина, консула-суффекта 90 года, наместника Верхней Мёзии в 93 – 96 годах и Паннонии в 98 году. После окончания первой войны с даками он командовал римскими войсками на левом берегу Дуная. Децебал обещал вернуть пленного, если Траян отведет войска за Дунай. Пока император обдумывал ответ, Помпей Лонгин принял яд, который он достал через верного вольноотпущенника. Самого вольноотпущенника он отправил с письмом к Траяну. Обнаружив случившееся, Децебал предлагал выдать тело Лонгина в обмен на возвращение вольноотпущенника, однако Траян отказал, сочтя сохранение его жизни более значимым, чем погребение мертвого.


Сражение римлян с даками

Сармизегетуза была окружена и пала после ожесточенного штурма. Вожди даков предпочли покончить с собой, чтобы не попасть в руки врага. На одной из сцен колонны Траяна изображено, как они принимают вкруговую кубок с ядом. В руки римлян попала золотая сокровищница Децебала. Деньги были спрятаны на дне пещеры, выкопанной в русле протекающей близ столицы реки Саргеции. Пленные, выполнявшие эту работу, все были умерщвлены, но тайну выдал один из приближенных царя.

Сам Децебал бежал из столицы и с немногими сподвижниками отступил в горы на востоке страны. Здесь он продолжал сопротивление, пока не погиб в 106 году. Один из рельефов Колонны изображает преследование и смерть царя даков. Сопровождавшую его свиту перебили римские всадники. Не видя спасения, Децебал пронзил себя мечом.


Сцена самоубийства Децебала, рельеф Колонны Траяна

В 1965 году у Филипп в Македонии была найдена погребальная стела и эпитафией, принадлежавшей Тиберию Клавдию Максиму. Надпись свидетельствует, что это он захватил Децебала и передал его отрубленную голову Траяну в крепости Ронисторе на территории современной Трансильвании. Голова Децебала была отослана в Рим и здесь брошена на Гемонской лестнице у подножия Капитолия.

Итоги войны

В результате римского завоевания Дакия была опустошена. Города и крепости лежали в руинах, богатства страны были расхищены, скот перерезан, поля сожжены. Значительная часть населения страны погибла, тысячи уцелевших оказались вынуждены покинуть родину. Около полумиллиона даков попало в плен и было продано в рабство. Чтобы заселить вновь завоеванные земли, Траяну пришлось переселять туда множество колонистов из числа романизированного населения балканских и восточных провинций. Значительную часть нового населения составляли ветераны армии и члены их семей.


Римляне захватывают даков в плен

Во время войны была захвачена огромная добыча. Согласно данным Иоанна Лида, она составляла 5 млн. фунтов золота (2 тыс. тонн) и 10 млн. фунтов серебра (4 тыс. тонн). В стоимостном выражении это было эквивалентно имперским доходам за 30 лет! Около 50 млн. сестерциев Траян пожертвовал в храм Юпитера Капитолийского, кроме того, каждый римский гражданин получил от него в дар 2000 сестерциев. За счет дакийских богатств император смог полностью урегулировать финансовые проблемы и произвести щедрые раздачи солдатам в преддверии новых готовившихся походов против Парфии.

Литература:

  1. Кругликова, И. Т. Дакия в эпоху римской оккупации / И.Т. Кругликова. – М., 1955.
  2. Парфенов В.Н. Домициан и Децебал: нереализованный вариант развития римско-дакийских отношений // Античный мир и археология. ― Вып. 12. ― Саратов, 2006. ― С. 215―227.
  3. Колосовская Ю.К. Рим и мир племен на Дунае. I-IV вв. н.э., Москва, 2000
  4. Златковская Т.Д. Мёзия в I – II веках нашей эры. М., 1951.
  5. Рубцов С. М. Легионы Рима на Нижнем Дунае: военная история римско-дакийских войн (конец I – начало II века нашей эры). – СПб.: Петербургское востоковедение, 2003. – 256 с.
  6. Чаплыгина, Н. А. Римляне на Дунае (I–III века нашей эры) / Н.А. Чаплыгина. – Кишинев, 1990, – 187 с.
  7. Salmon E.T. Trajan"s Conquest of Dacia // Transactions and Proceedings of the American Philological Association, Vol. 67 (1936), pp. 83–105
  8. Bennet J. Trajan, Optimus Princeps. A Life and Times. ― London-New York: Routledge, 2006. ― 317 p.
  9. Speidel M. A. Bellicosissimus Princeps // Traian. Ein Kaiser der Superlative am Beginn einer Umbruchszeit? Nünnerich-Asmuss A. (Hrsg.). ― Mainz a. R.: Verlag Philipp von Zabern, 2002. ― S. 23–40.
  10. Strobel K. Die Untersuchungen zu den Dakerkriegen Trajans. ― Bonn: Rudolf Habelt, 1984. ― 284 p.

Расцвет свободной Дакии приходится на времена царствования Буребисты. Историки сходятся во мнении, что он был современником Гая Юлия Цезаря. «Встав во главе своего народа, Буребиста настолько способствовал усилению его духа, вводя всевозможные упражнения, приучая к воздержанию от винопития и повиновению приказам, что в течение нескольких лет создал огромную державу, подчинив большую часть соседних народов, - с удивлением писал Страбон. - Его стали бояться даже римляне, потому что он, смело перейдя Дунай и ограбив Фракию вплоть до Македонии и Иллирии, опустошил владения кельтов».

Удивительно: даки согласились вырубить виноградники и жить без вина! Видимо, это решение было реакцией на разнузданный культ Диониса, распространенный в Средиземноморье. Его основой было неумеренное употребление вина в сочетании с листьями плюща, обладающими психотропными свойствами. Все меры укрепения государства Буребиста проводил при помощи верховного жреца Декенея, с которым делил власть. Долгое время проведя в Египте, Декеней научился толкованию воли богов и пророчествам. Он создал в Дакии касту жрецов, поднял магический авторитет божества, ответственного за суверенитет страны, создал официальную религию и сделал ее инструментом государственной идеологии. О верованиях даков мы сегодня практически ничего не знаем, хотя археологами найдены многочисленные следы их святилищ - площадок, на которых приносились в жертву животные. Обнаружены также ритуальные предметы для магических заклинаний.

Из письменных источников известно, что Буребиста между 35 и 48 годами н.э. подчинил себе многие греческие города. После всех его походов владения Дакии простирались от Среднего Дуная на западе до западного побережья Черного моря и от северных Карпат до Балканских гор. Согласно Страбону, царь мог выставить армию в 200 тысяч человек и даже вмешался в гражданскую войну между Юлием Цезарем и Гнеем Помпеем, встав на сторону последнего. Помпей был разбит, и Цезарь замыслил большую войну против Дакии. Она не состоялась из-за убийства римского императора в 44 году н.э..

Вскоре после этого Буребиста был свергнут в результате восстания. После его смерти власть ненадолго перешла к Декенею, после чего Дакия распалась на несколько частей. Свидетельствами тех времен являются остатки укрепленных поселений в долине реки Сирет, Добрудже, Трансильвании, Мунтении и Западной Молдове.

В эпоху Буребисты даки впервые заявили о себе, и это закрепилось в сознании народов Средиземноморья. С этих пор Дакия все чаще оказывается в фокусе внешней политики Рима. Однако упоминалась она в письменных источниках только в периоды войн, из-за чего в знаниях о Дакии периода ее независимости существуют огромные пробелы. Имена многих царей не дошли до нас по той простой причине, что они не воевали с Римом. Письменности у даков не было, и хроник они не вели.

Дакия в составе Римской империи. Ныне ее центральная территория расположена в пределах Румынии, периферийные регионы - в составе Сербии, Венгрии, Украины и Республики Молдова.

КАРАТЕЛЬНЫЕ ЭКСПЕДИЦИИ РИМА

Отсроченный из-за смерти Цезаря военный поход на Дакию состоялся при императоре Октавиане, его возглавил знаменитый римский полководец Красс. Для римлян Дакия приобрела особенное значение благодаря золотым приискам в горах Трансильвании. Окончательно покорить ее решил император Август. В ходе войны 11-12 годов даки были рассеяны, а их укрепления на левом берегу Дуная сожжены.

После того, как римляне построили на правом берегу Дуная крепости и поселили здесь колонистов (политика создания «безопасного пространства»), количество набегов даков резко снизилось. Однако после смерти императора Нерона война заполыхала по всей Италии. Нашествие даков в римскую провинцию Мезию укрепило решение Рима расправиться с Дакией, которая серьезно угрожала безопасности римских владений.

Несмотря на войны, экономические отношения Дакии с Римом постоянно развивались, и страна интегрировалась в средиземноморскую экономику. Дакийские цари стали копировать римские денарии, таких монет найдено около 30 тысяч - намного больше, чем в других регионах, соседствовавших с Римской империей. В местах дакских поселений обнаружены многочисленные предметы римского импорта - вооружение, воинское снаряжение, посуда.

Жили даки в поселениях из нескольких дворов, располагавшихся по берегам рек, на холмах и в горах и укрепленных земляными валами и деревянными стенами. Строились крепости, остатки которых найдены, например, в Марамуреше. Самые впечатляющие фортификационные сооружения обнаружены вокруг Сармезеджетуса-регия - первой столицы Дакии и ее религиозного центра. Это был вполне средиземноморский город на высоте тысячи метров над уровнем моря, подступы к нему преграждали крепости, здесь было множество мастерских ремесленников и даже имелсяводопровод.

Стратегия «безопасного пространства» не оправдала себя. При Веспасиане Рим начал менять политику по отношению к Дакии. Имперская армия была сосредоточена на демаркационной линии по Дунаю. Важнейшими событиями стали походы против Дакийского царства Децебала в Трансильвании. Однако последний проявил себя талантливым военачальником, и самым рациональным решением было превратить его в дружественного царя, что и было сделано договором между Римом и Дакией от 89 года.

Почему между Дакией и Римом при императоре Траяне все же вспыхнул новый конфликт - доподлинно неизвестно. В письменных источниках можно найти туманные упоминания о росте мощи даков, которая стала превосходить допустимые для зависисмой страны пределы, об угрозе создания мощной коалиции варваров против Рима, о желании Траяна добиться славы Александра Македонского.

ДЕЦЕБАЛ, ВРАГ РИМСКОГО НАРОДА

Сохранились свидетельства о двух войнах Траяна с даками. Это фрагменты колонны Траяна в Риме и сочинения Диона Кассия.

Предположительно первый поход начался весной 101 года и ознаменовался осадой римлянами горных крепостей даков. Вторая кампания началась после того, как Децебал оставил резиденцию в горах и атаковал римлян, перейдя через Карпаты и Дунай. Траян поспешил отразить атаку даков и их союзников - варварских племен, которые наступали с территории современной Молдовы. Самыми грозными в антиримской коалиции историки считают панцырных конников роксолан - племени, обитавшего между Прутом и Днестром. Понеся большие потери, Траян разбил коалицию варваров под Никополем. В память о гибели трех тысяч римских солдат воздвигли алтарь.

Весной 103 года началась третья кампания. Была захвачена в плен сестра Децебала - жена вождя племени, обитавшего на севере Молдовы, важного союзника Дакии. Римляне установили контроль над основными путями, ведущими через горы из Трансильвании к Дунаю. На местах важных переправ и перевалов создавались военные лагеря. (Фрагменты черепицы с клеймами римских легионов найдены на юге Молдовы). Вскоре Траян захватил укрепленные высоты на подступах к Сармизеджетусе-регии.

Децебал потерял надежду остановить наступление римских легионов и начал мирные переговоры. В конце концов, сообщает Дион Кассий, царь даков предстал перед Траяном отбросив оружие, преклонив колена, и признал себя побежденным. По всей видимости, Траян не хотел уничтожения Дакии, так как он не пленил и не убил Децебала. Видимо, это объяснялось желанием использовать авторитет царя против вождей варварских племен.

Колонна Траяна в Риме

ТРАЯН ДАКИЙСКИЙ

По завершении третьего похода Траян отпраздновал в Риме триумф и получил в 102 году титул Дакийского. Алтарь и святилище в честь богини Виктории были воздвигнуты, как предполагают историки, близ местечка Тапы, у горного перевала, ведшего из Баната в Трансильванию. Однако на этом месте не найдено следов поселений римской эпохи. По другой версии, алтарь следует искать ближе к Сармизеджетусе-регии.

В итоге римляне завоевали Банат, юго-запад Трансильвании, в том числе укрепленный горный район в окрестностях Сармизеджетусы, и запад Олтении. Восток Олтении, Мунтения, юг Молдовы и крайний юго-восток Трансильвании, не входившие в состав Дакии, отошли под управление наместника римской провинции Южная Мезия. Территории между Дунаем и средним течением Муреша также были оккупированы римлянами.

ПОД ГНЕТОМ ОККУПАНТОВ

Отныне под властью Децебала находилось зависимое от Рима Дакийское царство, территория которого, значительно уменьшившаяся, охватывала Центральную и Северо-Западную Трансильванию. Военная мощь Децебала была сильно подорвана, а главное - он был отрезан от своих союзников, вождей северодунайских варварских племен. Угроза создания широкого антиримского фронта миновала. Царь даков сдал оружие, осадные машины и военных мастеров, срыл крепости, покинул резиденцию в Сармизеджетусе, отказался от проведения собственной внешней политики. Считается, что на рельефах колонны Траяна представлена последняя большая осада Сермизеджетусы-регии во время второго похода. После этого столица под тем же названием была перенесена в другое место. Но это лишь гипотеза.

Децебал не мог смириться со своим новым статусом, и римский сенат вторично объявил его врагом римского народа. В 105 году Траян начал новый поход с целью захвата царства и пленения царя. Однако Децебалу удалось заманить Гнея Помпея Лонгина, командующего римскими войсками к северу от Дуная, в западню, и захватить его в плен. Став разменной картой в переговорах, Лонгин покончил с собой.

Но в итоге римляне, видимо, захватили и вторую Сермизеджетусу. Децебалу ничего не оставалось, как совершить самоубийство. Знаменитая надпись в Филиппах (Греция) рассказывает о том, как Тиберий Клавдий Максим, преследовавший царя даков,принес Траяну голову Децебала.

ТРАЯНОВА ДАКИЯ

Так в 106 году возникла римская провинции Дакия. Она охватывала Банат, значительную часть Трансильвании и запад Олтении. Здесь были размещены три легиона, первым наместником стал ветеран войны с даками Юлий Сабин. Должность консула-наместника Дакии в эпоху Траяна, как и должность губернатора Сирии и Британии, считалась венцом карьеры римского консула.

Первому испытанию новая провинция подверглась в 116-117 годах. Когда римские легионы отправились на войну с парфянами, в Дакию вторглись варварские племена язигов и потребовали отдать им западные территории провинции. В этот момент умер император Траян, престол перешел к Адриану. В 118 году войну с язигами завершил Квинт Марций Турбон, ставший новым наместником Дакии. Но язиги, по-видимому, все же получили часть дакских земель.

Война показала, что отведенная Дакии миссиябуферной зоны оказалась неэффективной. Вот почему император Адриан решил вывести легионы из наиболее уязвимых равнинных территорий - Мунтении и юга Молдовы. Оставшиеся области Траяновой Дакии были поделены между двумя провинциями. Вторично Дакию перекроили уже во времена императора Марка Аврелия.

ИМЯ ИМ - ЛЕГИОН

Сразу же после захвата Дакии в нее со всех концов Римской империи устремились потоки колонистов - выходцев из Италии, Иллирии. Фракии, Германии, Малой Азии, Сирии, Египта. В основном это были легионеры, ветераны войны с Дакией.

Найдены следы 104 лагерей легионов и вспомогательных отрядов, четыре тысячи надписей эпохи Рима, в сновном - латинских. Доказательством полной романизации провинции является и то, что римские имена в надписях составляют 76 процентов - больше, чем в Риме. Первое римское поселение получило название Сармизеджетуса в память о столице свободных даков.

Наибольший поток миграции в Дакию приходится на 117-118 годы. В это время на завоеванной территории появились поселения пришельцев, называвшихся «перегринами». Это были в основном кельты, получавшие римское гражданство путем заключения брака с гражданами. В дальнейшем прямых доказательств миграции становится все меньше.

Римские императоры, сыгравшие роковую роль в уничтожении даков (слева направо): Октавиан начал войну с Дакией, Траян ее завоевал, Аврелиан вывел римские легионы, бросив страну на произвол судьбы.

СТРАНА ДАКОВ УШЛА В НЕБЫТИЕ КАК АТЛАНТИДА

Историки считают, что названия рек Муреш, Сомеш, Криш, Тиса, Олт римляне переняли от даков. Дакскими считаются румынские слова «gard», «copil», «brad», «fasole», «moş», «brânză» и др.. Но информации о судьбе этого народа после римского нашествия практически нет, и это - одна из самых таинственных загадок истории. Римские источники вообще не фиксируют коренного населения Дакии. Археологически егоследов также не обнаружено. Свидетельств проживания коренного населения в других римских провинциях достаточно много, мы многое знаем о галлах, кельтах, германцах и других племенах - но ничего не знаем о даках. На территории Дакии и в соседних областях найдены лишь упоминания об отдельных людях, утверждающих, что они по рождению даки, но они могли просто происходить из Дакии, не будучи этническими даками.

Не сохранилось ни одного целого поселения даков до эпохи римского вторжения, все они были разрушены. Не известен ни один случай, когда римское поселение строилось бы на месте дакского, как это было, скажем, в Галлии. Сармизеджетуса-регия оказалась единственным поселением доримской эпохи, сохранившим свое название, известное по письменным источникам, которое удалось идентифицировать при раскопках.

Богам даков не нашлось места в гостеприимном римском пантеоне, как это случилось с богами других завоеванных племен. На территории Дакии при раскопках встречаются следы кельтских, египетских, сирийских культов, но нет никаких следов религии даков. И, что самое странное, никаких следов захоронений коренного населения - ни доримской эпохи, ни эпохи провинции!

В чем причина странной ситуации полного уничтожения местной специфики на фоне явной симпатии римлян к завоеванным дакам (что явствует из сочинений латинских писателей)? Почему среди бела дня исчезло без следов население целой страны? Удовлетворительного объяснения этому нет. Дакия вместе с даками погрузилась в небытие как Атлантида. Будет ли раскрыта когда-нибудь эта тайна?

Некоторые историки считают, что после войн с Траяном человеческие ресурсы даков были истощены, мужчины погибли на войне или бежали, женщины и дети попали в плен. Другие утверждают, что коренное население могло быть насильственно переселено, но это маловероятно. Другие гипотезы также не имеют никакой документальной основы.

Румынские ученые указывают, что даки к моменту завоевания, в отличие от других племен, уже миновали этап родо-племенного строя, у них было государство, но не было аристократии, обладавшей земельной собственностью. Земля, видимо, находилась во владении царя, и после после вторжения римляне легко вытеснили безземельных даков из экономической жизни. Но почему коренное население не влилось в этнически пестрые городские и сельские общины, основанные колонистами?

Кто-то, вероятно, сотрудничал с оккупантами, вступил в римскую армию и полностью утратил свою идентичность. Современник событий Дион Кассий утверждал, что многие даки перешли на сторону Траяна. Предположительно даком был Публий Элий Дациан, декурион Напоки - первого населенного пункта провинции, упомянутого в документах как город. Следов коренных жителей на этом месте нет.

Всего известно 11 городов римской Дакии. Нет никаких данных о том, была ли романизация в этих местах насильственной или же естественной, однако источники указывают, что она была гораздо более массовой и быстрой, чем в других провинциях. В итоге Дакия оказалась наиболее романизированной, хотя и вошла в состав Рима одной из последних. Латынь здесь не испытывала серьезной конкуренции со стороны других языков и вскоре стала родной для подавляющего большинства. Для сравнения: в Британии население сохраняло свои духовные ценности и язык в течение двух первых веков римского владычества.

КАК ДЕЛИЛИ ДАКСКОЕ НАСЛЕДСТВО

Политический и военный кризис Рима достиг апогея во второй половине третьего века нашей эры. Провинции приходили в упадок, финансовое положение Дакии было ужасным, в атмосфере нестабильности распространялись панические слухи. Официально римляне отказались от Дакии при императоре Аврелиане, который в 270-275 годах оставил провинцию на произвол судьбы и перевел римских колонистов через Дунай в средние части провинции Мезии, образовав провинцию Dacia Aureliana. Император Диоклетиан в 285 году образовал из нее две новые провинции: Dacia ripensis («Прибрежная Дакия») и Dacia mediterranea («Дакия Внутренняя»).

Почти ничего не известно и о жизни Дакии после ухода римлян, хотя, к примеру, в Британии сохранилось множество свидетельств периода падения империи и прихода англо-саксов. До наступления Средневековья в письменных источниках отсутствовало какое-либо упоминание об этой территории и ее населении. Можно предположить, что общество переживало период дезорганизации, города распались, и люди изолированно жили в селах. В VI-X веках романоязычные валахи интенсивно контактировали с мигрировавшими славянскими племенами, а после XII века ядро романоязычной Дакии, Трансильвания, было надолго покорено венграми.

Проблема преемственности кажется неразрешимой, хотя историки с этим смириться не могут. В Средние века самая большая часть римской Дакии (Трансильвания и Банат) оказалась в составе Венгрии. После исчезновения королевства и короткого периода автономии Трансильванское княжество стало провинцией Габсбургской империи, преобразованной в XIX веке в Австро-Венгерскую монархию.

Румынские историки считают, что в течение всех этих столетий большинство населения Трансильвании составляли румыны. Изучение прошлого Дакии и осознание латинской основы румынского языка обусловили рождение интеллектуального движения трансильванских румын, кульминацией которого стал меморандум « Supplex Libellus Valachorum ». Авторы требовали предоставить румынам политические и гражданские права, утверждая, что древнейшее население Трансильвании было несправедливо лишено равных прав с теми, кто пришел на эту территорию позже, - мадьярским дворянством, саксами и секеями.

Полемика о прееемственности между даками и румынами Трансильвании разгорелась на повышенных тонах. Образование румынского государства увело ее еще дальше. Началась борьба за объединение Трнасильвании и Баната с Румынией. Дискуссия в румынской и венгерской историографии продолжалась на протяжении всего ХХ века. Даже в коммунистической Венгрии существовало полное неприятие факта воссоединения различных областей в границах румынского государства. В годы правления Николае Чаушеску споры приобретали запредельные формы. Последствия этого ощущаются до сих пор на уровне обыденного сознания.

Самые древние рельефы изображают только одного всадника, более поздние - двух всадников по обе стороны от богини, чей главный символическим атрибут - рыба. Есть в окружениивсадников и другие символы - Луна, Солнце, звезды, изображения животных и птиц. По одной версии, дакийские всадники ведут происхождение от диоскуров (в греческой мифологии - сыновья Зевса, близнецы), а по другой - от кабиров (древнегреческие боги огня и света, избавлявшие от опасности). Ни одна из гипотез не является достоверной.

Греческий историк Страбон (слева) рассказал об «антиалкогольной кампании» Децебала. Даков он называл гетами. Справа - дакийский всадник.

Надписей на изображениях мало, они короткие и часто не поддаются расшифровке, а потому миф о дакийских всадниках неизвестен. Но можно предположить, что он был основан на мистических верованиях даков. Считается, что два всадника и богиня служили для связи между космическими уровнями (небесами, землей и преисподней).

Ученые полагают, что в мистериях дакийских всадников присутствовали три уровня инициации: Aries (овен), Miles (воин) и Leo (лев). Первые два находились под влиянием Марса, а высший - под влиянием Солнца. Уровень прошедших инициацию определялся с помощью жетонов и печатей. Вероятно, в мистериях важную роль играло жертвоприношение барана.

Древнегреческий историк Геродот упоминает о некоем верховном божестве даков по имени Залмоксис (или Замолксис), к которому даки отправлялись после смерти. Есть также упоминания о Гебелейзисе - боге грозы, которого Геродот отождествлял с Залмоксисом. Возможно, культы двух богов просто слились. О Залмоксисе упоминали также Сократ, Платон и Страбон. Мифологии даков посвятил свои исследования румынский историк религий Мирча Елиаде, издававший журнал религиоведения «Залмоксис». Отметим также, что в Республике Молдова на бюджетные деньги был снят фильм о даках «Волки и боги».

с.215 На одном из релье­фов колон­ны Тра­я­на в Риме изо­бра­же­на депу­та­ция, при­быв­шая к импе­ра­то­ру во вре­мя его Вто­рой дакий­ской вой­ны, зимой 105/6 г. В соста­ве доволь­но мно­го­чис­лен­ной груп­пы пред­ста­ви­те­лей раз­ных пле­мен пред­став­лен знат­ный дак, сто­я­щий перед дву­мя беседу­ю­щи­ми меж­ду собой гре­ка­ми-бос­по­ря­на­ми . Объ­еди­не­ние в одном сюже­те Дакии и Бос­по­ра едва ли слу­чай­но: релье­фы колон­ны, поми­мо сво­е­го худо­же­ст­вен­но­го зна­че­ния, отли­ча­ют­ся и доку­мен­таль­ной точ­но­стью. Кро­ме того, и, может быть, неза­ви­си­мо от воли заказ­чи­ка и испол­ни­те­ля это­го про­из­веде­ния, эти пер­со­на­жи напо­ми­на­ют о воз­мож­ной аль­тер­на­ти­ве раз­ви­тия реаль­ных исто­ри­че­ских собы­тий на севе­ро-восточ­ных рубе­жах Рим­ской дер­жа­вы, аль­тер­на­ти­ве, кото­рой Тра­ян созна­тель­но пре­не­брег.

Исто­ри­че­ские пер­со­на­жи, о кото­рых пой­дет речь в этой ста­тье, нико­гда не встре­ча­лись лицом к лицу, хотя как мини­мум один такой шанс у них был. Оба они отно­сят­ся к наи­бо­лее круп­ным поли­ти­че­ским руко­во­ди­те­лям сво­е­го вре­ме­ни, прав­да, шан­сы у них были изна­чаль­но нерав­ны: гла­ва миро­вой дер­жа­вы, нахо­див­шей­ся, каза­лось, в зени­те сво­е­го могу­ще­ства, и вождь доволь­но рых­ло­го пле­мен­но­го объ­еди­не­ния вар­ва­ров, нахо­див­ше­го­ся в сред­нем тече­нии Дуная.

Пред­став­лять Доми­ци­а­на может пока­зать­ся излиш­ним: его репу­та­ция проч­но утвер­ди­лась в антич­ной исто­рио­гра­фии, отнес­шей послед­не­го пред­ста­ви­те­ля дина­стии Фла­ви­ев к « пло­хим» импе­ра­то­рам. В немно­го­чис­лен­ных оте­че­ст­вен­ных иссле­до­ва­ни­ях эта оцен­ка про­дол­жа­ет доми­ни­ро­вать, тогда как для зару­беж­ной нау­ки она доста­точ­но дав­но явля­ет­ся уста­рев­шей .

Царя даков Деце­ба­ла мож­но без пре­уве­ли­че­ния вклю­чить, наряду с Пирром, Ган­ни­ба­лом, Мит­рида­том Евпа­то­ром и Арми­ни­ем, в пятер­ку вели­чай­ших вра­гов Рима. Весь­ма лест­ную харак­те­ри­сти­ку Деце­ба­лу с.216 дает антич­ный Зна­ток воен­но­го дела, искус­ный и в самом веде­нии вой­ны; кото­рый без­оши­боч­но опре­де­лял под­хо­дя­щий момент для напа­де­ния и знал, когда нуж­но отсту­пать; вир­ту­оз­но исполь­зо­вав­ший заса­ды, знав­ший толк и в регу­ляр­ном сра­же­нии (ἐνέδ­ρας τεχ­νί­της μά­χης ἐργά­της ), он пре­крас­но умел поль­зо­вать­ся пло­да­ми побед и извле­кать уро­ки из пора­же­ний. …Он надол­го стал для рим­лян достой­ным про­тив­ни­ком (ἀντα­γωνιστὴς ἀξιόμα­χος )» (Dio Cass. LXVII. 6. 1) .

Про­ти­во­сто­я­ние Рима и Деце­ба­ла, как извест­но, завер­ши­лось тра­ги­че­ски для послед­не­го: поте­ряв все, настиг­ну­тый в сво­ем послед­нем убе­жи­ще рим­ской лег­кой кава­ле­ри­ей, он пред­по­чел покон­чить с собой. Отруб­лен­ная голо­ва вели­ко­го вождя даков была достав­ле­на в став­ку импе­ра­то­ра Тра­я­на. На одном из релье­фов колон­ны Тра­я­на в Риме импе­ра­тор демон­стри­ру­ет армии голо­ву Деце­ба­ла в каче­стве сим­во­ла окон­ча­ния вой­ны . Затем, по при­ка­зу Тра­я­на, этот жут­кий тро­фей был отве­зен в Рим и бро­шен на сту­пе­ни Гемо­ний . Так завер­ши­лась исто­рия вза­и­моот­но­ше­ний рим­лян со сво­бод­ной Даки­ей и ее пра­ви­те­лем, кото­рая мог­ла сло­жить­ся совсем ина­че, если бы Доми­ци­ан не пал жерт­вой двор­цо­во­го заго­во­ра. Попы­тать­ся выяс­нить, как эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ли рим­ско-дакий­ские отно­ше­ния с того момен­та, как на исто­ри­че­ской сцене появ­ля­ет­ся Деце­бал, и до кон­ца прин­ци­па­та Доми­ци­а­на - основ­ная зада­ча этой работы.

Рим­ско-дакий­ская вой­на при Доми­ци­ане нача­лась со втор­же­ния даков в рим­скую про­вин­цию Мезию и опу­сто­ше­ния ее . Это про­изо­шло, ско­рее все­го, в середине 85 г. Види­мо, пона­ча­лу рим­ляне либо с.217 недо­оце­ни­ли мас­штаб опас­но­сти, либо (что веро­ят­нее) им про­сто не хва­ти­ло вре­ме­ни для кон­цен­тра­ции всех налич­ных сил. Во вся­ком слу­чае, ясно, что, как отме­тил в свое вре­мя Э. Гро­аг, они ока­за­лись совер­шен­но непод­готов­лен­ны­ми . Намест­ник про­вин­ции Оппий Сабин с под­разде­ле­ни­я­ми все­го двух леги­о­нов (V Ma­ce­do­ni­ca и I Ita­li­ca) высту­пил навстре­чу про­тив­ни­ку, был наго­ло­ву раз­гром­лен и сам погиб в бою .

Уча­стие Деце­ба­ла в этих собы­ти­ях про­бле­ма­тич­но. Извест­но, что втор­же­ни­ем даков в Мезию руко­во­дил Диу­р­па­ней . При­сут­ст­во­вал ли с.218 в это вре­мя Деце­бал на поли­ти­че­ской сцене, вопрос спор­ный. Доста­точ­но дав­но в нау­ке было выска­за­но пред­по­ло­же­ние (при­ня­тое боль­шин­ст­вом иссле­до­ва­те­лей), что лишь в ходе этой вой­ны власть от Диу­р­па­нея пере­шла к более моло­до­му и энер­гич­но­му Деце­ба­лу . По мне­нию К. Штро­бе­ля, дело обсто­я­ло совер­шен­но по-ино­му: Деце­бал руко­во­дил дру­гим пле­мен­ным сою­зом, кото­рый в рим­ско-дакий­ском кон­флик­те пона­ча­лу пред­по­чел сохра­нить ней­тра­ли­тет и во втор­же­нии даков в Мезию не участ­во­вал .

Когда изве­стие о раз­гро­ме Саби­на достиг­ло Рима, импе­ра­тор в сопро­вож­де­нии пре­фек­та пре­то­рия Кор­не­лия Фус­ка и, по край­ней мере, части пре­то­ри­ан­ской гвар­дии отпра­вил­ся на новый театр воен­ных дей­ст­вий. Новый коман­ду­ю­щий, кото­рым, оче­вид­но, был назна­чен пре­фект пре­то­рия, с тяже­лы­ми боя­ми сумел вытес­нить даков с рим­ской терри­то­рии. О раз­ма­хе бое­вых дей­ст­вий может свиде­тель­ст­во­вать тот факт, что за 85/86 г. Доми­ци­ан полу­чил как мини­мум шесть импе­ра­тор­ских аккла­ма­ций . В дей­ст­ву­ю­щей армии он нахо­дил­ся, пока не мино­ва­ла кри­ти­че­ская фаза бое­вых дей­ст­вий и про­тив­ник не был отбро­шен за Дунай. Толь­ко тогда, когда кри­зис мино­вал, импе­ра­тор воз­вра­тил­ся в Рим, где вос­ста­нов­ле­ние рим­ско­го кон­тро­ля над Мези­ей было пыш­но отпразд­но­ва­но . Остав­ше­му­ся в Мезии пре­фек­ту пре­то­рия было при­ка­за­но орга­ни­зо­вать кара­тель­ную экс­пе­ди­цию в Дакию. Экс­пе­ди­ци­он­ный кор­пус, коман­до­ва­ние кото­рым было с.219 пору­че­но Кор­не­лию Фус­ку, состо­ял из леги­он­ных век­сил­ля­ций, вспо­мо­га­тель­ных частей и како­го-то коли­че­ства пре­то­ри­ан­цев. По мне­нию К. Штро­бе­ля, кор­пус едва ли насчи­ты­вал более 15 тыс. чел., так как даков, после серии их круп­ных пора­же­ний в Мезии, счи­та­ли неспо­соб­ны­ми на серь­ез­ное сопро­тив­ле­ние . Если гер­ман­ский иссле­до­ва­тель прав в опре­де­ле­нии чис­лен­но­сти « армии втор­же­ния» , то ста­но­вит­ся оче­вид­ной явная недо­оцен­ка рим­ля­на­ми сво­е­го про­тив­ни­ка. Види­мо, не слу­чай­но Тацит, кото­рый, несо­мнен­но, лич­но знал Кор­не­лия Фус­ка, под­черк­нул, что склон­ность к аван­тю­рам была у того в харак­те­ре (Hist. II. 86. 3).

Деце­бал попы­тал­ся уре­гу­ли­ро­вать дело миром, но его мир­ные пред­ло­же­ния, в чем бы они ни состо­я­ли, были отверг­ну­ты . Рим­ская армия, наведя пон­тон­ный мост из состы­ко­ван­ных друг с дру­гом судов, пере­прав­ля­ет­ся через Дунай и втор­га­ет­ся в Дакию (Iord. Get. XIII. 77). Этот поход пре­сле­до­вал сра­зу несколь­ко целей. Во-пер­вых, враг, ответ­ст­вен­ный за раз­гром Оппия Саби­на, ушел за Дунай, еще рас­по­ла­гая бое­спо­соб­ным вой­ском, так что рас­пла­та за втор­же­ние даков в рим­ские вла­де­ния еще толь­ко пред­сто­я­ла. Во-вто­рых, необ­хо­ди­мо было вос­ста­но­вить рим­ский пре­стиж в погра­ни­чье Сред­не­го и Ниж­не­го Дуная, затем - систе­му союз­ных отно­ше­ний Рима с его соседя­ми в этом реги­оне. В-третьих, успех рим­лян дол­жен был спа­сти репу­та­цию Доми­ци­а­на, постра­дав­шую в резуль­та­те втор­же­ния даков в Мезию.

Кара­тель­ная экс­пе­ди­ция рим­лян, недо­оце­нив­ших силу и энер­гию сво­е­го про­тив­ни­ка, окон­чи­лась пол­ным про­ва­лом. В резуль­та­те бле­стя­ще про­веден­ной дака­ми опе­ра­ции рим­ская армия попа­ла в ловуш­ку в гор­ных тес­ни­нах Дакии и потер­пе­ла круп­ное пора­же­ние . Мас­штаб его был впе­чат­ля­ю­щим: сам Фуск погиб, рим­ский воен­ный штан­дарт попал в руки про­тив­ни­ка . Рим­ляне понес­ли такие поте­ри, что Тацит в сво­ем повест­во­ва­нии об этих собы­ти­ях, сле­дуя обык­но­ве­нию мно­гих рим­ских авто­ров, пред­по­чел умол­чать о чис­лен­но­сти погиб­ших . Дака­ми был взят и раз­граб­лен рим­ский лагерь, ору­жие, с.220 воен­ное сна­ря­же­ние, артил­ле­рия рим­ско­го вой­ска попа­ли в руки победи­те­лей (Iord. Get. XIII. 78; Dio Cass. LXVII. 7. 2; LXVIII. 9. 3).

Импе­ра­тор, вновь сроч­но при­быв из Рима на Дунай (se­cun­da ex­pe­di­tio Da­ci­ca Доми­ци­а­на), назна­ча­ет новым коман­ду­ю­щим Тет­тия Юли­а­на: тот являл­ся одним из круп­ней­ших вое­на­чаль­ни­ков вре­ме­ни Фла­ви­ев и уже имел опыт воен­но-адми­ни­ст­ра­тив­но­го руко­вод­ства в этом реги­оне . Для боль­шей опе­ра­тив­но­сти руко­вод­ства Мезия была разде­ле­на на две кон­су­ляр­ские про­вин­ции, Moe­sia Su­pe­rior и Moe­sia In­fe­rior .

После тща­тель­ной под­готов­ки ново­го наступ­ле­ния круп­ные силы рим­лян втор­га­ют­ся в Дакию . По мне­нию К. Штро­бе­ля, вступ­ле­нию в вой­ну пле­мен­но­го сою­за Деце­ба­ла и рим­ско­му наступ­ле­нию на Сар­ми­це­ге­ту­зу, его сто­ли­цу, долж­ны были пред­ше­ст­во­вать серь­ез­ные собы­тия, обес­пе­чив­шие пере­лом в войне в поль­зу Рима. В про­тив­ном слу­чае непо­нят­но, поче­му вме­сто Диу­р­па­нея, дву­крат­но­го победи­те­ля рим­лян, далее в каче­стве бес­спор­но­го вождя даков, кото­ро­му к тому же были переда­ны плен­ные и добы­ча после раз­гро­ма Фус­ка, высту­па­ет Деце­бал. Соглас­но пред­по­ло­же­нию гер­ман­ско­го иссле­до­ва­те­ля, в кон­це лета - нача­ле осе­ни 86 г., после вто­рич­но­го при­бы­тия Доми­ци­а­на на театр воен­ных дей­ст­вий, дол­жен был состо­ять­ся успеш­ный кара­тель­ный поход рим­лян за Дунай . В резуль­та­те этой экс­пе­ди­ции про­изо­шел раз­вал анти­рим­ской коа­ли­ции под нача­лом Диу­р­па­нея и коман­до­ва­ние пере­шло к Деце­ба­лу. Веро­ят­но, руко­во­дил похо­дом (Straf oder Ra­che­zug) дей­ст­ву­ю­щий легат про­вин­ции Мезия М. Кор­не­лий Ниг­рин Кури­а­ций Матерн, кото­рый имен­но за это полу­чил свои вто­рые с.221 кон­су­ляр­ские отли­чия, став тем самым наи­бо­лее успеш­ным пол­ко­вод­цем Доми­ци­а­на .

Глав­ной целью рим­ско­го наступ­ле­ния в 88 г. была имен­но Сар­ми­це­ге­ту­за, рези­ден­ция Деце­ба­ла. Вновь вторг­ши­е­ся в Дакию рим­ские вой­ска про­дви­га­ют­ся по направ­ле­нию к рези­ден­ции Деце­ба­ла. Послед­ний несколь­ко раз пред­ла­га­ет мир, одна­ко не полу­ча­ет отве­та. В кро­во­про­лит­ном сра­же­нии при Тапах даки были раз­би­ты, но, как ни стран­но, вслед за тем рим­ляне при­оста­но­ви­ли свое про­дви­же­ние к сто­ли­це Деце­ба­ла.

Доведе­нию вой­ны до побед­но­го кон­ца, то есть пол­но­го раз­гро­ма Деце­ба­ла, поме­ша­ло рез­кое изме­не­ние стра­те­ги­че­ской ситу­а­ции на север­ных рубе­жах Рим­ской дер­жа­вы, кото­рое заста­ви­ло Доми­ци­а­на при­нять новые мир­ные пред­ло­же­ния со сто­ро­ны про­тив­ни­ка . Боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей схо­дит­ся на том, что это про­изо­шло в 89 г., после подав­ле­ния мяте­жа Анто­ния Сатур­ни­на, намест­ни­ка Верх­ней Гер­ма­нии: вре­мен­ной диа­па­зон колеб­лет­ся от нача­ла года до середи­ны лета .

с.222 Если обра­тить­ся к фак­там, то они заклю­ча­ют­ся в сле­ду­ю­щем. Деце­бал направ­ля­ет к Доми­ци­а­ну, кото­рый при­был на Дунай из Гер­ма­нии, сво­е­го бра­та Диэ­гида (Διῆγις ) со сви­той. Тот в каче­стве дока­за­тель­ства искрен­но­сти наме­ре­ний Деце­ба­ла передал рим­ля­нам захва­чен­ные дака­ми после раз­гро­ма Фус­ка тро­феи и плен­ных, впро­чем, дале­ко не всех (τά τε ὅπλα καὶ αἰχμα­λώτους τι­νάς, ὡς καὶ μό­νους ἐκείνους ἔχων ). Сам пра­ви­тель даков не пошел на лич­ную встре­чу с вла­ды­кой Рима, несо­мнен­но, пото­му, что пред­по­чел не рис­ко­вать сво­ей без­опас­но­стью . Если верить Мар­ци­а­лу, при встре­че с импе­ра­то­ром брат Деце­ба­ла не поску­пил­ся на лесть, чтобы добить­ся жела­е­мо­го согла­ше­ния .

Усло­вия мир­но­го дого­во­ра заклю­ча­лись в том, что Деце­бал при­зна­вал свою зави­си­мость от Рима и полу­чал от Доми­ци­а­на цар­ские инсиг­нии. За отсут­ст­ви­ем глав­но­го дей­ст­ву­ю­ще­го лица этой цере­мо­нии со сто­ро­ны даков импе­ра­то­ру при­шлось увен­чать диа­де­мой Диэ­гида. Пред­став­ле­но это было так, что Доми­ци­ан сво­ей дер­жав­ной волей и мило­стью дару­ет дакам царя. В обмен на при­об­ре­те­ние Деце­ба­лом ста­ту­са « дру­га и союз­ни­ка рим­ско­го наро­да» в рас­по­ря­же­ние дакий­ско­го пра­ви­те­ля пре­до­став­ля­лись граж­дан­ские и воен­ные спе­ци­а­ли­сты раз­лич­ных спе­ци­аль­но­стей (δη­μιουρ­γοὺς παν­τοίας τέχ­νης καὶ εἰρη­νικῆς καὶ πο­λεμι­κῆς ) . Кро­ме того, Доми­ци­ан, сра­зу же выдав Деце­ба­лу круп­ную денеж­ную сум­му (συχ­νὰ μὲν καὶ αὐτί­κα χρή­ματα ), обя­зал­ся посто­ян­но выпла­чи­вать ему суб­сидии (Dio Cass. LXVII. 7. 3- 4).

Пока Доми­ци­ан был у вла­сти, этот дого­вор рекла­ми­ро­вал­ся в Риме как свиде­тель­ство не толь­ко поко­ре­ния даков, но и мило­сер­дия импе­ра­то­ра, поща­див­ше­го побеж­ден­ных и, есте­ствен­но, обре­чен­ных на гибель вра­гов . После гибе­ли послед­не­го Фла­вия оцен­ка изме­ни­лась на пря­мо про­ти­во­по­лож­ную. Явно имея в виду даков и Деце­ба­ла и не оста­нав­ли­ва­ясь перед рито­ри­че­ски­ми пре­уве­ли­че­ни­я­ми, Пли­ний Млад­ший харак­те­ри­зу­ет поло­же­ние дел до Тра­я­на так: « Итак, они воз­гор­ди­лись и сбро­си­ли с себя ярмо под­чи­нен­но­сти и уже пыта­лись бороть­ся с нами не за свое осво­бож­де­ние, а за пора­бо­ще­ние нас, не заклю­ча­ли пере­ми­рие ина­че как на рав­ных усло­ви­ях, и, чтобы заим­ст­во­вать наши зако­ны, навя­зы­ва­ли нам свои» (пер. В. С. Соко­ло­ва) .

с.223 В дан­ном слу­чае этот пас­саж инте­ре­сен в двух отно­ше­ни­ях. Во-пер­вых, дого­вор с дака­ми рас­це­ни­ва­ет­ся как рав­но­прав­ный для обе­их сто­рон (aequis con­di­cio­ni­bus). Во-вто­рых, в устах пане­ги­ри­ста он ста­но­вит­ся все­го-навсе­го пере­ми­ри­ем (in­du­tiae), по исте­че­нии сро­ка кото­ро­го, есте­ствен­но, вой­на воз­об­нов­ля­ет­ся, что и про­изо­шло при Тра­яне. Излишне гово­рить, что в послед­нем слу­чае нали­цо наме­рен­ное иска­же­ние реаль­но­го поло­же­ния дел.

Доми­ци­ан, в отли­чие от сво­е­го хули­те­ля и его шефа, кото­рые, кста­ти ска­зать, вполне успеш­но дела­ли при нем карье­ру, рас­смат­ри­вал согла­ше­ние с Деце­ба­лом как выгод­ное для Рима и име­ю­щее дол­го­сроч­ную пер­спек­ти­ву. То, что это был имен­но мир­ный дого­вор, заклю­чен­ный с соблюде­ни­ем всех фор­маль­но­стей и рати­фи­ци­ро­ван­ный сена­том, пока­зы­ва­ет уже сам факт направ­ле­ния дакий­ско­го посоль­ства из став­ки Доми­ци­а­на в Рим с сопро­во­ди­тель­ным пись­мом импе­ра­то­ра (Dio Cass. LXVII. 7. 3). Воз­ло­же­ние диа­де­мы на Диэ­гида, пред­став­ляв­ше­го сво­е­го цар­ст­вен­но­го бра­та, явно име­ло пре­цедент: коро­на­цию Неро­ном в Риме (66 г.) на цар­ство в Арме­нии Тирида­та, бра­та пар­фян­ско­го царя Воло­ге­за .

Ком­про­мисс­ный мир с Деце­ба­лом озна­чал не толь­ко уста­нов­ле­ние спо­кой­ст­вия на Сред­нем и Ниж­нем Дунае и воз­мож­ность пере­бро­сить круп­ные силы на новый театр воен­ных дей­ст­вий . Кро­ме того (и это, может быть, пред­став­ля­лось Доми­ци­а­ну даже более важ­ным), появи­лась воз­мож­ность реа­ли­зо­вать новую модель вза­и­моот­но­ше­ний с цар­ст­вом Деце­ба­ла, кото­рое теперь ста­но­ви­лось государ­ст­вом-кли­ен­том Рима.

Импе­ра­тор на соб­ст­вен­ном опы­те убедил­ся, что на север­ных и осо­бен­но севе­ро-восточ­ных рубе­жах Рим­ской дер­жа­вы вар­вар­ское дав­ле­ние ста­но­ви­лось все мощ­нее, а про­ти­во­дей­ст­во­вать ему, напро­тив, ста­но­ви­лось все слож­нее . Доми­ци­ан пре­крас­но пред­став­лял себе состо­я­ние люд­ских и мате­ри­аль­ных ресур­сов, кото­ры­ми рас­по­ла­гал Рим, и гораздо рань­ше Адри­а­на понял, что широ­кая воен­ная экс­пан­сия - это рос­кошь, кото­рую дер­жа­ва боль­ше не мог­ла себе с.224 поз­во­лить . Как спра­вед­ли­во отме­тил К. Р. Уитт­эй­кер, « про­дол­жи­тель­ные Дакий­ские вой­ны Доми­ци­а­на… пока­за­ли, как изме­ня­ет­ся воен­ный баланс импе­рии, тре­буя все боль­ше и боль­ше войск» . С точ­ки зре­ния эко­но­мии соб­ст­вен­ных ресур­сов и обес­пе­че­ния проч­ной обо­ро­ны рим­ских гра­ниц « наи­бо­лее эффек­тив­ное (т. е. самое деше­вое) реше­ние долж­но было состо­ять в раз­ви­тии надеж­ной систе­мы кли­ент­ских царств, под­дер­жи­ва­е­мых щед­ры­ми суб­сиди­я­ми» . Про­ду­ман­ность поли­ти­ки Доми­ци­а­на по отно­ше­нию к Дакии, его стрем­ле­ние уско­рить рома­ни­за­цию этой стра­ны были отме­че­ны доста­точ­но дав­но .

За обра­зец Доми­ци­ан мог взять рим­ско-бос­пор­ские отно­ше­ния, в кото­рых при Фла­ви­ях про­ис­хо­дят серь­ез­ные изме­не­ния, к сожа­ле­нию, с.225 не нашед­шие отра­же­ния в нарра­тив­ных источ­ни­ках. Глав­ное свиде­тель­ство этой транс­фор­ма­ции - изме­не­ние типа бос­пор­ских ста­те­ров: порт­рет рим­ско­го импе­ра­то­ра (уже без име­ни и титу­ла­ту­ры) с 80/81 г. пере­ме­ща­ет­ся на реверс, лице­вую же сто­ро­ну зани­ма­ет изо­бра­же­ние бос­пор­ско­го царя с име­нем и цар­ским титу­лом . Бос­пор начи­на­ет полу­чать рим­ские суб­сидии, пред­на­зна­чен­ные для укреп­ле­ния воен­но­го потен­ци­а­ла государ­ства-сател­ли­та . В этой свя­зи понят­но, поче­му при­жи­ми­стый Доми­ци­ан так рас­щед­рил­ся на выпла­ту денег Деце­ба­лу: если бы Дакий­ское цар­ство ста­ло вто­рым таким же « буфер­ным» обра­зо­ва­ни­ем, кото­рое, с одной сто­ро­ны, при­кры­ва­ло рим­скую гра­ни­цу, а с дру­гой, мог­ло слу­жить плац­дар­мом для контр­уда­ра по любо­му про­тив­ни­ку, стра­те­ги­че­ское поло­же­ние Рим­ской дер­жа­вы на севе­ро-восто­ке серь­ез­но улуч­ши­лось бы .

с.226 После заклю­че­ния мира, насколь­ко мож­но судить по сохра­нив­шей­ся инфор­ма­ции, Деце­бал без­упреч­но соблюдал взя­тые на себя обя­за­тель­ства - в про­тив­ном слу­чае про­па­ган­да Тра­я­на актив­но исполь­зо­ва­ла бы любой повод для оправ­да­ния рим­ской агрес­сии . Но пово­да не нашлось, и его при­шлось изо­бре­тать. Хотя полу­чи­лось это не очень убеди­тель­но, одна­ко, как ука­зы­ва­лось выше (прим. 40), Тра­я­ну для упро­че­ния сво­е­го поло­же­ния была необ­хо­ди­ма эта вой­на, и она состо­я­лась . Если бы прав­ле­ние Доми­ци­а­на не обо­рва­лось, что назы­ва­ет­ся, на полу­сло­ве или на месте Тра­я­на ока­зал­ся чело­век с кру­го­зо­ром насто­я­ще­го государ­ст­вен­но­го дея­те­ля (как впо­след­ст­вии Адри­ан), то Дакия во гла­ве с Деце­ба­лом мог­ла быть орга­нич­но встро­е­на в создан­ную Фла­ви­я­ми и усо­вер­шен­ст­во­ван­ную Анто­ни­на­ми систе­му обо­ро­ны евро­пей­ских рубе­жей Импе­рии.

Новая про­вин­ция ока­за­лась доста­точ­но сомни­тель­ным при­об­ре­те­ни­ем. Тра­ян и его совет­ни­ки мыс­ли­ли дав­но уста­рев­ши­ми насту­па­тель­ны­ми кате­го­ри­я­ми, и с их точ­ки зре­ния Дакия мог­ла стать удоб­ным плац­дар­мом для даль­ней­шей экс­пан­сии. В реаль­но­сти вышло так, что Риму на Дунае при­шлось не насту­пать, а обо­ро­нять­ся . В резуль­та­те с.227 про­вин­ция Дакия, с трех сто­рон окру­жен­ная вар­вар­ски­ми пле­ме­на­ми, фак­ти­че­ски ока­за­лась в поло­же­нии посто­ян­но оса­жда­е­мой пре­вос­хо­дя­щи­ми сила­ми про­тив­ни­ка кре­по­сти, гар­ни­зон кото­рой рано или позд­но дол­жен был либо уйти, либо капи­ту­ли­ро­вать .

Vik­tor N. Par­fe­nov (Sa­ra­tow).
Do­mi­tian und De­ce­ba­lus. Eine un­verwirklich­te Va­rian­te der Entwick­lung von Rö­mi­sch-Da­ki­schen Be­zie­hun­gen

Ein Frie­densvertrag zwi­schen Do­mi­tia­nus und dem da­ki­schen Kö­nig De­ce­ba­lus, der einen schwe­ren und ver­lustrei­chen Krieg von 85- 89 n. Chr. been­de­te, könnte als Er­geb­nis eine Einglie­de­rung des ro­ma­ni­sier­ten Da­kien ins Ver­tei­di­gungssys­tem der Nordgren­ze des rö­mi­schen Kai­ser­rei­ches ha­ben. Die Da­ker beach­te­ten den Frie­densvertrag ta­del­los, der Kai­ser Tra­ian be­gann aber ge­gen sie den 1. Da­ki­schen Krieg, da nicht nur er, son­dern, auch die einflussrei­chen Krei­se Roms der ve­ral­te­ten und von Do­mi­tian ab­ge­lehnten Mei­nung waren, dass die Rö­mer eine per­ma­nen­te Ex­pan­sion anstre­ben wer­den. Eine Nie­der­la­ge des De­ce­ba­lus im 2. Da­ki­schen Krieg und die Verwandlung von Da­kien in eine rö­mi­sche Pro­vinz führten zu einer er­höh­ten Verwundbar­keit der rö­mi­schen Do­naug­ren­ze.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • Насто­я­щая ста­тья раз­ви­ва­ет неко­то­рые идеи, выска­зан­ные в недав­но опуб­ли­ко­ван­ной рабо­те: Пар­фе­нов В. Н. Дакий­ская вой­на Доми­ци­а­на: победа или пора­же­ние Рима? // Изве­стия Сара­тов­ско­го уни­вер­си­те­та. 2005. Т. 5. С. 46- 55. Счи­таю сво­им при­ят­ным дол­гом выра­зить при­зна­тель­ность ува­жа­е­мым кол­ле­гам, в осо­бен­но­сти В. И. Каще­е­ву и Р. В. Лапы­рен­ку, за помощь в сбо­ре мате­ри­а­ла для обе­их работ.
  • CAH. 1939. Vo­lu­me of pla­tes V. P. 2 f. [b].
  • См. об этом: Пар­фе­нов В. Н. Импе­ра­тор Доми­ци­ан как воен­ный лидер. К поста­нов­ке про­бле­мы // Исто­ри­ки в поис­ках новых смыс­лов. Сбор­ник науч­ных ста­тей и сооб­ще­ний участ­ни­ков Все­рос­сий­ской науч­ной кон­фе­рен­ции, посвя­щен­ной 90-летию со дня рож­де­ния про­фес­со­ра А. С. Шоф­ма­на и 60-летию со дня рож­де­ния про­фес­со­ра В. Д. Жигу­ни­на. Казань, 2003. С. 255 сл. Впро­чем, не так дав­но необ­хо­ди­мость реви­зии тра­ди­ци­он­ных взглядов на прин­ци­пат Доми­ци­а­на была, в свою оче­редь, под­верг­ну­та сомне­нию. См.: Sal­ler R. Do­mi­tian and his Suc­ces­sors. Me­to­do­lo­gi­cal Traps in As­ses­sing Em­pe­rors // AJAH. 1990. Vol. 15. № 1 . P. 4- 18.
  • Автор ста­тьи о Деце­ба­ле в энцик­ло­пе­дии Пау­ли-Вис­со­ва выра­зи­тель­но под­чер­ки­ва­ет: «Рядом с ним нет ника­кой сколь­ко-нибудь зна­чи­тель­ной лич­но­сти, толь­ко он про­ти­во­сто­ит рим­ля­нам в каче­стве про­тив­ни­ка, толь­ко он заклю­ча­ет мир и ведет пере­го­во­ры, его смерть озна­ча­ет конец сво­бо­ды его наро­да и стра­ны, кото­рая непо­сред­ст­вен­но после это­го была пре­вра­ще­на в рим­скую про­вин­цию» (Bran­dis. De­ce­ba­lus // RE. 1901. Hbd. 8. Sp. 2250).
  • См.: Spei­del M. The Cap­tor of De­ce­ba­lus: A New Inscrip­tion from Phi­lip­pi // JRS. 1970. Vol. 60. P. 142- 153.
  • Dio Cass. LXVIII. 14. 3. Ср.: Fas­ti Os­tien­ses (106 г.): De­ce­ba­li lis Ge­mo­ni.
  • О при­чи­нах вой­ны см.: Пар­фе­нов В. Н. Дакий­ская вой­на… С. 47. К ска­зан­но­му там мож­но доба­вить сле­ду­ю­щее рас­суж­де­ние румын­ско­го иссле­до­ва­те­ля. Упор­ная борь­ба дако-гет­ских поли­ти­че­ских обра­зо­ва­ний про­тив рим­ской экс­пан­сии в пери­од с 44 г. до н. э. по 85 г. н. э. име­ла лишь частич­ный успех. Рим не сна­ря­жал про­тив Дакии круп­ных заво­е­ва­тель­ных экс­пе­ди­ций, одна­ко его дав­ле­ние в этом реги­оне ста­но­ви­лось все ощу­ти­мее: Доб­руд­жа была поко­ре­на, боль­шая часть Валаш­ской рав­ни­ны обез­люде­ла и нахо­ди­лась под воен­ным кон­тро­лем Рима, по Дунаю пла­ва­ли рим­ские воен­ные кораб­ли. Нель­зя исклю­чать, что имен­но осо­зна­ние посте­пен­ной сда­чи дака­ми сво­их пози­ций в этой борь­бе на исто­ще­ние побуди­ло их пред­при­нять круп­ную воен­ную акцию, пока не было слиш­ком позд­но (Dai­co­vi­ciu C. Da­kien und Rom in der Prin­zi­patszeit // ANRW. 1977. 2. 6. S. 914).
  • Stro­bel K. Die Do­nauk­rie­ge Do­mi­tians. Bonn, 1989. S. 42. Кри­ти­ку тра­ди­ци­он­ной точ­ки зре­ния, соглас­но кото­рой втор­же­ние даков долж­но было про­изой­ти зимой либо 84/85, либо 85/86 гг., см. там же, S. 42. Anm. 30. Ср., напри­мер: Rit­ter­ling. Le­gio (Do­mi­tian) // RE. 1924. Hbd. 23. Sp. 1277 («веро­ят­но, в нача­ле 86 г.»); Fluss M. Moe­sia // RE. 1932. Hbd. 30. Sp. 2378; Groag. C. Op­pius Sa­bi­nus // RE. 1939. Hbd. 35. Sp. 745; Wey­nand. T. Fla­vius Do­mi­tia­nus = Im­pe­ra­tor Cae­sar Do­mi­tia­nus Augus­tus // RE. 1909. Bd. 6. Sp. 2561 f.; Dai­co­vi­ciu C. Op. cit. S. 914; Hanslik R. Do­mi­tia­nus // KP. 1979. Bd. 2. Sp. 123; Jones B. W. The Em­pe­ror Do­mi­tian. L., 1992. P. 138; Круг­ли­ко­ва И. Т. Дакия в эпо­ху рим­ской окку­па­ции. М., 1955. С. 62; Коло­сов­ская Ю. К. Пан­но­ния в I- III веках. М., 1973. С. 213; Чаплы­ги­на Н. А. Рим­ляне на Дунае. Киши­нев, 1990. С. 39; Руб­цов С. М. Леги­о­ны Рима на Ниж­нем Дунае. Воен­ная исто­рия рим­ско-дакий­ских войн (конец I - нача­ло II века н. э.). СПб.; М., 2003. С. 40.

    Б. У. Джонс (Jones B. W. Loc. cit.) аргу­мен­ти­ру­ет свою точ­ку зре­ния (зима 84/5 г.) ссыл­кой на Пли­ния Млад­ше­го. Одна­ко в ука­зан­ном месте «Пане­ги­ри­ка» нет кон­крет­ной инфор­ма­ции ни о дате втор­же­ния, ни о пле­ме­нах, кото­рые в нем участ­во­ва­ли. Пане­ги­рист, обра­ща­ясь к импе­ра­то­ру Тра­я­ну, в самом общем виде гово­рит о вра­гах Рима: «Да и посме­ли бы они, раз они зна­ют, как ты насту­пал на отваж­ней­шие наро­ды (te ad­se­dis­se fe­ro­cis­si­mis po­pu­lis) в то вре­мя года, кото­рое для них наи­бо­лее бла­го­при­ят­но, а для нас осо­бен­но тяже­ло, когда Дунай холо­дом соеди­ня­ет свои бере­га и, затвер­дев­ший от льда, выдер­жи­ва­ет на сво­ей спине дви­же­ние огром­ных пол­чищ (cum Da­nu­bius ri­pas ge­lu iun­git du­ra­tus­que gla­cie in­gen­tia ter­go bel­la transpor­tat), когда дикие пле­ме­на обо­ро­ня­ют­ся не столь­ко ору­жи­ем, сколь­ко сво­им кли­ма­том и сво­и­ми созвезди­я­ми» (Plin. Pa­neg. 12. 3. Пер. В. С. Соко­ло­ва). Но Тра­ян, как извест­но, в кам­па­ни­ях Доми­ци­а­на на Дунае не участ­во­вал, так что цити­ро­ван­ный пас­саж может отно­сить­ся либо уже ко вре­ме­ни его прин­ци­па­та, либо под­ра­зу­ме­вать вовсе не даков и Тра­я­на. К при­ме­ру, зимой 68/69 г., при импе­ра­то­ре Отоне, в Мезии рим­ля­на­ми был уни­что­жен пере­пра­вив­ший­ся через замерз­ший Дунай 9-тысяч­ный кон­ный отряд рок­со­ла­нов (Rho­xo­la­ni, Sar­ma­ti­ca gens), при­чем Тацит ука­зы­ва­ет, что вар­ва­ры пыта­лись повто­рить удач­ный рейд, совер­шен­ный преды­ду­щей зимой (prio­re hie­me cae­sis dua­bus co­hor­ti­bus - Hist. I. 79. 1- 4). Если учесть, что наи­бо­лее эффек­тив­но зим­ние набе­ги совер­ша­лись сила­ми кон­ни­цы, кото­рая в дакий­ском вой­ске игра­ла доволь­но скром­ную роль (Руб­цов С. М. Указ. соч. С. 46 сл.), то пред­став­ля­ет­ся оче­вид­ным, что Пли­ний Млад­ший име­ет в виду, ско­рее все­го, кочев­ни­ков-сар­ма­тов, кото­рые ста­ли для рим­лян на Дунае серь­ез­ной про­бле­мой, начи­ная со вре­ме­ни Авгу­ста. См.: Kretschmer K. Sar­ma­tae // RE. 1920. 2. R. Hbd. 2. Sp. 2545 f.; Чаплы­ги­на Н. А. Насе­ле­ние дне­стров­ско-кар­пат­ских земель и Рим в I - нача­ле III в. н. э. Киши­нев, 1990. С. 44 слл.; Нефед­кин А. К. Под зна­ме­нем дра­ко­на. Воен­ное дело сар­ма­тов во II в. до н. э. - V в. н. э. СПб.; М., 2004. С. 8 слл., 84 слл.

  • Groag. Op. cit. Sp. 744 f. По пред­по­ло­же­нию Анд­ра­ша Мочи, втор­же­ние даков яви­лось для рим­лян таким сюр­при­зом пото­му, что вни­ма­ние послед­них было тогда при­ко­ва­но к гер­ман­цам (Mócsy A. Pan­no­nia and Up­per Moe­sia. A His­to­ry of the Middle Da­nu­be Pro­vin­ces of the Ro­man Em­pi­re. Lon­don; Bos­ton, 1974. P. 83).
  • Iord. Get. XIII. 76; Suet. Dom. 6. 1. В Мезии тогда бази­ро­ва­лись сле­ду­ю­щие леги­о­ны: I Ita­li­ca, V Ma­ce­do­ni­ca, VII Clau­dia и, по всей веро­ят­но­сти, V Alau­dae (Sy­me R. Rhi­ne and Da­nu­be Le­gions un­der Do­mi­tian // JRS. 1928. Vol. 18. P. 45; Al­föl­dy G. Die Trup­pen­ver­tei­lung der Do­nau­le­gio­nen am En­de des 1. Jahrhun­derts // AArch. 1959. T. XI. Fasc. 1- 4. S. 114). По мне­нию К. Штро­бе­ля, осталь­ные вой­ска из гар­ни­зо­на Мезии про­сто физи­че­ски были не в состо­я­нии успеть на помощь I и V леги­о­нам, так что Оппий Сабин имел в сво­ем рас­по­ря­же­нии лишь «наско­ро собран­ные бое­вые под­разде­ле­ния» двух леги­о­нов (Stro­bel K. Op. cit. S. 43). Чис­лен­ность вторг­ших­ся в Мезию даков неиз­вест­на, но она долж­на была зна­чи­тель­но пре­вос­хо­дить рим­скую.
  • Oros. VII. 10. 3; Ior­dan. Get. XIII. 76. В источ­ни­ках фигу­ри­ру­ют так­же Дурас и Дор­па­ней, но все три име­ни явно отно­сят­ся к одно­му и тому же лицу: Du­ras und Diur­pa­neus oder Dor­pa­neus ist of­fen­bar ein und die­sel­be Per­son… (Bran­dis. De­ce­ba­lus. Sp. 2248. Vgl.: Dai­co­vi­ciu C. Op. cit. S. 914). Эпи­то­ма­тор Дио­на Кас­сия все собы­тия этой вой­ны свя­зы­ва­ет с Деце­ба­лом, оче­вид­но, пото­му, что он был наи­бо­лее извест­ным про­тив­ни­ком рим­лян при Доми­ци­ане и Тра­яне: μέ­γισ­τος δὲ δὴ πό­λεμος Ῥω­μαίοις τό­τε πρὸς τοὺς Δα­κοὺς ἐγέ­νετο, ὧν τό­τε Δε­κέβα­λος ἐβα­σίλευε … (LXVII. 6. 1). Ср.: Bran­dis. Da­cia // RE. 1901. Hbd. 8. Sp. 1965.
  • Bran­dis. De­ce­ba­lus. Sp. 2248 ff.; Stro­bel K. Op. cit. S. 59 f. Бран­дис свя­зы­ва­ет переда­чу Диу­р­па­не­ем вла­сти Деце­ба­лу с при­бы­ти­ем импе­ра­то­ра на театр воен­ных дей­ст­вий и отме­ча­ет, что воз­ни­ка­ет впе­чат­ле­ние, буд­то чрез­вы­чай­ные обсто­я­тель­ства и сам ход собы­тий поста­ви­ли во гла­ве даков столь выдаю­щу­ю­ся лич­ность. Подроб­но­сти дан­ной «рота­ции кад­ров» в источ­ни­ках опу­ще­ны, кон­ста­ти­ру­ет­ся лишь то нема­ло­важ­ное обсто­я­тель­ство, что Диу­р­па­ней решил­ся на это доб­ро­воль­но, учи­ты­вая выдаю­щие каче­ства Деце­ба­ла как вое­на­чаль­ни­ка: ὅτι Δούρας, οὗ ἡ ἡγε­μο­νία ἐγίγ­νε­το, ἑκὼν αὐτῆς πα­ρεχώ­ρησε τῷ Δε­κεβά­λῳ τῷ Δα­κῶν βα­σιλεῖ, ὅτι δει­νὸς μὲν συ­νεῖναι τὰ πο­λέμια ἦν (Con­st. Por­phyr. De virt. 284. Comp.: Dio Cass. LXVII. 6. 1). По заме­ча­нию румын­ско­го иссле­до­ва­те­ля, дан­ные антич­ных авто­ров в соче­та­нии с архео­ло­ги­че­ски­ми источ­ни­ка­ми дают воз­мож­ность хотя бы частич­но вос­ста­но­вить спи­сок пра­ви­те­лей неза­ви­си­мой Дакии в I в. Он выглядит сле­ду­ю­щим обра­зом: Деке­ней, Комо­сик (оба одновре­мен­но обла­да­ли и пол­но­мо­чи­я­ми вер­хов­но­го жре­ца), Корилл, несколь­ко неиз­вест­ных по име­нам вождей, затем Ско­ри­лон (отец Деце­ба­ла), Дурас-Диу­р­па­ней (пред­по­ло­жи­тель­но брат Деце­ба­ла) и, нако­нец, сам Деце­бал (Dai­co­vi­ciu C. Op. cit. S. 913).
  • Stro­bel K. Op. cit. S. 59 f.
  • Wey­nand. Op. cit. Sp. 2564, 2566.
  • Хро­но­мет­раж собы­тий выглядит сле­ду­ю­щим обра­зом. Диу­р­па­ней фор­си­ру­ет Дунай в июне 85 г. Навстре­чу дакам высту­пил Оппий Сабин с под­ня­ты­ми по тре­во­ге под разде­ле­ни­я­ми V Ma­ce­do­ni­ca из лаге­ря Oes­cus и I Ita­li­ca из No­vae, ата­ко­вал про­тив­ни­ка и был раз­гром­лен. Изве­стие об этом достиг­ло Рима в июле. Доми­ци­ан и его пре­фект пре­то­рия Кор­не­лий Фуск моби­ли­зо­ва­ли налич­ные силы и отбро­си­ли даков за Дунай в октяб­ре, в ходе бое­вых дей­ст­вий состо­я­лись две импе­ра­тор­ские аккла­ма­ции с очень узким интер­ва­лом, в сен­тяб­ре и октяб­ре 85 г. (Sou­thern P. Do­mi­tian. Tra­gic Ty­rant. L., 1997. P. 95). Для сто­лич­ной пуб­ли­ки этот контр­удар был интер­пре­ти­ро­ван как пол­ное уни­что­же­ние осме­лив­ших­ся вторг­нуть­ся в рим­ские пре­де­лы вар­ва­ров: et, quae ma­xi­ma nu­per / glo­ria, de­po­si­tam Da­cis pe­reun­ti­bus Ur­bem / pan­de­re (Stat. Silv. I. 4. 90- 91).
  • Stro­bel K. Op. cit. S. 53.
  • Подроб­нее об этом сюже­те см.: Пар­фе­нов В. Н. Дакий­ская вой­на… С. 48.
  • Местом раз­гро­ма счи­та­ет­ся гор­ный пере­вал Tur­nu Ro­sa (Ro­ten­turmpass) (Dai­co­vi­ciu C. Op. cit. S. 915).
  • По пово­ду того, чем же явля­лось это попав­шее в руки даков рим­ское зна­мя, раз­вер­ну­лась целая дис­кус­сия. См.: Пар­фе­нов В. Н. Указ. соч. С. 53. Прим. 20). В конеч­ном сче­те воз­об­ла­да­ло мне­ние, что оно не мог­ло быть леги­он­ным орлом. В оте­че­ст­вен­ной исто­рио­гра­фии, как пра­ви­ло, пред­став­ле­на уста­рев­шая точ­ка зре­ния на этот счет (Злат­ков­ская Т. Д. Указ. соч. С. 72; Коло­сов­ская Ю. К. Пан­но­ния… С. 213; ее же: Рим и мир пле­мен на Дунае I- IV вв. н. э. М., 2000. С. 68; Чаплы­ги­на Н. А. Указ. соч. С. 41).
  • Nam quan­ta fue­rint Diur­pa­nei Da­co­rum re­gis cum Fus­co du­ce proe­lia, quan­tae­que Ro­ma­no­rum cla­des, lon­go tex­tu evo­lue­rem, ni­si Cor­ne­lius Ta­ci­tus, qui hanc his­to­riam di­li­gen­tis­si­me con­te­xuit, de re­ti­cen­do in­ter­fec­to­rum nu­me­ro et Sal­lus­tium Cris­pum et alios auc­to­res quamplu­ri­mos san­xis­se et se ip­sum idem po­tis­si­mum ele­gis­se di­xis­set (Oros. VII. 10. 4). Эта часть «Исто­рии» Таци­та, еще доступ­ная Оро­зию, позд­нее была утра­че­на. По мне­нию Р. Сай­ма, крас­но­ре­чи­во умал­чи­вая о коли­че­стве погиб­ших рим­лян, Тацит тем самым наме­рен­но пре­уве­ли­чи­вал мас­шта­бы ката­стро­фы, чтобы дис­креди­ти­ро­вать Доми­ци­а­на (Sy­me R. Fla­vian Wars and Fron­tiers // CAH. 1936. Vol. 9. P. 171).
  • См. о нем: MW. 389; Tac. Hist. I. 79. 1- 5; IV. 39. 1; 40. 2; Dio Cass. LXVII. 10. 1- 2; Groag. Tet­tius Iulia­nus // RE. 1934. 2. R. Hbd. 9. Sp. 1107- 1110. По изящ­но­му выра­же­нию С. М. Руб­цо­ва, Тет­тий Юли­ан, по воле иссле­до­ва­те­ля став­ший новым пре­фек­том пре­то­рия вме­сто погиб­ше­го Фус­ка, уже рань­ше «при­об­рел опыт про­веде­ния опе­ра­тив­ных опе­ра­ций (кур­сив мой. - В. П .) про­тив заду­най­ских пле­мен» (Руб­цов С. М. Указ. соч. С. 42). Не оспа­ри­вая того оче­вид­но­го фак­та, что Тет­тий Юли­ан был зна­ком с мест­ным коло­ри­том и преж­де отли­чил­ся в бое­вых дей­ст­ви­ях про­тив сар­ма­тов, поз­во­лю себе заме­тить, что пре­фек­ту­ра пре­то­рия была всад­ни­че­ской долж­но­стью и сена­тор, како­вым являл­ся наш герой, назна­чен на нее быть не мог. Кро­ме того, за бое­вые заслу­ги он как легат VII Клав­ди­е­ва леги­о­на полу­чил не кон­суль­ские, как ука­за­но в цити­ру­е­мом месте кни­ги С. М. Руб­цо­ва, а кон­су­ляр­ские зна­ки отли­чия (ком­плект бое­вых наград, име­ну­е­мый do­na con­su­la­ria).
  • М. Флусс дати­ру­ет это собы­тие 86 г. и свя­зы­ва­ет его с пре­бы­ва­ни­ем на Дунае Доми­ци­а­на после раз­гро­ма Оппия Саби­на (Fluss M. Op. cit. Sp. 2378 f. Ср.: Mócsy A. Op. cit. P. 82). Г. Хальф­ман под­вер­га­ет сомне­нию сооб­ще­ние Све­то­ния (Dom. 6. 1) о вто­рич­ном при­бы­тии Доми­ци­а­на в Мезию после пора­же­ния Фус­ка (Halfmann H. Iti­ne­ra prin­ci­pum. Ge­schich­te und Ty­po­lo­gie der Kai­ser­rei­sen im Rö­mi­schen Reich. Stuttgart, 1986. S. 183 f.).
  • Опе­ра­тив­ная пау­за при­хо­дит­ся на 87 год, в тече­ние кото­ро­го не зафик­си­ро­ва­но ни одной импе­ра­тор­ской аккла­ма­ции (Wey­nand. Op. cit. Sp. 2570).
  • «Явно уси­лен­ное для похо­да мезий­ское вой­ско под глав­но­ко­ман­до­ва­ни­ем Кор­не­лия Ниг­ри­на фор­си­ро­ва­ло Дунай пред­по­ло­жи­тель­но во вто­рой поло­вине авгу­ста 86 г.» (Stro­bel K. Op. cit. S. 61). Мысль о двух похо­дах рим­лян за Дунай после пора­же­ния Фус­ка была выска­за­на доста­точ­но дав­но, но преж­де их дати­ро­ва­ли 88 и 89 гг. См.: Groag. Tet­tius Iulia­nus. Sp. 1109.
  • Иссле­до­ва­тель отме­ча­ет, что Диу­р­па­ней, ответ­ст­вен­ный за два тяже­лых пора­же­ния, столь нега­тив­ных для пре­сти­жа Рима и лич­но импе­ра­то­ра, едва ли смог бы избе­жать мести со сто­ро­ны рим­лян. Кро­ме того, «ата­ка на Сар­ми­це­ге­ту­зу едва ли мог­ла быть под­готов­ле­на в 87 и про­веде­на в 88 г., если бы дву­крат­ный победи­тель рим­ско­го вой­ска не был повер­жен, а воору­жен­ные силы его коа­ли­ции не были бы устра­не­ны» (Stro­bel K. Op. cit. S. 59 f.).
  • Ф. Мил­лар доста­точ­но дав­но отме­тил, что здесь мы име­ем клас­си­че­ский слу­чай при­ме­не­ния поли­ти­ки di­vi­de et im­pe­ra с целью устра­нить ком­би­ни­ро­ван­ную опас­ность со сто­ро­ны даков и гер­ман­ских пле­мен (Mil­lar F. et al. The Ro­man Em­pi­re and its Neighbours. L., 1967. P. 276). Э. Лутвак под­черк­нул, что, если Доми­ци­ан и пла­ни­ро­вал после бит­вы при Тапах реши­тель­ные дей­ст­вия про­тив Деце­ба­ла, то от это­го заста­ви­ло отка­зать­ся небла­го­при­ят­ное сте­че­ние обсто­я­тельств: соче­та­ние угро­зы втор­же­ния со сто­ро­ны гер­ман­цев и сар­ма­тов плюс попыт­ка узур­па­ции импе­ра­тор­ской вла­сти, пред­при­ня­тая в 89 г. Анто­ни­ем Сатур­ни­ном (Luttwak E. N. The Grand Stra­te­gy of the Ro­man Em­pi­re. From the First Cen­tu­ry A. D. to the Third. Bal­ti­mo­re; Lon­don, 1976. P. 53 f.). Новая мир­ная ини­ци­а­ти­ва долж­на была исхо­дить от Деце­ба­ла хотя бы пото­му, что он, по сло­вам Дио­на Кас­сия, «нахо­дил­ся в самом бед­ст­вен­ном поло­же­нии» (δει­νῶς γὰρ ἐτε­ταλαι­πώρη­το ). Прав­да, про­ти­во­ре­ча само­му себе, этот автор здесь же ука­зы­ва­ет: «Когда Доми­ци­ан потер­пел пора­же­ние от мар­ко­ман­нов и бежал, он поспеш­но отпра­вил послов к Деце­ба­лу, царю даков, и заклю­чил с ним дого­вор, на кото­рый рань­ше не согла­шал­ся, хотя тот часто про­сил его об этом» (LXVII. 7. 2). Как и во мно­гих дру­гих слу­ча­ях, «эта вер­сия, - по выра­же­нию Г. Бенгт­со­на, - отра­жа­ет без­дон­ную нена­висть сена­тор­ской кли­ки» к Доми­ци­а­ну и, види­мо, име­ет мало обще­го с дей­ст­ви­тель­но­стью (Bengtson H. Die Fla­vier. Ge­schich­te eines rö­mi­schen Kai­ser­hau­ses. Mün­chen, 1979. S. 201). Одна­ко даже в новей­шей исто­рио­гра­фии сооб­ще­ние Дио­на Кас­сия порой при­ни­ма­ет­ся без вся­кой кри­ти­ки. См., напри­мер: Mat­tern S. P. Ro­me and the Ene­my. Im­pe­rial Stra­te­gy in the Prin­ci­pa­te. Ber­ke­ley etc., 1999. P. 92; See­len­tag G. Ta­ten und Tu­gen­den Tra­ians. Herr­schaftsdarstel­lung im Prin­ci­pat. Stuttgart, 2004. S. 119. Это тем более стран­но, что упо­мя­ну­тая антич­ным авто­ром победа мар­ко­ман­нов над рим­ля­на­ми - вовсе не бес­спор­ный факт. Г. Хальф­ман спра­вед­ли­во ука­зы­ва­ет, что вер­сии Дио­на Кас­сия про­ти­во­ре­чат доку­мен­таль­ные дан­ные: полу­че­ние рядом офи­це­ров за эту кам­па­нию воин­ских отли­чий (Halfmann H. Op. cit. S. 183).
  • Ср.: Sy­me R. Fla­vian Wars… P. 176; Patsch C. Der Kampf um den Do­nau­raum un­ter Do­mi­tian und Tra­ian. Wien; Leip­zig, 1937. S. 30 ff; Al­föl­dy G. Op. cit. S. 116; Bengtson H. Op. cit. S. 203 f.; Stro­bel K. Op. cit. S. 64 f.; Sou­thern P. Do­mi­tian. P. 107; Коло­сов­ская Ю. К. Дунай­ские пле­ме­на и их вой­ны с Римом // Исто­рия Евро­пы. М., 1989. Т. 1. С. 607; ее же. Рим и мир пле­мен… С. 69.
  • «Вполне обос­но­ван­ное недо­ве­рие не поз­во­ли­ло Деце­ба­лу отдать свою дра­го­цен­ную пер­со­ну во власть Рима» (Sy­me R. Fla­vian Wars… P. 176. Ср.: Sou­thern P. Op. cit. P. 107 f.).
  • «Дегис, живу­щий близ уже наше­го бере­га, при­шед­ший, Гер­ма­ник, от под­власт­ных тебе вод Ист­ра, увидев облик пра­ви­те­ля мира, в радост­ном изум­ле­нии, гово­рят, про­из­нес такие сло­ва: “Мой жре­бий луч­ше, чем у бра­та - он, кото­ро­му судь­бой даро­ва­но видеть это­го бога вбли­зи, покло­ня­ет­ся ему лишь изда­ли” (Sors mea quam frat­ris me­lior: cui tam pro­pe fas est / Cer­ne­re, tam lon­ge quem co­lit il­le deum)» (Mar­tial. V. 3).
  • Э. Лутвак назвал этот пункт мир­но­го дого­во­ра «про­грам­мой тех­ни­че­ской помо­щи» (Luttwak E. N. Op. cit. P. 100).
  • Победа: bis adac­tum le­gi­bus Histrum / et co­niu­ra­ta deiec­tos ver­ti­ce Da­cos (Stat. Theb. I. 20- 21). Мило­сер­дие: suum Da­cis do­nat cle­men­tia mon­tem (Silv. III. 3. 169).
  • Er­go sus­tu­le­rant ani­mos et iugum ex­cus­se­rant nec iam no­bis­cum de sua li­ber­ta­te cer­ta­bant ac ne in­du­tias qui­dem ni­si aequis con­di­cio­ni­bus ini­bant le­ges­que, ut ac­ci­pe­rent, da­bant (Plin. Pa­neg. 11. 5).
  • Цере­мо­ния была резуль­та­том ком­про­мис­са, кото­рым завер­ши­лась тяже­лая рим­ско-пар­фян­ская вой­на. Дого­во­рен­ность Кор­бу­ло­на с Воло­ге­зом: Tac. Ann. XV. 29. 1- 3; Dio Cass. LXII. 22. 3; 23. 1. При­бы­тие Тирида­та в Рим, опи­са­ние цере­мо­нии: Tac. Ann. XVI. 22. 2- 23. 1; Suet. Ne­ro. 13; Dio Cass. LXIII. 1. 2- 6. 2.
  • Рим­ляне полу­чи­ли воз­мож­ность поль­зо­вать­ся терри­то­ри­ей Дакии для пере­брос­ки войск про­тив ново­го про­тив­ни­ка крат­чай­шим путем. Суще­ст­ву­ет доку­мен­таль­ное свиде­тель­ство того, что эта воз­мож­ность была исполь­зо­ва­на немед­лен­но. Сохра­ни­лась над­пись из Гелио­по­ля (Бааль­бе­ка) в честь при­ми­пи­ла Г. Велия Руфа (ILS. 9200 = MW. 372), кото­рый про­вел рим­ский экс­пе­ди­ци­он­ный кор­пус на новый театр воен­ных дей­ст­вий через Дакию: bel­lo Mar­co­man­no­rum Qua­do­rum Sar­ma­ta­tum ad­ver­sus quos ex­pe­di­tio­nem fe­cit per reg­num De­ce­ba­li re­gis Da­co­rum… Есте­ствен­но, такой марш­рут стал воз­мо­жен толь­ко после заклю­че­ния мира с Деце­ба­лом.
  • Доста­точ­но вспом­нить харак­те­ри­сти­ку Таци­том сар­мат­ской кон­ни­цы, явно осно­ван­ную на печаль­ном рим­ском опы­те: «Вряд ли суще­ст­ву­ет вой­ско, спо­соб­ное усто­ять перед натис­ком их кон­ных орд (ubi per tur­mas ad­ve­ne­re, vix ul­la acies obsti­te­rit)» (Tac. Hist. I. 79. 2. Пер. В. С. Соко­ло­ва).
  • Здесь умест­но вспом­нить вывод, к кото­ро­му при­шел Дж. Кэм­п­бел на осно­ве ана­ли­за дея­тель­но­сти Доми­ци­а­на в каче­стве руко­во­ди­те­ля рим­ских воору­жен­ных сил: «Доми­ци­ан был ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным и умным коман­ду­ю­щим, кото­рый разум­но исполь­зо­вал воен­ную силу Импе­рии» (Campbell J. B. The Em­pe­ror and the Ro­man Ar­my. 31 B. C. - A. D. 235. Oxf., 1984. P. 44). Дру­гой иссле­до­ва­тель под­чер­ки­ва­ет, что, с точ­ки зре­ния Доми­ци­а­на, весь­ма реа­ли­стич­но смот­рев­ше­го на поло­же­ние дел, поли­ти­ка экс­пан­сии и аннек­сий уста­ре­ла и про­ти­во­ре­чи­ла государ­ст­вен­ным инте­ре­сам (Jones B. W. The Em­pe­ror Do­mi­tian. P. 127.).
  • Whit­ta­ker C. R. Fron­tiers // CAH 2 . Vol. 11. The High Em­pi­re, A. D. 70- 192. 2000. P. 303.
  • Jones B. W. Op. cit. P. 136. Мири­ам Гриф­фин, доста­точ­но кри­ти­че­ски отно­ся­ща­я­ся к Доми­ци­а­ну, в дан­ном слу­чае соглас­на с Джон­сом (Grif­fin M. Op. cit. P. 78). Еще рань­ше К. Г. Уотерс пред­по­ло­жил: «Оче­вид­но, импе­ра­тор наде­ял­ся, что суб­сиди­ро­ва­ние будет менее доро­го­сто­я­щим спо­со­бом сохра­нять ста­биль­ность ситу­а­ции» (Waters K. H. Tra­ianus Do­mi­tia­ni Con­ti­nua­tor // AJPh. 1969. Vol. 90. № 4. P. 400). Прав­да, надо отме­тить, что выбор внеш­не­по­ли­ти­че­ских при­о­ри­те­тов был для Рима не так прост, как может пока­зать­ся. Так, Юлии-Клав­дии пред­по­чи­та­ли опи­рать­ся на систе­му зави­си­мых царств, нахо­див­ших­ся в отно­ше­ни­ях кли­ен­те­лы со сво­им вели­ким соседом. Одна­ко надеж­ный кли­ент - это сла­бый кли­ент. Сла­бость, в свою оче­редь, дела­ла сомни­тель­ной воен­ную цен­ность таких государств. С дру­гой сто­ро­ны, силь­ное государ­ство-кли­ент ста­но­ви­лось опас­ным, как толь­ко узы зави­си­мо­сти от Рима осла­бе­ва­ли (Luttwak E. N. Op. cit. P. 114).
  • Wey­nand. Op. cit. Sp. 2572. Инте­рес­ней­шее свиде­тель­ство рома­ни­за­ции неза­ви­си­мой Дакии, отно­ся­ще­е­ся к это­му пери­о­ду - най­ден­ный в соста­ве кла­да куль­то­вый сосуд с над­пи­сью DE­CE­BALVS PER SCO­RI­LO (Dai­co­vi­ciu C. Op. cit. S. 913). Здесь умест­но вспом­нить уже цити­ро­ван­ные (прим. 33) сло­ва совре­мен­ни­ка собы­тий о стрем­ле­нии вар­ва­ров, под кото­ры­ми явно под­ра­зу­ме­ва­ют­ся даки, заим­ст­во­вать рим­ские поряд­ки: le­ges­que… ac­ci­pe­rent (Plin. Pa­neg. 11. 5).

    Н. А. Фро­ло­ва пола­га­ла, что выпол­не­ние Доми­ци­а­ном усло­вий мира с Деце­ба­лом явля­лось «вынуж­ден­ной и вре­мен­ной мерой» (Фро­ло­ва Н. А. О рим­ско-бос­пор­ских отно­ше­ни­ях в I - середине III в. н. э. по нумиз­ма­ти­че­ским дан­ным // Нумиз­ма­ти­ка антич­но­го При­чер­но­мо­рья. Сб. науч. трудов. Киев, 1982. С. 58). Гораздо рань­ше ту же мысль выска­за­ла И. Т. Круг­ли­ко­ва: «Никто не мог при­да­вать серь­ез­но­го зна­че­ния ком­про­мисс­но­му миру, заклю­чен­но­му Доми­ци­а­ном с Деце­ба­лом; обе сто­ро­ны трак­то­ва­ли его лишь как вре­мен­ную передыш­ку» (Круг­ли­ко­ва И. Т. Указ. соч. С. 63). В дан­ном слу­чае нали­цо при­пи­сы­ва­ние Доми­ци­а­ну обра­за мыс­лей и прак­ти­ки Тра­я­на, кото­рый, как отме­тил К. Штро­бель, стре­мил­ся, с одной сто­ро­ны, зату­ше­вать, а с дру­гой пре­взой­ти дости­же­ния сво­е­го пред­ше­ст­вен­ни­ка. Даки, с кото­ры­ми Доми­ци­ан заклю­чил мир, были «пря­мо-таки запро­грам­ми­ро­ван­ной целью» для Тра­я­на, кото­рый стре­мил­ся про­де­мон­стри­ро­вать свою vir­tus im­pe­ra­to­ria, уме­ние побеж­дать, свою лич­ную vic­to­ria Augus­ti (Stro­bel K. Op. cit. S. 112). Что же каса­ет­ся оте­че­ст­вен­ной исто­рио­гра­фии вопро­са, то порой воз­ни­ка­ет впе­чат­ле­ние, буд­то со вре­мен Момм­зе­на в нау­ке ниче­го не изме­ни­лось. Ср.: Момм­зен Т. Исто­рия Рима / Пер. с нем. М., 1949. Т. 5. С. 192; Попов М. В. Пути про­ник­но­ве­ния рим­ских войск за Дунай в пери­од Дакий­ских войн Тра­я­на // ПИФК. 2001. Вып. 11. С. 155.

  • Н. А. Фро­ло­ва и В. А. Ано­хин доволь­но наив­но (и без какой-либо аргу­мен­та­ции) свя­зы­ва­ют изме­не­ние типа бос­пор­ско­го золота с либе­ра­лиз­мом импе­ра­то­ра Тита. См.: Ано­хин В. А. Монет­ное дело Бос­по­ра. Киев, 1986. С. 100; Фро­ло­ва Н. А. Бос­пор и Рим в кон­це I - нача­ле II в. н. э. по нумиз­ма­ти­че­ским дан­ным // ВДИ. 1968. № 2. С. 134. Ср.: ее же. Денеж­ное обра­ще­ние Бос­по­ра в 45- 234 гг. н. э. // НиС. 1974. Вып. 5. С. 25. Напро­тив, такие авто­ри­тет­ные иссле­до­ва­те­ли, как А. Н. Зограф и В. Ф. Гай­ду­ке­вич, пола­га­ли, что пой­ти на столь важ­ный шаг бос­пор­ско­му царю раз­ре­шил не Тит, а уже Доми­ци­ан, кото­ро­го в излиш­нем либе­ра­лиз­ме упрек­нуть труд­но (Зограф А. Н. Антич­ные моне­ты. М.; Л., 1951, С. 201; Гай­ду­ке­вич В. Ф. Бос­пор­ское цар­ство. М.; Л., 1949. С. 333. Ср.: Gsell S. Es­sai sur le règ­ne de l’em­pe­reur Do­mi­tien. P., 1894. P. 208 suiv.). В любом слу­чае, этот «либе­ра­лизм» сле­ду­ет объ­яс­нять не мяг­ко­сер­де­чи­ем рим­ско­го импе­ра­то­ра, а вполне объ­ек­тив­ным обсто­я­тель­ст­вом: воз­рос­шая сар­мат­ская угро­за повы­ша­ла заин­те­ре­со­ван­ность Рима в исполь­зо­ва­нии воен­но­го потен­ци­а­ла Бос­пор­ско­го цар­ства. Не слу­чай­но уже М. И. Ростов­цев опре­де­лил Бос­пор­ское цар­ство как «рим­ский фор­пост, цар­ство-раз­вед­чик в море сар­ма­тов…» (Ростов­цев М. И. Науч­ный инте­рес исто­рии Бос­пор­ско­го цар­ства // Нико­лаю Ива­но­ви­чу Каре­еву - уче­ни­ки и това­ри­щи по науч­ной рабо­те. СПб., 1914. С. 203).
  • Веро­ят­но, нача­ло рим­ской про­грам­мы финан­со­вой под­держ­ки Бос­пор­ско­го цар­ства и изме­не­ние типа бос­пор­ских ста­те­ров вза­и­мо­свя­за­ны (Ростов­цев М. И. Эллин­ство и иран­ство на юге Рос­сии. 2-е изд. М., 2003. С. 115. Ср.: Гай­ду­ке­вич В. Ф. Указ. соч. С. 333). По мне­нию Н. А. Фро­ло­вой, с кото­рой согла­ша­ет­ся М. Г. Абрам­зон, выпла­та рим­ских суб­сидий Деце­ба­лу, как и бос­пор­ским царям, долж­на была быть эпи­зо­ди­че­ской (Фро­ло­ва Н. А. О рим­ско-бос­пор­ских отно­ше­ни­ях… С. 58 слл.; Абрам­зон М. Г. Моне­ты как сред­ство про­па­ган­ды офи­ци­аль­ной поли­ти­ки Рим­ской импе­рии. М., 1995. С. 206). Этот тезис, веро­ят­но, спра­вед­лив в отно­ше­нии Бос­по­ра, но в отно­ше­нии мир­но­го дого­во­ра Доми­ци­а­на и Деце­ба­ла суще­ст­ву­ет пря­мое ука­за­ние (Dio Cass. LXVIII. 6. 1) на то, что после его заклю­че­ния и вплоть до вре­ме­ни Тра­я­на день­ги выпла­чи­ва­лись еже­год­но (τοῖς τε χρή­μα­σιν ἃ κατ᾿ ἔ­τος ἐλάμ­βα­νον ). Точ­ная дата пре­кра­ще­ния выпла­ты суб­сидий не уста­нов­ле­на. Мне­ние, что день­ги Деце­ба­лу выпла­чи­ва­лись лишь с 89 по 96 гг. (Le Gall J., Le Glay M. L’ Em­pi­re Ro­main. P., 1987. T. 1. P. 385), не может быть при­ня­то без­ого­во­роч­но. Нер­ва, как извест­но, оста­вил в силе мно­гие рас­по­ря­же­ния сво­е­го пред­ше­ст­вен­ни­ка, а Тра­ян, заня­тый в нача­ле сво­е­го прин­ци­па­та гер­ман­ской про­бле­мой, едва ли стал бы насто­ра­жи­вать буду­ще­го про­тив­ни­ка рань­ше вре­ме­ни - это лиши­ло бы напа­дав­шую сто­ро­ну тако­го важ­но­го пре­иму­ще­ства, как стра­те­ги­че­ская вне­зап­ность.
  • О воен­ном потен­ци­а­ле Дакии выра­зи­тель­но свиде­тель­ст­ву­ют даже кос­вен­ные дан­ные. Если Доми­ци­ан скон­цен­три­ро­вал на Дунае в 87 г., как при­ня­то счи­тать, девять леги­о­нов (не счи­тая гвар­дии и вспо­мо­га­тель­ных войск), то Тра­ян в Пер­вой дакий­ской войне задей­ст­во­вал две­на­дцать, а во Вто­рой - три­на­дцать леги­о­нов (Par­ker H. M. D. The Ro­man Le­gions. Cambrid­ge, 1958. P. 156 ff.). Дру­гие иссле­до­ва­те­ли дают еще более высо­кую чис­лен­ность рим­ских войск. См.: Mat­tern S. P. Ro­me and the Ene­my. Im­pe­rial Stra­te­gy in the Prin­ci­pa­te. Ber­ke­ley; Los An­ge­les; Lon­don, 1999. P. 92 f. С. Мэт­терн под­чер­ки­ва­ет, что в 105 г. на Сред­нем и Ниж­нем Дунае было сосре­дото­че­но четыр­на­дцать леги­о­нов, два­дцать девять ал (из кото­рых два­дцать четы­ре при­ни­ма­ли непо­сред­ст­вен­ное уча­стие в бое­вых дей­ст­ви­ях) и семь­де­сят восемь когорт (засвиде­тель­ст­во­ва­но уча­стие в войне шести­де­ся­ти вось­ми). Таким обра­зом, в кон­це Вто­рой дакий­ской вой­ны общее чис­ло участ­во­вав­ших в ней леги­о­не­ров и аук­си­ли­а­ри­ев соста­ви­ло при­мер­но две­сти тысяч чело­век - поло­ви­ну всей рим­ской армии (ibid. P. 93. No­te 54).
  • К. Дай­ко­ви­чу пола­га­ет, что хотя по бук­ве дого­во­ра послед­ний был выго­ден для рим­лян, Деце­бал не соби­рал­ся выпол­нять свои обя­за­тель­ства в пол­ном объ­е­ме, а рим­скую помощь исполь­зо­вал для под­готов­ки новой вой­ны про­тив Рима. С точ­ки зре­ния румын­ско­го иссле­до­ва­те­ля, основ­ной при­чи­ной нача­той Тра­я­ном вой­ны было отнюдь не жела­ние смыть гипо­те­ти­че­ский «позор» мир­но­го дого­во­ра, а рас­ту­щая опас­ность для импе­рии со сто­ро­ны государ­ства даков. Деце­бал не толь­ко стро­ил новые укреп­ле­ния и уси­ли­вал армию, но и плел сеть сою­зов, с помо­щью кото­рых он наме­ре­вал­ся объ­еди­нить вокруг себя все «вар­вар­ские» силы на Ниж­нем Дунае. Здесь же кон­ста­ти­ру­ет­ся, что к глав­ным при­чи­нам воен­но-поли­ти­че­ско­го свой­ства при­со­еди­ни­лись эко­но­ми­че­ские инте­ре­сы импе­рии: воз­мож­ность экс­плу­а­та­ции при­род­ных богатств Дакии, в первую оче­редь золотых руд­ни­ков (Dai­co­vi­ciu C. Op. cit. S. 916).
  • Дион Кас­сий (в изло­же­нии Кси­фи­ли­на) аргу­мен­ти­ру­ет кам­па­нию Тра­я­на про­тив даков тем, что «он при­нял во вни­ма­ние их преж­ние дей­ст­вия, был недо­во­лен тем, что они еже­год­но полу­ча­ли день­ги, и видел, как воз­рас­та­ют их силы и над­мен­ность» (LXVIII. 6. 1). Р. Ханс­лик под­чер­ки­ва­ет, что Деце­бал, пред­став­ляя собой воз­рас­тав­шую угро­зу для Рима, тем не менее огра­ни­чи­вал­ся чисто обо­ро­ни­тель­ны­ми меро­при­я­ти­я­ми, так что Тра­ян «был при­нуж­ден к пре­вен­тив­ной войне (wur­de zum Prae­ven­tivkrieg gezwun­gen)» (Hanslik R. M. Ul­pius Tra­ianus // RE. 1965. Splbd. 10. Sp. 1059).
  • Инте­рес­ные мыс­ли по пово­ду целе­со­об­раз­но­сти заво­е­ва­ния Римом Дакии выска­зы­ва­ет Э. Лутвак, авто­ри­тет­ный спе­ци­а­лист по стра­те­ги­че­ско­му ана­ли­зу. Он при­зна­ет, что про­ще все­го при­пи­сать раз­гром цар­ства Деце­ба­ла «без­дум­но­му аван­тю­риз­му Тра­я­на», и кон­ста­ти­ру­ет, что после заво­е­ва­ния Дакии рубе­жи, кото­рые рим­ляне долж­ны были защи­щать, удли­ни­лись на 370 миль, так что «на кар­те новая про­вин­ция пред­став­ля­ет собой клас­си­че­ский про­филь уяз­ви­мо­сти». К тому же дис­ло­ка­ция рим­ских гар­ни­зо­нов пред­став­ля­ла собой доволь­но стран­ную кар­ти­ну; леги­он­ные базы нахо­ди­лись бли­же к север­ным отро­гам Кар­пат, чем к Дунаю. Дакий­ский лимес на всем про­тя­же­нии сво­е­го суще­ст­во­ва­ния не был лини­ей сплош­ных укреп­ле­ний, а являл­ся лишь цепью опор­ных пунк­тов, нахо­див­ших­ся на путях веро­ят­но­го втор­же­ния про­тив­ни­ка и пред­на­зна­чен­ных для охра­ны важ­ней­ших ком­му­ни­ка­ций. Одна­ко, про­дол­жа­ет иссле­до­ва­тель, «эта новая гра­ни­ца… выглядит высо­ко­ра­цио­наль­ной в све­те иерар­хии при­о­ри­те­тов рим­ской поли­ти­ки: устра­не­ние неза­ви­си­мой силы - Дакии - обес­пе­чи­ло необ­хо­ди­мые усло­вия для рестав­ра­ции рим­ско­го дипло­ма­ти­че­ско­го кон­тро­ля над гер­ман­ца­ми и сар­ма­та­ми во всем реги­оне… Как про­вин­ция, Дакия цен­но­сти не име­ла, но как стра­те­ги­че­ский щит для все­го реги­о­на, она была цен­ней­шим при­об­ре­те­ни­ем». Таким обра­зом, по мне­нию Э. Лутва­ка, заво­е­ва­ние Дакии уси­ли­ло рим­ский воен­ный и дипло­ма­ти­че­ский кон­троль над всей дунай­ской гра­ни­цей (Luttwak E. N. Op. cit. P. 100 ff.). В про­ти­во­по­лож­ность этой точ­ке зре­ния, А. Мочи ука­зы­ва­ет, что после заво­е­ва­ния Дакии Рим столк­нул­ся с круп­ны­ми про­бле­ма­ми: новая про­вин­ция, кото­рая вкли­ни­лась меж­ду язи­га­ми и рок­со­ла­на­ми, была сво­е­го рода басти­о­ном, дер­жав­шим обо­ро­ну на два фрон­та. Будучи пре­пят­ст­ви­ем для мигра­ции коче­вых наро­дов в запад­ном направ­ле­нии, Дакия ста­ла источ­ни­ком посто­ян­ной неста­биль­но­сти в этом сек­то­ре гра­ни­цы (Mócsy A. Op. cit. P. 94). Впро­чем, и сам Э. Лутвак при­зна­ет, что дакий­ский плац­дарм имел цен­ность лишь в том слу­чае, если Рим был силен, а вар­ва­ры сла­бы (Luttwak E. N. Op. cit. P. 101).
  • См. к это­му: Круг­ли­ко­ва И. Т. Указ. соч. С. 135 слл.; Чаплы­ги­на Н. А. Рим­ляне на Дунае. С. 63 слл.; Рацэ Г. Г. Эва­ку­а­ция рим­ской про­вин­ции Дакия и ее послед­ст­вия. Авто­реф. дис. … канд. ист. наук. М., 2002. С. 14 сл.; Попов М. В. Леги­о­ны рим­ской про­вин­ции Дакии // ПИФК. 2002. Вып. 12. С. 162; Mil­lar F. Em­pe­rors, Fron­tiers and Fo­reign Re­la­tions, 31 B. C. to A. D. 378 // Bri­tan­nia. 1982. Vol. 13. P. 20; Pe­tit P. Op. cit. P. 168 suiv.
  • Начало правления

    Самоубийство Децебала в изображении на колонне Траяна


    Wikimedia Foundation . 2010 .

    Смотреть что такое "Децебал" в других словарях:

      - (Decebalus) (? 106), вождь даков с 87. В 89 после успешной войны с римлянами добился мира, по которому Рим должен был выплачивать дакам ежегодные субсидии; войны даков с Римом в 101 102 и 105 106 завершились подчинением даков Риму и… … Энциклопедический словарь

      Decebălus, Δεκεβαλος, собственно Doipaneus, так что Децебал нарицательное имя и значит царь или князь даков, властвовал над дакийскпми племенами и своим вторжением в провинцию Мсзию вызвал против себя поход Домициана. Tac. Agr. 41.… … Реальный словарь классических древностей

      - (Decebalus) (умер 106), царь даков (См. Даки) с 87. В 89 после удачной войны против римлян при императоре Домициане Д. заключил мир, по которому римляне обязывались выплачивать ежегодные субсидии и предоставить дакам римских ремесленников … Большая советская энциклопедия

      - (Decebalus) царь дакийцев. В 86 г. по Р. X. Д. вторгнулся в Мизию, разбил римского наместника Оппия Сабина и завладел большей частью этой провинции. Император Домициан, несмотря на победу, одержанную его полководцем Юлианом при Тане, должен был,… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

      - (Decebalus) (ум. 106) царь даков, объединивший под своей властью многочисл. дакийские племена. Упорный противник Рима (римляне воевали с Д. дважды при Домициане и Траяне). Создал армию, обученную и вооруженную на рим. манер. В борьбе с Римом… … Советская историческая энциклопедия

      Децебал - см. Даки. (И.А. Лисовый, К.А. Ревяко. Античный мир в терминах, именах и названиях: Словарь справочник по истории и культуре Древней Греции и Рима / Науч. ред. А.И. Немировский. 3 е изд. Мн: Беларусь, 2001) … Античный мир. Словарь-справочник.

      Децебал - (ум. 106) царь даков, объед. под свою власть многочисл. дакийские племена. Упорный противник Рима (римляне воевали с Д. дважды при Домициане и Траяне). Создал армию, обуч. и вооруж. на рим. манер. В борьбе с Римом старался заключ. союзы … Древний мир. Энциклопедический словарь

      Децебал - (Decebalus), последний выдающийся царь даков, который в 85 86 вторгся в Мёзию и угрожал рим. государству (в 101 106 Дакия была покорена Траяном). С большой дальновидностью, используя помощь греч. и рим. специалистов., Д. провел… … Словарь античности

      Децебал - іменник чоловічого роду, істота … Орфографічний словник української мови

      - (ум. 106) вождь даков с 87. В 89 после успешной войны с римлянами добился мира, по которому Рим должен был выплачивать дакам ежегодные субсидии; войны даков с Римом в 101 102 и 105 106 завершились подчинением даков Риму и самоубийством Децебала … Большой Энциклопедический словарь

    Огромный, высеченный в скале лик, поднимающийся прямо из вод Дуная, производит неизгладимое впечатление и выглядит как декорация к фильмам-фэнтези. Этот удивительный монумент находится на самой границе Сербии и Румынии и считается одним из самых больших в Европе. А посвящен он одному из самых легендарных правителей этих мест – дакскому царю Децебалу.

    Даки и римляне

    В эпоху Римской империи на берегах Дуная жили племена гордых и отважных даков. Рим не раз предпринимал попытки завоевать Дакию, но удалось это им только в правление императора Траяна, во II веке н.э.


    Война с Даками требовала от римлян больших усилий и огромных ресурсов. Чтобы обеспечить армию всем необходимым, Траяну приходилось строить многочисленные военные дороги и мосты. Один из мостов, возведенных римлянами в то время, считался настоящим чудом инженерной мысли. Его длина составляла почти километр, а высота каждой из 20 каменных опор, соединенных арочными пролетами, достигала 28 метров. К сожалению, до наших дней мост не сохранился, лишь в нескольких местах, сквозь толщу воды можно разглядеть остатки нескольких опор.


    На том месте, где раньше проходила римская военная дорога, сохранилась памятная табличка, так называемая Tabula Traiana. До недавнего времени она была единственным памятником жестокой войны, прокатившейся по этим местам почти двадцать столетий назад.


    И только в наше время напротив Табулы появился новый монумент, полностью затмивший собой скромную римскую табличку. Им стал памятник главному противнику Траяна – даку Децебалу.

    Кто такой Децебал

    Децебал был предводителем даков, на долю которого и выпало защищать свою землю от притязаний Рима. На первых порах Децебалу удавалось сдерживать натиск императорской армии, и выиграв несколько крупных сражений, вытеснить противника за границы своих владений.


    Но вскоре военная удача отвернулась от отважного дака, силы были слишком неравны. Войска Траяна вновь вторглись в пределы Дакии, а против Децебала восстала часть его соплеменников, желающих сдаться на милость победителя.
    Преданный большей частью своей армии, тяжело раненый, Децебал не пожелал становиться пленником римлян и вынужден был покончить с жизнью, бросившись на собственный меч.

    История монумента

    Мысль создать памятник Децебалу в том самом месте, где так трагически закончилась его жизнь, пришла в голову известному румынскому бизнесмену Иосифу Константину Драгану еще в 1985 году. Вдохновившись своей идеей, Драган лично выбрал скалу и при участии нескольких скульпторов разработал эскиз будущего монумента.


    Работы начались в 1994 году и продолжались без малого 10 лет. Над созданием огромного лика Децебала трудились двенадцать скульпторов, а для того чтобы победить непокорный камень им потребовалось более тонны взрывчатки. Работать приходилось почти навесу, единственным вспомогательным средством были весьма ненадежные строительные леса, альпинистское снаряжение и пожарные лестницы.
    Тем не менее, в 2004 году памятник был полностью завершен. Стоимость его создания превысила миллион долларов, но никому и в голову не пришло пожалеть о содеянном.


    Грандиозный монумент, высотой в 42 метра, стал самым большим скульптурным ликом Европы и по силе воздействия на зрителя ничуть не уступает знаменитым изваяниям американской горы Рашмор.
    Суровый и непобежденный Децебал, отныне всегда будет взирать с высоты отвесной скалы на свою родную землю, которую он с таким жаром защищал от врагов. А современные жители Румынии всегда будут помнить, что они потомки отважных даков.


    Самое обсуждаемое
    Производные простых тригонометрических функций Производная обратной тригонометрической функции доказательство Производные простых тригонометрических функций Производная обратной тригонометрической функции доказательство
    Вермахт - это армия нацистской германии Объединения NSDAP, имевшие собственное Вермахт - это армия нацистской германии Объединения NSDAP, имевшие собственное "юридическое лицо" и
    Меркурий - планета солнечной системы Меркурий - планета солнечной системы


    top