Напишем:


✔ Реферат от 200 руб., от 4 часов
✔ Контрольную от 200 руб., от 4 часов
✔ Курсовую от 500 руб., от 1 дня
✔ Решим задачу от 20 руб., от 4 часов
✔ Дипломную работу от 3000 руб., от 3-х дней
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

Формирование науки как профессиональной деятельности

Формирование науки как профессиональной деятельности относится к XVI—XVII вв. Именно в тот период происходит нечто почти осязаемо значимое: наука превращается в особый институт, объявляет о своих целях и тех правилах, которые будут соблюдать те, кто посвятит свою жизнь изучению вещей «как они есть». Образ современной науки был определен в эпоху Нового времени. И.Ньютон, Г. Галилей, Ф. Бэкон, Р. Декарт полагали главными ценностями новой науки ее светский характер, критический настрой, объективную истинность, практическую полезность.

Реальному появлению науки на белый свет, т.е. ее институциональному оформлению, предшествовало широкое общественное движение, шедшее под лозунгами демократических реформ, выдвигавшее смелые проекты развития исследовательской деятельности познания природы.

1660 г. —дата рождения нового общественного феномена, появления Лондонского королевского общества естествоиспытателей, утвержденного Королевской хартией в 1662 году. Лондонское королевское общество объединяло ученых-любителей в добровольную организацию с определенным уставом, который был санкционирован высшей государственной властью того времени – королем.

1666 г. – создание во многом похожей по целям организации в Париже – Академии Наук.

Эти учреждения знаменовали собой общественное признание победы определенного интеллектуального умонастроения, которое зародилось существенно ранее (ХIII-ХIV вв.) и которое называлось «экспериментальной или натуральной философией». Основание этих учреждений привело к появлению первых писаных решений относительно исследовательских программ и главных содержательных компонентов понятия «наука».

Как видим, наука впервые институализируется в форме философии, хотя и особой, «экспериментальной», что позволило сформулировать определенные научные нормы и установить требования их соблюдения. Обратим внимание на то, что наука того периода была оторвана от образования –естествоиспытатель XVII века это в большинстве своем любитель. Профессионального естественнонаучного или технического образования просто еще не существовало.

Волна социального движения, на гребне которой появились новые учреждения, включала борьбу против авторитета древности, осознание возможною прогресса, демократизм, ориентацию на высокие цели служения обществу, педагогические идеалы и дух гуманитарности, интерес к человеку.

Надо, правда, отметить, что становление естествознания в тот период не ставило проблемы перестройки традиционных культурных ценностей, адаптации их к ценностям науки. «Наука достигла узаконения, – пишет немецкий социолог Ван ден Дейль, – не за счет навязывания ее ценностей обществу в целом, а благодаря данной ею гарантии невмешательства в деятельность господствующих институтов». Иными словами, наука начала с того, что сама резко ограничила себя от других феноменов культуры и их ценностей, т.е. от религии, морали, образования. Только эти гарантии невмешательства в другие сферы дали ей возможность выживания на арене социального действия того времени.

Например, в уставе Лондонского королевскою общества, который был сформулирован Робертом Гуком, записано, что целью общества является «совершенствование знания о ее естественных предметах и всех полезных искусствах... с помощью экспериментов (не вмешиваясь в богословие, метафизику, мораль, политику, грамматику, риторику и логику).

Наука заплатила достаточно высокую плату за свое превращение в признанный обществом институт. Эта плата состояла в отречении от всех опасных лозунгов и целей, которые еще недавно связывали науку с широким демократическим движением за обновление образования, за политические и социальные реформы. Отныне существование естествознания было нормативно закреплено, и в XVII в. появилась совершенно новая социальная роль – естествоиспытателя, которая теперь должна была разыгрываться по совершенно определенным правилам.

То, что сегодняшнему взгляду кажется делом сугубо личной рефлексии ученых, следствием ее самоопределения, непременным компонентом ее Я- образа – т.е. проведение границы, отделяющей науку от ненауки,— было в XVII в. историческим компромиссом, который преследовал не столько какие-то содержательные цели науки, сколько использовал возможное получить «место под солнцем» в социальном и культурном пространстве того времени.

Но затем наука Нового времени постепенно начинает отходить от религиозных взглядов на мир, для нее характерно противостояние человека и природы, вторжение в природную предметность и преобразование ее с учетом собственных интересов.

Наука –это опытное познание, в XVII в. не уставали это повторять. Сам король в Первой хартии Королевского общества подчеркивает эту ориентацию: «Мы особенно приветствуем те философские исследования, которые подкрепляются солидными экспериментами и направлены либо на расширение новой философии, либо на улучшение старой». Историки отмечают, что Королевское общество стремилось пропагандировать и поддерживать опытную науку. Выдвинутая кем-то гипотеза подвергалась проверке на опыте, в эксперименте и либо принималась и сохранялась, либо неминуемо отвергалась, если свидетельство эмпирического факта было для нее неблагоприятно. Члены общества отвергали работы, выполненные по другим нормам. Так, в 1663 г. некому Эккарду Лейхнеру, предложившему работу философско-теологического содержания для обсуждения на заседании общества, был дан ответ; «Королевское общество не заинтересовано в знании по схоластическим и теологическим материям, поскольку единственная его задача – культивировать знание о природе и полезных искусствах с помощью наблюдения и эксперимента и расширять его ради обеспечения безопасности и благосостояния человечества. Таковы границы деятельности британской ассамблеи философов, как они определены королевской хартией, и ее члены не считают возможным нарушать эти границы». Отказ другому автору звучал столь же твердо и даже не так вежливо: «Вы не можете не знать, что целью данного Королевского института является продвижение естественного знания с помощью экспериментов и в рамках этой цели среди других занятий его члены приглашают всех способных людей, где бы они ни находились, изучать Книгу Природы, а не писания остроумных людей».

Изменялось и само понимание науки. По мнению ученых, Нового времени, она должна перестать быть созерцательно-наблюдательной. Прорывом в ее понимании было открытие экспериментальной основы науки. Античная культура знала лишь теоретическую и логическую основы науки, но этого было недостаточно в эпоху, когда наука заявила о себе как об относительно самостоятельном явлении культуры. Наука могла развиваться, определяя свои собственные основы, к которым следует отнести экспериментальные исследования, а в более широком смысле –методологические основы рационализма и эмпиризма.

Особая заслуга принадлежит Ф. Бэкону, который фиксирует возникновение науки как триединого целого (система специализированного знания и его постоянного воспроизводства и обновления, социальный институт и форма духовного производства). Он высказывает афоризм «Знание –сила». Предназначение науки в том, чтобы умножать силу и могущество людей, обеспечивать им богатую и достойную жизнь. Однако на науку делалось много нападок. Проанализировав их, Бэкон пришел к выводу о том, что Бог не запрещал познание природы, как, например, утверждают теологи. Наоборот, Он дал человеку ум, который жаждет познания Вселенной.

В связи с формированием науки как профессиональной деятельности возникла новая модель образования, которая была нацелена на подготовку не только ученых-теоретиков, но и ученых практиков (инженеров). Для Англии и Франции, не принявших поначалу «немецкой модели» образования, это обернулось резким культурным отставанием. Культ ученых-любителей, столь характерный для Англии, обернулся для нее потерей лидерства в науке. Превращения науки в профессию завершает процесс её становления. Теперь научно-исследовательская деятельность становится признанно важной, устойчивой социокультурной традицией, закрепленной множеством осознанных норм, —делом столь серьезным, что государство берет па себя некоторые заботы о поддержании этой профессии на должном уровне, причем это делается в порядке защиты общезначимых национальных интересов.