Как русские старообрядцы оказались в далёкой Боливии, и хорошо ли им там живётся. Жизненный уклад русских старообрядцев в боливии Староверы в боливии сохраняют русский язык

Как русские старообрядцы оказались в далёкой Боливии, и хорошо ли им там живётся. Жизненный уклад русских старообрядцев в боливии Староверы в боливии сохраняют русский язык
  • Социальные явления
  • Финансы и кризис
  • Стихии и погода
  • Наука и техника
  • Необычные явления
  • Мониторинг природы
  • Авторские разделы
  • Открываем историю
  • Экстремальный мир
  • Инфо-справка
  • Файловый архив
  • Дискуссии
  • Услуги
  • Инфофронт
  • Информация НФ ОКО
  • Экспорт RSS
  • Полезные ссылки




  • Важные темы


    В последнее время правительство России стало активно поддерживать возвращение на Родину соотечественников и их потомков, эмигрировавших за рубеж. В рамках этой политики несколько лет назад началось переселение в Россию старообрядцев из Боливии и Уругвая. В отечественных СМИ периодически появляются публикации и сюжеты, посвященные этим необычным людям. Они выглядят как выходцы то ли из Латинской Америки, то ли из нашего дореволюционного прошлого, но при этом сохранили русский язык и этническую идентичность.

    Русская диаспора в Америках: многочисленность, блеск и скорая ассимиляция

    Успешное сохранение своего языка и культуры на чужой латиноамериканской почве - это весьма редкое явление для русского рассеяния . В первой половине XX века в Новый Свет переселились сотни тысяч русских беженцев и переселенцев - белые эмигранты, религиозные сектанты, искатели лучшей доли и беженцы Второй Мировой войны, спасавшиеся от возвращения Советской власти на оккупированные немцами территории.

    Среди них были известнейшие технические специалисты, которые внесли огромный вклад в развитие новой родины, например, Игорь Сикорский, Владимир Зворыкин или Андрей Челищев. Были известные политики, как Александр Керенский или Антон Деникин, знаменитые деятели культуры, как Сергей Рахманинов или Владимир Набоков. Присутствовали даже военачальники вроде начальника Генерального штаба армии Парагвая генерала Ивана Беляева или генерала вермахта Бориса Смысловского, советника знаменитого президента Аргентины Хуана Перона по вопросам антипартизанских операций и борьбы с терроризмом. На земле Северной Америки оказался независимый от коммунизма центр русского православия, истово хранивший дореволюционную традицию.

    Не столь давно в Сан-Франциско или Буэнос-Айресе русская речь была распространенной. Однако сегодня ситуация в корне изменилась. Задача сохранения национальной идентичности оказалась непосильной для подавляющего большинства русских эмигрантов в Новый Свет. Их потомки во втором, максимум, в третьем поколении ассимилировались. В лучшем случае им удалось сохранить память о своих этнических корнях, культуре и религиозной принадлежности, в результате чего появились фигуры вроде известного канадского политолога и политика Майкла Игнатьева. Это правило справедливо и для старообрядцев из европейской России (купцов и горожан), которые также довольно быстро растворились среди населения Нового Света. На фоне общей судьбы русской эмиграции положение общин сибирских староверов в Латинской Америке, которые сегодня возвращаются в Россию, кажется необычным и удивительным.

    Из России в Латинскую Америку: путь староверов

    Латиноамериканские староверы - это потомки тех, кто спасался в XVIII - XIX веках от религиозных преследований российского государства в Сибири и позже на Дальнем Востоке . В этих регионах было создано много старообрядческих поселений, в которых сохранялись древние религиозные традиции. Местные староверы в своем большинстве принадлежали к особому толку в старообрядчестве - так называемым «часовенным». Это особое компромиссное направление, догматически равноудаленное как от поповцев, так и от беспоповцев.

    У часовенных функции духовных лидеров исполняют выборные наставники-миряне («пока не объявится истинного православного духовенства»). Условия жизни на просторах Сибири закалили их, вынудили жить исключительно собственным хозяйством и сделали более замкнутыми и консервативными, чем остальные старообрядцы. Если в кино или художественной литературе изображают старообрядцев в виде каких-нибудь лесных отшельников, то их прототипом являются именно часовенные.

    Революция и главным образом коллективизация повлекли за собой бегство староверов-часовенных из России . В 1920-х и начале 1930-х годов часть их переселилась с Алтая в китайский Синьцзян, а другая часть перебралась с российского Амура в Маньчжурию, где староверы осели главным образом в районе Харбина и создали крепкие крестьянские хозяйства. Приход в 1945 году Советской армии обернулся для старообрядцев новой трагедией: большая часть взрослых мужчин была арестована и выслана в лагеря за «незаконный переход границы», а хозяйства их семей, оставшихся в Маньчжурии, подверглись «раскулачиванию», то есть фактически разграблению.

    После победы в Китае коммунистов в 1949 году новые власти стали недвусмысленно выдавливать из страны старообрядцев как нежелательный элемент. В поисках нового убежища староверы на время оказались в Гонконге, но в 1958 году при помощи ООН одна их часть выехала в США, а другая - в Аргентину, Уругвай, Парагвай, Чили и Бразилию. В последней из этих стран с помощью Всемирного совета церквей староверы получили 6 тысяч акров земли в 200 милях от Сан-Паулу.

    Освоение Южной Америки

    В конечном счете, отдельные общины староверов были основаны в целом ряде стран Латинской Америки. Многие семьи старообрядцев успели пожить не в одной стране до тех пор, пока в 1980-е годы их большая часть окончательно не обосновалась в Боливии. Причиной тому послужил радушный прием со стороны правительства этой страны, которое выделило староверам землю. С тех пор старообрядческая община в Боливии стала одной из самых крепких во всей Латинской Америке.

    К южноамериканской действительности эти русские приспособились очень быстро, а сейчас и вовсе относятся с невозмутимым спокойствием . Старообрядцы стойко переносят жару, несмотря на то, что открывать тело им непозволительно. К ягуарам уже тоже привыкли, не особо их боятся, только защищают от них домашнюю живность. Со змеями разговор короткий - сапогом по голове, а кошек заводят не для охоты на мышей, а для ловли ящериц.

    В Боливии староверы в основном занимаются земледелием и животноводством. Из самых популярных культур, выращиваемых ими, первое место занимают кукуруза, соя и рис. При этом, надо заметить, что это староверам удается лучше многих боливийских крестьян, которые живут на этих землях на протяжении нескольких столетий.

    В отличие от Уругвая, где потомки русских сектантов живут в поселении Сан-Хавьер, боливийские старообрядцы смогли сохранить не только религию и сложившийся несколько веков назад уклад жизни, но и русский язык . Хотя некоторые из них уехали в крупные города, такие, как Ла-Пас, большинство староверов предпочитает жить в тихих деревушках. Детей в большие города отпускают неохотно, ведь там, по мнению родителей, к которым принято прислушиваться, очень много бесовских соблазнов.

    Примечательно, что находясь на таком удалении от исторической родины, боливийские староверы сохранили свои культурные и религиозные обычаи даже лучше, чем их единоверцы, живущие в России. Хотя, может быть, удаленность от русской земли и послужила причиной тому, что эти люди так яро борются за свои ценности и традиции.

    Сохранению традиционных ценностей сильно способствует то, что латиноамериканские староверы не разрешают своим детям вступать в брак с людьми другой религии . А поскольку там на данный момент проживают около 300 русских старообрядческих семей, в которых как минимум по 5 детей, выбор у молодого поколения достаточно велик. При этом не запрещается жениться или выходить замуж и за коренного латиноамериканца, но он должен обязательно выучить русский язык, принять веру супруга и стать достойным членом общины.

    Старообрядцы в Боливии - это самодостаточные общины, но они не оторваны от внешнего мира . Они смогли прекрасно наладить не только свой быт, но и культурную жизнь. Например, праздники справляют там очень торжественно с плясками и песнями, но с такими песнями, которые не противоречат их религии. Несмотря на то, что телевизор, к примеру, под запретом, они никогда не скучают и всегда знают, чем им заняться в свободное время. Наряду с обучением в местной школе, где все занятия проходят на испанском языке и где они общаются с местным населением, они занимаются и со своими учителями, которые преподают им старославянский и русский языки, ведь священные книги написаны именно на них. Интересно, что все староверы, живущие в Боливии, говорят без испанского акцента, хотя их отцы и даже деды родились уже в Латинской Америке. Более того, речь их до сих пор носит явные черты сибирского говора.

    Покидая Латинскую Америку

    За время пребывания староверов в Боливии в этой стране сменились многие президенты, но никогда старообрядцы не имели сложностей в отношениях с властями. Серьезные проблемы у боливийских староверов начались с приходом к власти президента Эво Моралеса , одного из главных фигур «левого поворота» в Латинской Америке и первого лидера Боливии, посетившего Россию. Этот политик выступает как поборник идей социализма, антиимпериализма и защитник общин, в которых многие индейские племена продолжают сохранять свой уклад жизни с древних времен.

    Одновременно Моралес - индейский националист, стремящийся на основе идей латиноамериканского почвенничества экспроприировать и выдавить из создаваемого им чисто индейского государства все «чужеродные элементы», включая иностранцев и белых боливийцев, к числу которых относятся русские старообрядцы. Неудивительно, что при Моралесе вдруг появились «проблемы» с землей староверов.

    Именно после этого активизировался процесс обратного переселения старообрядцев в Россию, сначала из Боливии, а потом по их примеру и из других латиноамериканских государств , прежде всего, тех, где у власти стоят левые популисты, которые входят в «Боливарианский альянс» или симпатизируют ему. Сегодня российский МИД помогает процессу репатриации старообрядцев, хотя многие из них предпочитают уезжать не в Россию, а к своим единоверцам в США.

    Слабо представляя реалии Сибири и наивно поверив отечественным чиновникам на слово, многие латиноамериканские староверы оказалась в очень тяжелом положении на первом этапе переселения в 2008-2011 годах. В результате далеко не все репатрианты остались в России. Тем не менее, процесс репатриации постепенно наладился, и сегодня можно надеяться, что для большинства этих старообрядцев их одиссея рано или поздно завершится на исторической Родине.

    О часовенных староверах, живущих в обеих Америках, да и в самой России, существуют полярные мнения. Кто-то считает их архаичными русскими амишами, кто-то видит в их общинах осколок ушедшей «Святой Руси» и поэтому выбирает их образ жизни в качестве объекта для подражания.

    Разумеется, сравнение потомков сибирских староверов в Латинской Америке с амишами некорректно . Абсолютно все русские старообрядцы пользуются по мере необходимости техникой, электричеством и даже Интернетом. В той же Боливии никто из часовенных староверов не додумался бы отказаться от тракторов и комбайнов, единственным запрещенным предметом техники остается, пожалуй, телевизор.

    Идеализация этой группы старообрядцев тоже не обоснована. Мнение автора данной статьи, основанное на личном общении с латиноамериканскими староверами, состоит в том, что эти люди - просто доживший до нашего времени слепок крестьянской России начала XX века со всеми ее хорошими и плохими качествами . Если к положительным чертам можно отнести трудолюбие, установку на сохранение своей идентичности и приверженность семейным ценностям, к негативным чертам - низкий уровень образования и узкий кругозор, что очень часто мешает староверам Латинской Америки принимать адекватные решения в современном мире.

    На протяжении нескольких столетий русские старообрядцы не могли найти покоя на родной земле, и в XX веке многие из них окончательно перебрались за границу. Далеко не всегда получалось обосноваться где-то поблизости от Родины, а потому сегодня старообрядцев можно встретить и на далекой чужбине, например, в Латинской Америке. В этой статье вы узнаете о быте русских фермеров из деревни Тоборочи, Боливия. Старообрядцы, или староверы - общее название для религиозных течений в России, возникших в результате неприятия церковных реформ в 1605-1681 годах. Все началось после того, как московский патриарх Никон предпринял ряд нововведений (исправление богослужебных книг, изменение обрядов). Недовольных «антихристовыми» реформами объединил протопоп Аввакум. Староверы подвергались жестоким преследованиям со стороны как церковных, так и светских властей. Уже в XVIII веке многие бежали за пределы России, спасаясь от гонений. Не нравились упрямцы и Николаю II, и, впоследствии, большевикам. В Боливии, в трех часах езды от города Санта-Крус, в местечке Тоборочи 40 лет назад обосновались первые русские старообрядцы. Даже сейчас это поселение не отыщешь на картах, а в 1970-х тут были абсолютно необжитые земли, окруженные густыми джунглями. Федор и Татьяна Ануфриевы родились в Китае, а в Боливию поехали в числе первых переселенцев из Бразилии. Помимо Ануфриевых в Тоборочи живут Ревтовы, Мурачевы, Калугиновы, Куликовы, Анфилофиевы, Зайцевы. Деревня Тоборочи состоит из двух десятков дворов, расположенных на приличном расстоянии друг от друга. Большинство домов - кирпичные. В Санта-Крусе очень жаркий и влажный климат, а комары донимают круглый год. Москитные сетки, такие родные и привычные в России, ставят на окнах и в боливийской глуши. Старообрядцы бережно хранят свои традиции. Мужчины носят рубахи с поясами. Шьют их сами, а вот брюки покупают в городе. Женщины предпочитают сарафаны и платья в пол. Волосы отращивают с рождения и заплетают в косу. Большинство старообрядцев не позволяют чужакам фотографировать себя, однако семейные альбомы есть в каждом доме. Молодежь идет в ногу со временем и вовсю осваивает смартфоны. Многие электронные устройства в деревне формально запрещены, но от прогресса не спрятаться даже в такой глуши. Почти во всех домах есть кондиционеры, стиральные машины, микроволновки и телевизоры, взрослые общаются с далекими родственниками посредством мобильного интернета. Основное занятие в Тоборочи - сельское хозяйство, а также разведение амазонской рыбы паку в искусственных водоемах. Прикармливают рыбу два раза в день - на рассвете и вечером. Корм производится тут же, на мини-фабрике. На обширных полях старообрядцы выращивают бобы, кукурузу, пшеницу, в лесах - эвкалипт. Именно в Тоборочи был выведен единственный сорт боливийских бобов, популярный сейчас во всей стране. Остальные бобовые завозят из Бразилии. На деревенской фабрике урожай обрабатывают, пакуют в мешки и продают оптовикам. Боливийская земля плодоносит до трех раз в год, а удобрять ее начали только пару лет назад. Женщины занимаются рукоделием и ведут хозяйство, растят детей, внуков. Большинство старообрядческих семей многодетные. Имена детям выбирают по Псалтири, согласно дню рождения. Нарекают новорожденного на восьмой день его жизни. Имена тоборочинцев непривычны не только боливийскому уху: Лукиян, Киприян, Засим, Федосья, Кузьма, Агрипена, Пинарита, Авраам, Агапит, Палагея, Мамелфа, Стефан, Анин, Василиса, Маримия, Елизар, Инафа, Саламания, Селивестр. Жители деревни нередко сталкиваются с представителями дикой природы: обезьянами, страусами, ядовитыми змеями и даже небольшими крокодилами, которые любят полакомиться рыбой в лагунах. Для таких случаев у старообрядцев всегда наготове ружье. Раз в неделю женщины выезжают на ближайшую городскую ярмарку, где продают сыр, молоко, выпечку. Творог и сметана в Боливии так и не прижились. Для работы в полях русские нанимают боливийских крестьян, которых называют Колями. Языкового барьера нет, так как старообрядцы, помимо русского, говорят и по-испански, а старшее поколение еще не забыли португальский и китайский. К 16 годам мальчики приобретают необходимый опыт работы в поле и могут жениться. У старообрядцев строго запрещены браки между родственниками до седьмого колена, поэтому невест ищут в других деревнях Южной и Северной Америки. До России добираются редко. Девушки могут выходить замуж по достижении 13-летнего возраста. Первый «взрослый» подарок для девушки - сборник русских песен, с которого мать снимает очередную копию и дарит дочери на день рождения. Десять лет назад боливийские власти профинансировали строительство школы. Она состоит из двух зданий и делится на три класса: дети 5-8 лет, 8-11 и 12-14-летки. Мальчики и девочки учатся вместе. В школе преподают два боливийских учителя. Основные предметы - испанский язык, чтение, математика, биология, рисование. Русский язык учат дома. В устной речи тоборочинцы привыкли смешивать два языка, а некоторые испанские слова и вовсе вытеснили русские. Так, бензин в деревне называют не иначе как «гасолина», ярмарку - «ферия», рынок - «меркадо», мусор - «басура». Испанские слова давно обрусели и склоняются по правилам родного языка. Есть и неологизмы: например, вместо выражения «скачать из интернета» в ходу слово «дескаргарить» от испанского descargar. Некоторые русские слова, повсеместно употребляемые в Тоборочи, давно вышли из обихода в современной России. Вместо «очень» старообрядцы говорят «шибко», дерево называют «лесиной». Старшее поколение ко всему этому разнообразию примешивает португальские словечки бразильского разлива. В общем, материала для диалектологов в Тоборочи - на целую книгу. Начальное образование не является обязательным, но боливийское правительство поощряет всех учеников государственных школ: раз в год приезжают военные, выплачивающие каждому ученику по 200 боливиано (порядка 30 долларов). Старообрядцы посещают церковь дважды в неделю, не считая православных праздников: службы проходят в субботу с 17 до 19 часов и в воскресенье с 4 до 7 утра. Мужчины и женщины приходят в церковь во всем чистом, надев поверх темную одежду. Черная накидка символизирует равенство всех перед Богом. Большинство южноамериканских старообрядцев никогда не бывали в России, но свою историю помнят, отражая главные ее моменты в художественном творчестве. Воскресенье - единственный выходной. Все ходят друг к другу в гости, мужчины ездят на рыбалку. Темнеет в деревне рано, ложатся спать к 10 вечера.

    Боливию многие путешественники нередко называют одной из наиболее привлекательных и интересных стран: здесь можно встретить необыкновенно красивые места, странного вида растения и животных. Каждый, кто приезжает в Боливию, непременно становится заложником собственных незабываемых впечатлений. Но что на самом деле поджидает того, кто решил не просто проехаться по впечатляющим окрестностям Боливии, но и остаться жить в стране, которую нередко называют «Тибетом» Южной Америки.

    Для начала хотелось бы отметить, что около 50% всего населения составляют индейцы, сохранившие до 21 века большую часть своих народных традиций. Их не волнует высокие технологии и многие признаки цивилизации – они вполне хорошо чувствуют себя без горячей воды и благоустроенного туалета. Вот именно поэтому нередко можно встретить высказывания о том, что Боливия – это страна, где высокий процент населения проживает за чертой бедности, не имеет стабильного дохода и доступа к элементарным благам развитого государства. Но многим боливийцам достаточного того, что они имеют крышу над головой, руки и ноги – для работы и пищу для пропитания.

    Боливия – это страна с развитой промышленностью, но невысоким уровнем жизни – любой иностранец с суммой в несколько десятков тысяч долларов свободно может окунуться в богатую жизнь по здешним меркам.

    Известна многим Боливия и благодаря свободно произрастающей по всей стране коки. Ее выращивают целыми плантациями и свободно продают и покупают буквально на каждом углу. Считается, что жевание листьев коки оказывает тонизирующее действие на весь организм, правда всем туристам настоятельно рекомендуется относиться к употреблению коки как можно осторожнее, особенно в пределах высокогорья. Кроме того, что кока выращивается на абсолютно легальных условиях, производство наркотиков в этой стране – это одно из самых прибыльных занятий, правда все еще теневой отрасли боливийской промышленности.

    Об адаптации в Боливии

    Интересно, что те немногие, кто, побывав в Боливии в качестве туриста-путешественника, насмотревшиеся на ее красоты и решившие осесть здесь для постоянного места жительства, впоследствии жалеют о своем выборе. Хотя подобное не говорит о том, что в этой стране действительно сложно нормально существовать, ведь не зря же бытует пословица «везде хорошо, где нас нет», да и путать туризм и эмиграцию не стоит.

    Сами боливийцы, несмотря на весьма значительное число эмигрантов, поселившихся здесь еще с незапамятных времен, приезжих не очень жалуют. Среди таких ярких примеров - староверы, сохранившие традиции и обычаи русских предков, создав на территории Боливии собственные крохотные государства, которые боливийцы порой даже воспринимают, как иностранные, зачастую даже не заглядывая в места их селения.

    Для коренных жителей этой страны, что менониты, что староверы, что японцы являются чужими людьми, по странной причине обитающие на территории Боливии. Кстати, например, староверы, имея боливийский паспорт, а значит и гражданство, говоря по-испански, нередко давая работу окружающим людям и участвуя в экономике, себя боливийцами не считают, так что такое отношение к ним вполне закономерно.

    Настоящим боливийцем, по сути, может считаться тот, кто помимо всего остального родился в Боливии и любит страну, в которой живет, по праву называя ее родиной. Причем совершенно не важно, каким цветом его кожа – «белого» коренного населения в этой стране достаточно много.

    Сегодняшние иммигранты часто говорят о том, что даже по прошествии нескольких лет проживания в Боливии на законных основаниях, в большей они чувствуют себя туристами, чем жителями. К негативным факторам и трудностям адаптации в новой стране можно отнести и то, что многие русские жалуются на приступы брезгливости и недовольства. Возможно, что причины такого отношения покажется кому-то незначительными, но это лишь до того времени, как окунаешься в подобное сам.

    Живя в Ла-Пасе, многие эмигранты вспоминают хлеб, продающийся в вакуумных упаковках в их родных городах и странах – в Боливии нередко можно встретить нелицеприятную картину, когда на лежащий хлеб летят брызги грязи с луж, выхлопные газы с рудиментарных автобусов, а дополняют образ грязные руки грузчика, буквально бросающие буханки на жалкого вида прилавки.

    Рассуждения о бедности в Боливии

    Как уже упоминалось выше – нельзя назвать Боливию и боливийцев в частности – бедными. В данном контексте это слово несколько неуместно, хотя бы потому, что среди них практически нет голодающих.

    Поразить незнакомых с местным укладом жизни путешественников может тот факт, что совершенно нищий на вид бомб с котелком в руках может позволить себе зайти в ресторан, чтобы отведать горячего супчика. Кстати, надо заметить, что попрошаек здесь практически нет или же выглядят они достаточно обеспечено – с золотыми зубами и множеством безвкусных ювелирных украшений.

    В Боливии даже самая бедная индейская семья позволяет себе первое, второе и третье блюда за столом. Конечно, это не означает, что они хорошо живут, однако если человек не голоден, то его существование, пожалуй, может считаться приемлемым.

    Особенностью «простого люда» (то есть большинства, так как в Боливии большая часть населения – это категория людей, относящая к среднему классу - они не богаты и не бедны) является то, что в обычной повседневной жизни они выглядят плохо из-за бесформенной, залатанной и грязной национальной одежды. Здесь не принято наряжаться, идя на базар. Все лучшие одежды и украшения берегутся для карнавала – тогда «на свет» выуживаются парчовые юбки и прочие атрибуты.

    Тоже самое касается и элементарных бытовых условий – электричества, горячей воды, туалета в доме и т.д. Не каждый крестьянин, способный улучшить условия своего проживания пойдет на это. Для боливийца подобное не привычно, а потому не обязательно.

    В пользу Боливии говорит и то, что большинство зданий – это фундаментальные кирпичные строения с хорошей крышей и окнами. Здесь не встретишь хибар, сооруженных из подручных материалов (картона, фанеры) и больше напоминающих собачьи будки, чем нормальное жилье для цивилизованного человека. Правда наряду с этим не встретишь и супермаркетов и мегацентров.

    Как сказал один русский эмигрант, проживший в Боливии более трех лет: «Я возвращался в Россию с легким сердцем и душой. Радовался этому событию, как ребенок. Думал, что после существования в Боливии прежняя жизнь покажется мне раем. Но я был горько разочарован и внезапно меня потянуло обратно….В страну колорита, ярких впечатлений и слишком простодушных жителей».

    «Здесь, в Боливии, староверы прекрасно сохраняют русский язык»

    Это просто мечта фоторепортера: джунгли, «много-много диких обезьян» и на этом диковинном фоне — она, голубоглазая девушка в сарафане и с русой косой до пояса.

    А вот и деревня, где по улицам бегают белобрысые мальчишки в расшитых рубахах, а женщины обязательно убирают волосы под шашмуру — специальный головной убор. Разве что избы не бревенчатые, а вместо березок пальмы. Россия, которую мы потеряли, сохранилась в Южной Америке.

    Там после долгих скитаний нашли пристанище староверы в своем стремлении сохранить веру и жизненные устои предков. В итоге им удалось сберечь не только это, но и русский язык прошлых веков, за которым, как за сокровищем, в Южную Америку едут лингвисты. Старший научный сотрудник Института русского языка РАН Ольга Ровнова недавно вернулась из очередной, уже девятой по счету экспедиции в Южную Америку. На этот раз она побывала в Боливии, в деревне Тоборочи , основанной староверами в 1980-х годах. Лингвист рассказала порталу «Русская планета » о жизни русского языка на другом конце земли.

    Расскажите в двух словах, как вообще в Южной Америке оказались староверы?

    Их предки бежали из России в конце 1920-х — начале 1930-х годов в Китай от советской власти. В Китае они жили до конца 1950-х годов, пока и там не начали строить коммунизм и сгонять всех в колхозы.

    Староверы снова снялись с места и перебрались в Южную Америку — в Бразилию и Аргентину.

    А почему они перебрались в Боливию?

    Не все смогли прижиться в Бразилии на тех землях, что выделило им правительство. Это были джунгли, которые надо было выкорчевывать вручную, плюс почва имела очень тонкий плодородный слой — их ждали адски тяжелые условия. Поэтому через несколько лет часть староверов начала искать новые территории. Кто-то уехал в Боливию и Уругвай: здесь им тоже предложили участки джунглей, но зато почва в Боливии более плодородная. Кто-то узнал, что земли продают и США, в штате Орегон.

    Отправили делегацию на разведку, те вернулись с самыми благоприятными впечатлениями, и часть староверов переехала в Орегон. Но поскольку семьи у староверов большие и им надо много жизненного пространства, то из Орегона они со временем отправились в Миннесоту и дальше, на Аляску, где издавна проживало некоторое количество русского населения. Кто-то уехал даже в Австралию. Пословица «Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше» очень подходит к нашим староверам.

    Чем они занимаются на новых местах?

    В Боливии и в Латинской Америке в целом — сельским хозяйством. В деревне Тоборочи, где мы были в этом году, они выращивают пшеницу, бобы, кукурузу, а в искусственных прудах разводят амазонскую рыбу паку. И знаете, у них хорошо это получается. Труд на земле дает им неплохой доход. Конечно, есть разные ситуации, но, преимущественно, латиноамериканские староверы — весьма зажиточные люди. В США ситуация немного другая — там часть семей работает на заводах и в сфере обслуживания.

    Какой он, русский язык латиноамериканских староверов?

    Это живой диалектный русский язык, на котором говорили в России в XIX веке. Чистый, без акцента, но это именно диалект, а не литературный язык. Налицо редкая ситуация: лингвистам хорошо известно, что в случае эмиграции люди теряют родной язык уже в третьем поколении. То есть внуки уехавших уже обычно не говорят на родном языке своих бабушек и дедушек. Мы видим это на примерах и первой, и второй волны эмиграции. А здесь, в Боливии, староверы прекрасно сохраняют язык: четвертое поколение говорит на чистом русском языке. В этот раз мы записывали мальчика 10 лет. Его зовут Дий, в школе он учится по-испански, но дома говорит на русском диалектном языке.

    При этом важно, что язык староверов не законсервирован. Он живой, он развивается. Правда, в отрыве от России он развивается другим путем. В их речи очень много слов, заимствованных из испанского языка. Но они их встраивают в систему русского языка — лексически, морфологически. Например, автозаправку они называют «газолинка» от испанского слова gasolinera. У них нет словосочетания «сельское хозяйство», поэтому про себя они говорят: «Мы занимаемся агрикультурой, агрикульторы мы». И эти заимствования идут в их речи вперемешку с устаревшими словами, которые уже не встретишь в нашем языке. Например, дерево у них — лесина.

    Эта ситуация характерна для всех староверов, живущих в Южной Америке. В то время как в США или Австралии ситуация обратная. Там уже второе поколение полностью переходит на английский. Например, если бабушка живет в Боливии, а внук — в штате Орегон или на Аляске, то они уже не могут общаться напрямую.

    А почему русский язык лучше сохраняется в Южной Америке, чем в Северной?

    Есть общая тенденция: чем богаче страна, тем более сильное влияние она оказывает на староверов — и экономическое, и лингвистическое.

    В том же Орегоне женщины вовлечены в экономическую деятельность. Как правило, они работают — в сфере услуг или на производстве. И, естественно, они сами активно учат язык страны пребывания. Дети ходят в англоязычную школу, смотрят телевизор на английском языке. Родной язык постепенно уходит.

    В Латинской Америке не так. Задача зарабатывать деньги лежит полностью на мужчине. Женщины не обязаны работать и, следовательно, они меньше общаются с местным населением. Задача женщины — вести домашнее хозяйство и воспитывать детей. Они не только хранительницы очага, но и хранительницы языка.

    Имеет значение и населенный пункт, где живут староверы. Здесь, в Боливии, староверы живут в своей деревне, полностью в своей среде. Их дети посещают школу, где им преподают на испанском языке, но что характерно: и в Боливии, и в Бразилии староверы стараются построить школу у себя в деревне — зачастую за свои деньги — и договариваются, чтобы к ним ездили учителя, вместо того, чтобы отправлять детей в чужую деревню или в город. Поэтому дети постоянно находятся в деревне, в которой — за исключением школы — везде говорят только по-русски. Кстати, и в России хранителями диалектов являются именно сельские женщины. Мужчины теряют диалект гораздо быстрее.

    Все-таки на диалекте какой именно местности говорят староверы?

    В основном они увезли с собой язык той местности, откуда бежали за границу. Например, в Эстонии, на берегу Чудского озера, живут староверы, когда-то пришедшие с Псковщины. И псковский диалект по-прежнему прослеживается в их речи.

    Боливийские староверы попали в Китай через два коридора. Одна группа пришла в провинцию Синьцзян с Алтая. Вторая группа бежала из Приморья. Они перебрались через Амур и осели в Харбине, и в их речи есть отличия, о которых я скажу чуть позже.

    Но что интересно, и синьцзянцы, и харбинцы, как они сами себя называют, в своей основной массе — это кержаки, потомки староверов из Нижегородской губернии. При Петре I они вынуждены были бежать в Сибирь, и в их речи прослеживается диалект Нижегородской губернии.

    А что это за диалект?

    Мне придется вам буквально в паре слов рассказать про русские диалекты. Есть две большие группы диалектов — Северное наречие и Южное наречие. Самые известные различия в произношении таковы: на севере «окают», а на юге — «акают», на севере звук [г] взрывной, а на юге — фрикативный, в слабой позиции произносится как [х]. И между этими двумя наречиями проходит широкая полоса среднерусских говоров. Они очень пестрые, но каждый взял что-то от Северного наречия, а что-то от Южного. Например, московский говор, который лег в основу русского литературного языка, — это тоже среднерусский говор. Для него характерно южное «аканье» и при этом северное взрывное [г]. Говор южноамериканских староверов — среднерусский, но он отличается от московского.

    Они тоже «акают», но от северного говора они взяли, например, так называемое стяжение гласных, то есть они говорят «Така красива девка», «Таку красиву девку в жены взял».

    А есть ли различия в языке у разных общин американских староверов?

    Есть. И эти различия обусловлены не тем, кто в какой местности сейчас проживает, а тем, из какой части Китая они уехали в Америку. Хотя их речь очень похожа, но все же в речи синьцзянцев есть черты, которые вызывают усмешку у харбинцев. Например, синьцзянцы вместо звука [ц] говорят [с]. Вместо цыпленка у них «сыпленок», «сарь» вместо царя. А [ч] они произносят как [щ]: сынощек, щайник, лавощка. Это очень режет слух, особенно в начале общения. И харбинцы, у которых всего этого нет, считают свою речь более правильной, более похожей на российскую. Вообще для староверов очень важно осознавать свою близость к России.

    Кстати, а что староверы думают о нашем с вами русском языке?

    Они очень за него переживают. Они не понимают многих слов, которые появились в России за последние годы. Характерный пример, были мы в одном доме, а там к хозяевам приехали родственники с Аляски. Один из них спрашивает, на каком языке сейчас говорят в России. На русском, отвечаю я. «Какой же это русский язык, если они куфайку называют sweater!»

    У староверов не в чести телевизор, но они все равно смотрят русские фильмы, а потом начинают задавать мне вопросы. Однажды меня спрашивают: «А что такое любовница?». Я им объясняю, а они говорят: «А! Так это по-нашему "ухажерка"!» Или девушка, которая очень любит готовить, посмотрев наши кулинарные форумы, спрашивает меня, что такое пирожные — «пироги знаю, и пирожки, а пирожных не знаю».

    Действительно, казалось бы, что староверы должны избегать всех этих современных технологий, однако они даже интернетом пользуются?

    Это не поощряется, но и не запрещается. В работе они используют современную технику: в полях у них — тракторы и комбайны John Deer. А дома — скайп, с помощью которого они поддерживают связь с семьей по всему миру, а также находят своим детям невест и женихов — в обеих Америках и в Австралии.

    Я как раз хотела спросить про браки, ведь для закрытых сообществ характерны близкородственные союзы и, как следствие, нарастание генетических проблем.

    Это не про староверов. Не зная генетики, их предки установили правило восьмого колена: браки между родственниками до восьмого колена запрещены. Они прекрасно знают свою родословную на такую глубину, всех своих родственников. И интернет им важен, чтобы находить новые семьи в условиях, когда староверы расселились по всему миру.

    Впрочем, они допускают и браки с чужаками, при условии, что те примут веру и выучат молитвы. В этот приезд мы видели молодого человека из местных, который ухаживал за девушкой из деревни. Он очень интересно говорит: на диалектном русском языке с испанским акцентом.

    А в какой степени сами староверы владеют испанским языком?

    В достаточной, чтобы жить в стране. Как правило, лучше языком владеют мужчины. Но когда я с одной из женщин зашла в магазин и поняла, что моего испанского явно не хватает, чтобы объясниться с продавщицей, моя спутница оказалась очень бойкой переводчицей.

    Какова, на ваш взгляд, дальнейшая судьба русского диалектного языка в Южной Америке? Будет ли он жить дальше?

    Мне очень хотелось бы приехать к ним лет через 20 и посмотреть, каким станет их русский язык. Конечно, он будет другим. Но знаете, у меня нет тревоги за русский язык в Боливии. Они говорят без акцента. Их диалект чрезвычайно живучий. Это совершенно уникальное сочетание архаики и инноваций. Когда им надо назвать новое явление, они с легкостью изобретают новые слова. Например, мультфильмы они называют словом «поскакушки», гирлянды лампочек — «помигушки», ободок на волосы — «одевашка». Они знают слово «кредит», но сами говорят «взять на выплатку».

    Староверы очень широко используют метафоры для обозначения новых предметов или понятий. Например, я показываю мальчику на дерево в их деревне — это большое дерево с крупными душистыми ярко-красными гроздьями цветов. Спрашиваю: как оно называется? «Не знаю, сестра сиренькой зовет», — отвечает мне мальчик. Другие цветы, другой аромат, но похожая форма гроздьев — и вот тебе сиренька. А мандарины они называют «мимозкой». Видимо, за их круглую форму и яркий цвет. Спрашиваю у девочки, где ее брат. «Фадейка-то? Мимозку очишшат». Вон, мандарины чистит…

    Не зная ничего о такой науке, как социолингвистика, староверы в Боливии делают ровно то, что надо делать, чтобы сохранить язык. Живут обособленно и требуют, чтобы в деревне, дома говорили только по-русски. И я очень надеюсь, что русский язык будет звучать в Боливии еще долго.

    Беседовала Милена Бахвалова

    На протяжении нескольких столетий русские старообрядцы не могли найти покоя на родной земле, и в XX веке многие из них окончательно перебрались за границу, а потому сегодня старообрядцев можно встретить и на далекой чужбине, например, в Латинской Америке

    На протяжении нескольких столетий русские старообрядцы не могли найти покоя на родной земле, и в XX веке многие из них окончательно перебрались за границу. Далеко не всегда получалось обосноваться где-то поблизости от Родины, а потому сегодня старообрядцев можно встретить и на далекой чужбине, например, в Латинской Америке. В этой статье вы узнаете о быте русских фермеров из деревни Тоборочи, Боливия.

    Старообрядцы, или староверы - общее название для религиозных течений в России, возникших в результате неприятия церковных реформ в 1605-1681 годах. Все началось после того, как московский патриарх Никон предпринял ряд нововведений (исправление богослужебных книг, изменение обрядов). Недовольных «антихристовыми» реформами объединил протопоп Аввакум. Староверы подвергались жестоким преследованиям со стороны как церковных, так и светских властей. Уже в XVIII веке многие бежали за пределы России, спасаясь от гонений.

    Не нравились упрямцы и Николаю II, и, впоследствии, большевикам. В Боливии, в трех часах езды от города Санта-Крус, в местечке Тоборочи 40 лет назад обосновались первые русские старообрядцы. Даже сейчас это поселение не отыщешь на картах, а в 1970-х тут были абсолютно необжитые земли, окруженные густыми джунглями.

    Федор и Татьяна Ануфриевы родились в Китае, а в Боливию поехали в числе первых переселенцев из Бразилии.

    Помимо Ануфриевых в Тоборочи живут Ревтовы, Мурачевы, Калугиновы, Куликовы, Анфилофиевы, Зайцевы.

    В Санта-Крусе очень жаркий и влажный климат, а комары донимают круглый год.

    Москитные сетки, такие родные и привычные в России, ставят на окнах и в боливийской глуши.

    Молодежь идет в ногу со временем и вовсю осваивает смартфоны. Многие электронные устройства в деревне формально запрещены, но от прогресса не спрятаться даже в такой глуши. Почти во всех домах есть кондиционеры, стиральные машины, микроволновки и телевизоры, взрослые общаются с далекими родственниками посредством мобильного интернета.

    Основное занятие в Тоборочи - сельское хозяйство, а также разведение амазонской рыбы паку в искусственных водоемах.

    Прикармливают рыбу два раза в день - на рассвете и вечером. Корм производится тут же, на мини-фабрике.

    На обширных полях старообрядцы выращивают бобы, кукурузу, пшеницу, в лесах - эвкалипт.

    Именно в Тоборочи был выведен единственный сорт боливийских бобов, популярный сейчас во всей стране.

    Остальные бобовые завозят из Бразилии.

    На деревенской фабрике урожай обрабатывают, пакуют в мешки и продают оптовикам.

    Боливийская земля плодоносит до трех раз в год, а удобрять ее начали только пару лет назад.

    Женщины занимаются рукоделием и ведут хозяйство, растят детей, внуков. Большинство старообрядческих семей многодетные. Имена детям выбирают по Псалтири, согласно дню рождения. Нарекают новорожденного на восьмой день его жизни. Имена тоборочинцев непривычны не только боливийскому уху: Лукиян, Киприян, Засим, Федосья, Кузьма, Агрипена, Пинарита, Авраам, Агапит, Палагея, Мамелфа, Стефан, Анин, Василиса, Маримия, Елизар, Инафа, Саламания, Селивестр.

    Жители деревни нередко сталкиваются с представителями дикой природы: обезьянами, страусами, ядовитыми змеями и даже небольшими крокодилами, которые любят полакомиться рыбой в лагунах.

    Для таких случаев у старообрядцев всегда наготове ружье.

    Языкового барьера нет, так как старообрядцы, помимо русского, говорят и по-испански, а старшее поколение еще не забыли португальский и китайский.

    К 16 годам мальчики приобретают необходимый опыт работы в поле и могут жениться.

    У старообрядцев строго запрещены браки между родственниками до седьмого колена, поэтому невест ищут в других деревнях Южной и Северной Америки. До России добираются редко.

    Десять лет назад боливийские власти профинансировали строительство школы. Она состоит из двух зданий и делится на три класса:

    дети 5-8 лет, 8-11 и 12-14-летки. Мальчики и девочки учатся вместе.

    В школе преподают два боливийских учителя. Основные предметы - испанский язык, чтение, математика, биология, рисование.

    Русский язык учат дома. В устной речи тоборочинцы привыкли смешивать два языка, а некоторые испанские слова и вовсе вытеснили русские. Так, бензин в деревне называют не иначе как «гасолина», ярмарку - «ферия», рынок - «меркадо», мусор - «басура». Испанские слова давно обрусели и склоняются по правилам родного языка. Есть и неологизмы: например, вместо выражения «скачать из интернета» в ходу слово «дескаргарить» от испанского descargar. Некоторые русские слова, повсеместно употребляемые в Тоборочи, давно вышли из обихода в современной России. Вместо «очень» старообрядцы говорят «шибко», дерево называют «лесиной». Старшее поколение ко всему этому разнообразию примешивает португальские словечки бразильского разлива. В общем, материала для диалектологов в Тоборочи - на целую книгу.


    Самое обсуждаемое
    Площадь революции в париже Площадь революции в париже
    Николай Коперник: краткая биография и его открытия Николай Коперник: краткая биография и его открытия
    Жизненный уклад русских старообрядцев в боливии Староверы в боливии сохраняют русский язык Жизненный уклад русских старообрядцев в боливии Староверы в боливии сохраняют русский язык


    top