Напишем:


✔ Реферат от 200 руб., от 4 часов
✔ Контрольную от 200 руб., от 4 часов
✔ Курсовую от 500 руб., от 1 дня
✔ Решим задачу от 20 руб., от 4 часов
✔ Дипломную работу от 3000 руб., от 3-х дней
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

Новые технологии и «информационная экономика».

Существуют две основные конкурирующие теории, направленные на описание и объяснение процессов глобализации. Прежде всего, это теория постиндустриального общества, одна из первых и наиболее влиятельных версий которой было представлена в работах американского социолога Дэниела Белла. Согласно Беллу, основной сферой экономики нового общества станет сфера услуг, основным вектором общественной жизни — досуг, а основной ценностью цивилизации — стремление человека к самореализации.

         Постиндустриальное общество часто описывают как «глобальную деревню» — этот термин принадлежит американскому культурологу Маршаллу Маклюену. Благодаря развитию коммуникационных технологий и электронных СМИ, утверждает Маклюен, человечество преодолеет существовавшие ранее барьеры времени и пространства и превратит планету в одну большую деревню. Развитие Интернета спустя несколько десятков лет после выхода в свет работы Маклюена во многом подтверждает его предсказания.

         Идеологи постиндустриального общества в своих социально-философских построениях предлагают особое видение исторического процесса, которое можно охарактеризовать как трехстадийную концепцию. Индустриальному обществу они противопоставляют аграрное (или доиндустриальное) в качестве предшественника и постиндустриальное в качестве наследника. При этом, как подчеркивает Д.Белл, «постиндустриальное общество не замещает индустриальное, или даже аграрное общество, оно добавляет новый аспект, в частности в области использования данных и информации, которые представляют собой необходимый компонент усложняющегося общества».

          Так или иначе, наиболее распространенными понятиями, применяемыми для обозначения новой стадии социального развития, будут «постиндустриальное общество» и «информационное общество». Возникает вопрос, какое из них наиболее адекватно описывает реальность третьего тысячелетия, и какому из них отдать предпочтение? По сути дела, данные термины являются близкими, если не идентичными по своему содержанию, ведь постиндустриальное общество по существу является информационным, так как определяющим в нем видом деятельности является информационная деятельность. В этом смысле понятие «информационное общество» более конкретно чем «постиндустриальное», но, вместе с тем, их общий недостаток в том, что они в определенной мере абсолютизируют научно-технологическую составляющую наступающей эпохи, а последняя отнюдь не исчерпывает всего социокультурного пространства. Очевидно, наиболее заметными процессами, характеризующими современное общество, будут процессы информатизации, но, нельзя не отметить, что наряду с ними происходят и другие, не менее знаковые для эпохи события, например, смена мировоззренческих установок, изменение подходов в научном познании, пересмотр ориентиров в социально-политической практике и т.д.

         Если обратиться к классической работе Ж.Ф. Лиотара «Состояние постмодерна», то в ней вхождение в общества в постсовременный период французский философ связывает с процессами всеохватывающей информатизации, которые стали одной из причин изменения статуса знания и возникновения специфического постмодернистского видения мира.

          С целью обоснования заявленной позиции, рассмотрим в чем именно сходятся постмодернистская и постиндустриальная теории, и на основании чего возможно провести между ними параллели. В этой связи обозначим специфику происходящих изменений в экономике развитых стран Запада в последние десятилетия. В производственной сфере главные перемены в основном связаны с переходом от массового характера производства к мелкосерийному - принцип стандартизации постепенно сменяется принципом разнообразия. С технической точки зрения, это стало возможным благодаря внедрению новейших компьютерных технологий. В свою очередь, успех технологий, разрушающих унифицированный подход в производственно-экономической сфере, во многом обусловлен стремлением человека вырваться из оков единообразия, которые породила механизация докомпьютерного периода. С философской точки зрения, массовое производство и потребление, массовое тиражирование культурных стандартов и норм восприятия действительности, является выражением примата целого над частным, общего над отдельным, единого над множественным, то есть происходит подмена индивидуальных ценностей общими. Подобные установки свойственны индустриальной стадии капитализма, которая наиболее полно выражает идеологию модерна как «великого проекта» европейской культуры. Общество превращается в тотальность, подавляющую конкретную личность.

          Возможность преодоления подобной ситуации теоретики постиндустриального общества видят в развитии технологий, главным образом электронных, то есть, резервы гуманизации техники, по их мнению, следует искать в развертывании самого технического прогресса, а не отказа от него. Только с развитием компьютерной технологии, стал возможным отход от массификации производства - производство стало более гибким и нацеленным на удовлетворение самых разнообразных потребностей.

Принципы плюрализма, децентрации, фрагментарности, свойственные постиндуст-риальному обществу, являющиеся определяющими для постмодернизма, выражаются прежде всего в утверждении разнообразия как основного лейтмотива постиндустриального общества. Если говорить об экономике, то разнообразие обнаруживается не только в типах техники, товарном ассортименте и видах услуг, но и в потребности в широком спектре различных профессий. Причем рабочий «третьей волны» мыслится уже не как придаток конвейера, которого можно заменить любым другим, а как разносторонне развитая, изобретательная, инициативная личность. Как справедливо отметил Тоффлер, если технология второй волны содействовала единообразию, технология третьей волны обеспечивает социальное разнообразие. Естественно, разнообразие как характеристика постиндустриального общества воплощается не только в области экономики - оно пронизывает все сферы и подсистемы общества, изменения в которых могут быть описаны при помощи категорий постмодернистского мировоззрения.

Утверждение разнообразия как некой фундаментальной основы гарантирует плюрализм, то есть равноправное существования самых разных позиций, и постиндустриальное общество создает определенные условия для реализации этого постмодернистского принципа.

          Децентрация охватывает практически все сферы общества наших дней: в производстве мы наблюдаем процессы демассификации и разукрупнения предприятий, в сфере управления происходит перераспределение властных полномочий центра в пользу регионов, а базисное планирование переносится на локальный уровень, а что касается доступа к информации, то новейшие электронные технологии предлагают невиданные доселе возможности для пользователей самостоятельно получать необходимые им сведения, независимо от цензуры центра.

          Наряду с процессами децентрации и дифференциации в современном обществе имеют место и интеграционные тенденции. Так, налицо процессы экономической интеграции и образования наднациональных экономических и властных структур, например, становление Европейского сообщества. Одновременное наличие процессов дифференциации и глобализации мы имеем и в средствах массовой информации. Но, интеграция в эпоху постиндустриализма не предполагает господства центра, в данном случае речь идет скорее о некой координации, цель которой - успешное функционирование и развитие составных частей.

          Несомненно, особую роль в формировании фрагментарной культуры играют телекоммуникационные электронные технологии. Именно они создают техническую возможность для создания сверхнасыщенного информационного поля, которое практически повсеместно окружает современного человека, но, при всей его вездесущности, воздействие его, носит скорее выборочный, адресный характер.

В постиндустриальном обществе происходит отход от централизованного распределения информации, что проявляется в развитии телевидения в направлении увеличения числа каналов, адресованных на различные аудитории, а также распространения кабельного и спутникового телевещания. Практически неограниченные возможности для доступа к интересующей информации и для общения дает глобальная сеть Интернет. Влияние информационных и телекоммуникационных технологий на дробление общества на множество различных малых групп заключается в том, что благодаря им, человек может находиться в том «фрагменте» информационного пространства, который ему наиболее интересен. Если телевидение - это коммуникативная система с односторонней связью, то сетевые компьютерные технологии дают возможность для двустороннего, интерактивного общения людей в режиме реального времени.

          Наряду с процессами дефрагментации, имеют место тенденции к так называемому «стиранию граней» между когда-то противоположными сущностями. Так, стираются не только грани, разделяющие классы, расы, нации и государства, не только границы между реальным и виртуальным, но и меняются специфические модели половой принадлежности: и это проявляется в новом отношении к сексуальной идентификации, ведь не случайно «унисекс» как стиль поведения и самовыражения стал популярен в последнее время. С первого взгляда, может показаться, что «стирание граней» противоречит фрагментации, что эти две направленности противоположны по своему духу и взаимоисключают друг друга. Да, бесспорно, замечает З.Бауман, фрагментация предполагает прочерчивание новых граней, но, при образовании новых происходит стирание старых, в основном искусственных границ.

          Технологии постиндустриального общества позволяют расширить вхождение игрового начала в деятельность человека. В постиндустриальном обществе неожиданно воплощаются идеи Герберта Маркузе о том, что на смену «принципу производительности» должен прийти «принцип удовольствия». По его мнению, человеку необходимо вырваться из пределов материального производства - царства отчужденного труда и погрузиться в мир игры и фантазии. Труд должен стать средством самовыражения и реализации индивидуальных способностей, и, как полагал Маркузе, это возможно при превращении его в игру, в разновидность отдохновения.

          По мнению В. Красильщикова, леворадикальные идеи Маркузе находят воплощение в… персональном компьютере. Компьютер открывает реальную возможность сделать труд своеобразной «игрой» и вывести человека из-под контроля технобюрократии.

          Таким образом, постиндустриализация связывается с превращением процесса труда в разновидность творческой деятельности, возможности для которой увеличиваются с вхождением в жизнь людей не подавляющей человека техники.

          По мнению Н.Т. Абрамовой, в настоящее время происходит расшатывание устоев фундаменталистского идеала, о чем свидетельствуют следующие факторы. «Во-первых, идея об отсутствии инвариантных базисных истин для объектов различных классов (о неадекватности представлений о единых критериях истинности по отношению к любым утверждениям); во-вторых, идея о мозаичности, гетерогенности современных объектов познания; в-третьих, идея о смене тактики выбора базисного основания; наконец, в-четвертых, идея о приоритете индивидуального над целокупным».

         Таким образом, научно-технологические достижения конца второго тысячелетия позволяет говорить о сегодняшнем обществе не только как об информационном, но и как о постмодерном. Мы перечислили далеко не все признаки постиндустриального общества. Временной цикл периода развития постиндустриального общества сложно прогнозировать. Но, очевидно, что он будет определяться почти исключительно темпами научно-технического прогресса.

          Конкурирующая теория исходит из тезиса о формировании в современном мире так называемого информационного капитализма. Она не оспаривает истинность тех фактов, на основе которой создавалась теория постиндустриального общества, но утверждает, что выводы, сделанные последней, являются ложными. Современное состояние экономики — это вовсе не результат радикального разрыва с индустриальным капитализмом, но всего лишь закономерное развитие последнего. Основным товаром в современном обществе выступает информация, от доступа к ней зависит и социальный статус того или иного субъекта. Соответственно, и традиционные основания капитализма приобретают новую форму: конкуренция становится конкуренцией за доступ к информации, а «информационные капиталисты» отчуждают у «информационных рабочих» продукты их интеллектуального труда.

          Информационный капитализм это общество, в котором информация рассматривается в качестве товара. Поскольку, с одной стороны, информация является ресурсом бесконечно копируемым по самой своей природе, а с другой стороны, денежная стоимость может быть присвоена лишь такому ресурсу, которого на всех не хватает, информационный капитализм может существовать только тогда, когда доступ к информации искусственно ограничивается с помощью шифрования информации, и запрета на ее нелицензионное копирование, проводимого в жизнь с помощью жестких полицейских мер. При этом право доступа к информации превращается в такой же символ социального статуса его обладателя, каким раньше, до стирания грани между вещами и информацией, были дорогие вещи и недвижимость. Иными словами, информационный капитализм, так же как и традиционный капитализм, является обществом, члены которого ориентированы на борьбу между собой за повышение своего социального статуса, а не на покорение природы, что может иметь отрицательные последствия для бессмертия человечества.

         Одним из главных представителей информационизма является американский социолог М. Кастельс, автор фундаментального трехтомного труда «Информационная эпоха: экономика, общество и культура» (1996). В отличие от Белла, он отдает предпочтение информационному подходу к обществу. Вместе с тем он признает важность сделанного Беллом, внося необходимые уточнения и дополнения. Другие представители информационизма склонны если не отождествлять, то сближать постиндустриальное и информационное общества.

          М. Кастельс дополняет и развивает ряд положений теории постиндустриализма Д. Белла. Он значительно расширяет круг постиндустриальных и информационных обществ, включая в него, помимо США и Японии, ведущие европейские страны, а также некоторые страны АТР.

          Кастельс определяет индустриализм как способ развития, при котором главными источниками производительности является количественный рост факторов производства (труда, капитала и природных ресурсов) вместе с использованием новых источников энергии. В противовес ему информационизм представляет собой способ развития, в котором главным источником производительности является «качественная способность оптимизировать сочетание и использование факторов производства на основе знания и информации». Индустриализм нацелен прежде всего на производство и распределение энергии, ориентирован на максимизацию выпуска продукции. Информационизм охватывает все области человеческой деятельности и направлен в первую очередь на развитие технологий, на накопление знаний и достижение более высоких уровней обработки информации. Распространение информационных технологий вызвало взрывное развитие во всех областях их применения.

         Современный информационный капитализм и посткапиталистические социальные отношения демонстрируют кульминацию отчуждения человеческой сущности и соответственно социальных отношений. Такого рода критическое состояние отчужденного мира предвещает начало разотчуждения сущности социальности. Из-за возрастания роли научно-технического прогресса от капиталистического способа производства, по сути дела, осталось одно стремление, желание сохранить свои прежние социальные функции. Однако деньги— главный оплот капитализма— из пяти общеизвестных функций практически уже потеряли четыре: средство обращения, платежа, накопления, мировые деньги. Даже основная их функция— мера стоимости ставится под вопрос, так как в информационном обществе все труднее становится оценить действительно полезную для человечества информацию в силу ее всеобщности. Сегодняшняя финансовая монополия в обязательном порядке перейдет в свое другое, в свою противоположную наличность. Этому процессу стали способствовать многие объективные социальные факторы— следствия процесса социализации, в частности интенсивное обнищание ряда государств второго, третьего и четвертого порядка (результат гонки за количеством, то есть за основным показателем капиталистического способа производства), перенасыщение мирового рынка товарами и в то же время отсутствие покупательной способности у населения стран «третьего мира». Научно-технический прогресс привел как к высвобождению миллионов рабочих из производства, так и к уменьшению производственных издержек и т.д.

          Безусловно, эти теоретические выкладки во многом зависят от того, какую идеологическую позицию занимает тот или иной исследователь. В частности, известно, что теория постиндустриального общества была своеобразным западным ответом советским утопиям о светлом будущем, заключающимся в описании становления «капитализма с человеческим лицом». Соответственно, среди сторонников теории постиндустриального общества, как правило, преобладают оптимистические оценки глобализации.