Напишем:


✔ Реферат от 200 руб., от 4 часов
✔ Контрольную от 200 руб., от 4 часов
✔ Курсовую от 500 руб., от 1 дня
✔ Решим задачу от 20 руб., от 4 часов
✔ Дипломную работу от 3000 руб., от 3-х дней
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

Историческая изменчивость механизмов порождения научного знания (интернализм и экстернализм науки )

В философии науки существуют несколько подходов к описанию и объяснению исторической изменчивости механизмов порождения научного знания и исторического развития науки. Первым и относительно долгое время господствующим в определении закономерностей развития науки был так называемый интерналистский подход. Он основывается на том, что каждое последующее научное открытие опирается на предыдущие знания и возможно только на фундаменте прежнего опыта. Во взглядах на эволюцию науки господствовало убеждение в том, что развитие науки определяется исключительно интеллектуальными событиями. В соответствии с этим развитие науки представлялось как поступательный процесс накопления все более истинных и совершенных знаний о мире. Такая модель развития науки, развивается, прежде всего, позитивистами. Для нее характерен акцент только лишь на внутринаучных, когнитивных факторах развития знания.

В середине XX века в связи с общим кризисом позитивистской методологии происходит поворот к социальной истории науки, в рамках которой генезис и эволюция науки рассматриваются как составляющие общесоциального развития. Утверждение науки как производительной силы общества позволило преодолеть ограничение истории науки лишь когнитивной историей, найти конкретно-исторические механизмы связи когнитивных аспектов научного творчества с социальными процессами, раскрыть связь между интенциями исследователей и формированием исследовательской программы в группе и научной школе. Существенный вклад в оформление этого направления внесли постпозитивисты, выдвинув революционную модель истории науки. Здесь ее развитие трактуется как прерывистое движение, предполагается, что каждый новый этап развития науки принципиальным образом отличается от предыдущего, поскольку научные революции ведут не к открытию новых фактов, а к радикальному пересмотру теорий и методов, что означает качественное изменение самого предмета науки.

Социальная история науки является приложением методов и понятий социологии к реальной истории науки. Это существенно расширило горизонт историко-научных исследований, задало им новые перспективы и сформировало новые исследовательские области и проблемные ситуации, которые ранее –при сугубо когнитивном подходе –оставались вне поля рассмотрения историков науки. К ним, в частности, относятся изучение научных обществ и организаций, научных революций и т. д.

С понятием научного сообщества Кун ввел в философию науки принципиально новый элемент –исторический субъект научной деятельности, ведь научное сообщество –это группа людей, принадлежащих определенной эпохе, и в разные эпохи эта группа состоит из разных людей. Следует тут же отметить, что философия науки так и не смогла переварить этого понятия, хотя первоначально казалось, что здесь сделан важный шаг вперед. Таким образом, –писали авторы предисловия к русскому изданию книги Куна, –в противоположность так называемому интералистскому, или имманентному, направлению в историографии науки, для представителей которого история науки –это лишь история идей. Кун через научное сообщество вводит в свою концепцию человека. Это дало ему возможность в известной мере выйти за пределы чисто имманентного толкования развития науки, в рамках которого он вел свою работу, и открыло новые возможности для объяснения механизма движения науки .

Традиционно философия науки смотрела на науку и ее историю как на развитие знаний, идей, гипотез, экспериментов, отвлекаясь от конкретно-исторического субъекта познания. Нет, конечно, о субъекте упоминали, но это был абстрактный субъект –некоторый безличный х, носитель и творец знания, на место которого можно подставить любое имя –Архимеда, Галилея или Резерфорда. Поэтому логические позитивисты старались найти и описать объективные логические формы и связи элементов знания, устранив из анализа все, что имело отношение к реальной истории и конкретным людям. Поппер очень ярко выразил это пренебрежение субъектом, развив концепцию объективного знания, не зависящего от субъекта. Кун порывает с этой традицией, для него знание –это не то, что существует в нетленном логическом мире, а то, что находится в головах людей определенной исторической эпохи, отягощенных своими предрассудками и обремененных мелочными страстями. И сразу же все смешалось в доме Облонских! Стройный мир объективного знания рухнул.

Но только этот мир и может описывать и изучать философия науки. Лишаясь интерсубъективного предмета, она вынуждена уступить свое место психологии научного творчества, истории и социологии науки.

В современной социальной истории науки можно выделить две основных стратегии: макроаналитическую и микроаналитическую. Макроподход к анализу истории науки стал развиваться в 70—80-е годы XX века, его основные идеи представлены в историко-научных трудах Д. Бернала, Р. Мертона и др.. В рамках этого подхода социальная система, взятая в целом, рассматривалась как контекст, в котором формируется, функционирует и развивается научное знание. Была выявлена зависимость структуры научного знания от социальных процессов, выяснилось, что наука не просто включена в социокультурную систему, ее формы и способы организации оказываются идентичными формам и способам организации социальной системы. Важнейшей особенностью макроаналитического подхода является исследование обезличенных процессов и структур науки, абстрагирование от ожиданий, притязаний и ориентации субъекта научного познания.

На рубеже 80—90-х годов XX в. в связи с осознанием ограниченности макроподхода происходит поворот к микроаналитической стратегии в изучении социальной истории. Эта стратегия ориентирует историков на исследование отдельных случаев, акцентирует внимание на описании изолированных социально-исторических и социокультурных событий, абстрагируется от раскрытия закономерностей и общих социальных процессов, преемственности отдельных этапов. Микроаналитическая стратегия в социальной истории науки нацеливает на изучение отдельных случаев научных открытий, полемики между учеными, выдвижения гипотез и построения теорий в определенном социокультурном контексте. Эта позиция коренным образом отличается от интерналистских концепций научного развития. Здесь научное событие не приобщается к другим и не сравнивается с ними, напротив, описываются его уникальные особенности.

Но сегодня общепринято, что эволюция науки определяется как интерналистскими, так и экстерналистскими параметрами. Действительно, цели фундаментальных теоретических исследований в первую очередь определяются внутренней логикой развития научного знания, и искусственное привнесение сюда иных, внешних целевых установок, как правило, не содействует прогрессу науки. Но даже строго следуя своей собственной внутренней логике, научное познание, как оказалось, лишено возможности предвидеть все последствия, вытекающие из наличных результатов деятельности ученых. Соответствующие историко-научные и логико-методологические исследования, в частности, довольно убедительно показывают, что неявные смыслы специально-научных и математических гипотез, теорий и моделей могут оставаться в течение ряда лет невыявленными, образуя скрытую потенциальную основу как будущих открытий, так и возможных заблуждений. Уже в силу хотя бы этой причины относительно автономная логика развития социального знания, видимо, в принципе не может избежать неэксплицируемых, неосознаваемых моментов, что, в свою очередь, полностью исключает перспективы создания в будущем каких-либо абсолютных логических реконструкций роста науки или разработку достоверных прогнозов будущих научных открытий.

Исследования биографий ученых, кроме того, показывают, что для творческих личностей типично стремление к автономии, независимости, ведущее их к поиску малоизученных или горячих тем, областей знания для того, чтобы именно здесь бросить вызов общепринятым представлениям; они всегда оказывают явное предпочтение чему-то элегантному, оригинальному, сложному, сочетая это с толерантностью, терпимостью к критике, к двусмысленности, многозначности контекста3. Такого рода ценности также выступают сильными побудительными мотивами творческих поисков ученых, обеспечивая тем самым возможность функционирования внутренних механизмов развития научнотеоретического знания.