Нато в международных отношениях. История создания, развитие и деятельность нато в современный период. Развитие нато после окончания «холодной войны»

Нато в международных отношениях. История создания, развитие и деятельность нато в современный период. Развитие нато после окончания «холодной войны»

Страница 10 из 24

Расширение НАТО.

НАТО (организация Североатлантического договора – англ. North Atlantic Tready Organization) – военно-политический блок государств, созданный в 1949 г. по инициативе США. В настоящее время членами НАТО являются 19 государств. Вопрос о расширении этого блока на восток после распада СССР стал серьезной проблемой в отношениях России с Западом.

Североатлантический альянс был за­думан как военно-политический союз, составляющий военно-си­ловую опору одного из двух полюсов биполярного мира. Ему предшествовала, в частности, доктрина Трумэна – внешнеполитическая программа правительства США, изложенная 12 марта 1947 г. президентом страны Г. Трумэном в выступлении в Конгрессе. Ссылаясь на “коммунистическую опасность”, нависшую над Грецией и Турцией, Г. Трумэн призвал Конгресс в “интересах безопасности США” оказать помощь этим государствам. Осью североатлантического альянса была не только сила, но и идеология. В этом смысле блок НАТО охватывал весь так называемый свободный мир.

При этом необходимо учитывать, что сближение За­падной Европы и Северной Америки произошло не только из-за уг­розы советского вторжения, но и в силу более широкого комплекса проблем. По окончании Второй мировой войны правительства ев­ропейских стран очутились в ситуации, характеризующейся рас­падом империй и международной торговли, угрозой экономиче­ского и социального хаоса, крахом денежной системы, ростом влияния радикальных идеологий, нехваткой продуктов питания, неэффек­тивными транспортными системами, разочарованием людей в своих руководителях и т.д.

В ответ на это было создано множе­ство взаимно переплетающихся, противоречащих друг другу, дублирующих друг друга институтов, которые в совокупности со­ставили нечто вроде институциональной версии “гибкого реаги­рования” на сложные и разнообразные проблемы на уровнях индивидуального, государственного, субрегионального, регио­нального и международного взаимодействия.

С окончанием “холодной войны” Североатлантический альянс оказался в совершенно иной стратегической ситуации. Исчезли главные причины создания блока НАТО и в силу этого он про­сто не мог избежать системного кризиса. Это по сути дела признали участники Римской встречи в верхах руководителей стран-членов альянса в ноябре 1991 г., на которой была об­народована “новая стратегическая концепция” НАТО.

Уместно напомнить в данной связи, что главная цель НАТО, сформулированная в пятой статье договора, состоит в оказании взаимной помощи странами-членами в случае гипотетического нападения и коллективной обороне их территорий. По оконча­нии “холодной войны” и фактическом прекращении главной внеш­ней угрозы с Востока перед руководителями альянса встала про­блема его радикальной трансформации либо роспуска. В создавшейся ситуации любые другие угрозы и доводы оказались бы недостаточными, чтобы в полной мере заменить первоначальную главную цель.

Однако имеется целый ряд причин, в силу которых в обозри­мом будущем НАТО сохранится в качестве реального факто­ра мировой политики. Существуют мощные силы, которые очень заинтересованы в Североатлантическом союзе и будут предпринимать все меры для недопущения его роспуска. Разные участники этого процесса преследуют разные интересы. Для США НАТО остается доказательством и инструментом реализа­ции их якобы лидирующей роли в мире в наступившем веке.

Ряд европейских стран видят в альянсе инструмент сдерживания на­ционализации внешней политики Германии и возможных гегемонистских поползновений с ее стороны. Дело в том, что объединение Германии изменило геополитическую расстановку сил мире. Она больше не “вписывается” в тесные рамки, отведенные ей геостратегическим курсом США.

Для самого блока НАТО расширение - это вопрос его вы­живания. Сказывается действие закона самосохранения и самовоспроизводства, определяющего сущность и деятель­ность любой организации. Один из путей проявления этого за­кона - расширение. В данном смысле не является исключени­ем и блок НАТО, который качественной перестройке на путях учета сложившихся реальностей предпочел паллиативный путь количественного расширения.

Благоприятствующим этому обстоятельством явилось то, что восточноевропейские страны, получившие фактическую нацио­нальную независимость с распадом Советского Союза и восточно­го блока, вступили на европейскую авансцену в качестве самосто­ятельных и активных субъектов международных отношений. Для них стремление присоединиться к НАТО во многом стиму­лируется психологическими соображениями, желанием освободить себя от чрезмерных военных расходов и создать благоприятный климат доверия, в котором они смогут реализовывать трудные эко­номические и политические реформы.

Одной из важнейших причин, подталкивающих восточноев­ропейские страны в “объятия” НАТО, является не только призрак Советского Союза, но и призраки империй прошлого (Османской, Германии, Австро-Венгрии, России), для которых эти страны слу­жили в качестве арены соперничества или же разменной моне­ты в большой геополитической игре. Империй уже нет, в том числе и Советской, но призраки остались. Разумеется, в исто­рии они нередко играли фатальную роль, но все же, как пред­ставляется, задача состоит в том, чтобы выявить реальные ори­ентиры мирового развития и найти свое место в реальном мире.

В глазах восточноевропейских стран вхождение в НАТО - это, в сущности, вопрос об утверждении, прежде всего в собствен­ных глазах своей европейской идентичности, а также вопрос об интеграции в экономические и политические структуры ЕС. Вхождение в НАТО рассматривается ими как кратчайший путь к решению своих социальных, экономических и оборонных про­блем на началах скорейшей интеграции в европейские структу­ры. В их глазах вступление в альянс - это своего рода гаран­тия безопасности в условиях риска и нестабильности, якобы исходящих от России.

Вместе с тем многие европейцы видят в Североатлантическом альянсе средство предотвращения ренационализации политики безопасности в Европе. Эта проблема стала особенно актуальной в свете трагических событий в бывшей Югославии. НАТО рассма­тривается в качестве гаранта европейской, да и не только евро­пейской, безопасности, сохранения американского политическо­го и военного присутствия в Европе.

На сегодняшний день США остаются необходимым компонентом европейского баланса сил, а Североатлантический альянс представляет собой основу воен­но-стратегического партнерства США и Европы. США - это од­на из двух главных опор НАТО, и очевидно, что в случае их ухо­да из Европы блок НАТО разрушится.

Существует целый ряд других доводов и аргументов в пользу сохранения и укрепления НАТО. В частности, нельзя не учиты­вать желание определенных кругов Запада воспользоваться ослаб­лением позиций России, не допустить ее возрождения и восстановления ее веса и влияния в мировых делах. Одна из причин - заинтересованность значительных политических, бюрократичес­ких кругов в сохранении этой организации как работодателя и источника выгодных заказов. В данном контексте следует рассма­тривать и развернувшиеся в последнее время споры и дискуссии относительно расширения Североатлантического союза путем включения в него новых членов из числа восточноевропейских стран, являвшихся ранее членами Варшавского блока.

Разумеется, с точки зрения сторонников сохранения и рас­ширения НАТО, приводимые ими аргументы не лишены ос­нований и имеют право на существование. Возможно, эти аргу­менты были бы приемлемы и для остальных членов мирового сообщества, если бы в какой-либо форме сохранялись реально­сти, на основе которых альянс был создан.

Прекратилось противостояние между Востоком и Западом, в 1990 г. про­изошло объединение Германии – Федеративной Республики Германии и Германской Демократической Республики в единое государство, исчезла Берлинская стена, раз­делявшая Европу на две части, положен конец военному присут­ствию Советского Союза в Восточной Европе. Как говорят, организации создаются, в сущности, не самими государствами-участниками этих организаций, а их врагами. В этом утвержде­нии присутствует определенная доля истины в том смысле, что союзы, блоки, организации образуются в силу наличия опреде­ленной угрозы или вызова их участникам. История предоставля­ет нам множество примеров, когда коалиции, одержавшие по­беду в войне, распадаются чуть ли не на следующий день после победы. Почему эта участь должна миновать НАТО?

Немаловажное значение в этом контексте имеет то, что ев­ропейская безопасность становится все меньше военной пробле­мой. Она превращается в проблему, решаемую в более широких масштабах внешней политики, выходящей за рамки компетен­ции НАТО. Еще до окончания “холодной войны” ряд руководите­лей стран-членов альянса осознавали необходимость опреде­ленной модификации его структуры, роли и функций. Тем более она нужна сейчас. Без нее расширение вообще теряет всякий смысл. Как показал целый ряд событий постбиполярной эпохи, напри­мер, в Руанде, Сомали, Югославии, блок НАТО в нынешнем его виде еще не готов к пресечению войн, агрессий, кровавых кон­фликтов, возникающих как в Европе, так и за ее пределами.

В первое время после окончания “холодной войны” у части выс­шего советского руководства и российских политиков сложи­лось впечатление, что конфронтационность в отношениях России с Западом стала достоянием истории и что отныне насту­пают времена демократии, мира и дружбы, которые могут ом­рачить лишь отдельные несознательные возмутители спокойст­вия вроде С. Хусейна или М. Каддафи. Предполагалось, что с падением “железного занавеса” и Берлин­ской стены СССР (Россия) вступит в общую семью европейских народов, будет создано единое пространство европейской безо­пасности, составной частью которого станет и Россия со всеми ее азиатскими частями.

К тому же в начале 1990 г. наметились тенденции к выдви­жению на передний план политических и политико-военных аспектов НАТО. Прослеживалось стремление руководителей аль­янса смягчить и даже пересмотреть многие доктрины, направ­ленные против СССР и стран бывшего Варшавско­го блока. В принципе такая установка получила свое отражение в Парижской хартии, принятой на встрече в верхах СБСЕ в но­ябре 1990 г. В ней, в частности, гово­рилось, что эти государства “больше не являются противниками, будут строить новые отношения партнерства и протягивают друг другу руку дружбы”. Во исполнение этой установки руководст­во альянса предприняло также ряд мер, направленных на сни­жение военного противостояния в Европе. Так, наряду с сокра­щением численности своих вооруженных сил в Центральной Европе оно пошло на передислоцирование вооруженных сил в цен­тральной зоне с передовых рубежей на более отдаленные. Дек­ларировалась также готовность НАТО к дальнейшим изменениям в военной, особенно ядерной, стратегии.

Только этим можно объяснить тот невероятный факт, что руководители СССР поверили на слово западным правительствам, которые заверяли их, что в случае согласия на объединение Германии, вывода советских войск из Восточной Германии и не­вмешательства в процесс освобождения восточноевропейских стран блок НАТО не будет расширяться на восток. Однако сно­ва подтвердилось положение, согласно которому декларации всегда остаются декларациями, от которых при необходимости можно отказаться и, как правило, отказываются. Чего стоят, на­пример, заверения западных руководителей, данные в период объ­единения Германии и разработки соглашений о выводе советских войск из Восточной Европы, в том числе и из ГДР. Тогда они уве­ряли М. Горбачева, что вопрос о приеме стран-участниц Варшав­ского блока в НАТО никогда не будет подниматься. Однако после завершения вывода Россией своих войск позиция западных стран по данному вопросу изменилась на прямо противополож­ную. Развернув усилия по поглощению стран Центральной и Вос­точной Европы, Запад по сути дела вероломно отказался от сво­их обязательств и тем самым обманул СССР и Россию.

Представляется не совсем выверенной сама установка Запа­да на расширение НАТО в нынешнем ее виде без должной пере­оценки и пересмотра стратегических целей и ориенти­ров. Не случайно, что те авторы, которые воочию видят возможные отрицательные последствия расширения альянса, настойчиво призывают к тому, чтобы процесс расширения не был механическим, а был обусловлен конкретны­ми стратегическими обстоятельствами. По их мнению, лишь в том случае, если Россия будет представлять военную угрозу Центральной и Восточной Европе, НАТО следует предлагать членство и гарантии безопасности Вышеградской четверке и возможно другим странам региона.

Создается впечатление, что с окончанием “холодной войны” и биполярной блоковой и системной конфронтации Запад, в целом, и США, в особенности, не смогли в полной мере осознать перелом­ный характер переживаемой нами эпохи, не проявили дально­видности и подлинной политической воли к тому, чтобы начать с чистой страницы новую главу во взаимоотношениях с Росси­ей. Здесь, по-видимому, немаловажную роль играет синдром западного единства. С политической карты планеты исчез так на­зываемый второй мир в лице стран социалистического содруже­ства. Окончательно “размылась” идеологическая инфраструктура, а также экономическая основа вычленения третьего мира. В результате создается впечатление, будто расшатываются опоры единства развитого мира.

Руководители западных стран не перестают уверять мировое сообщество и прежде всего Россию в своих добрых намерениях, в своем миролюбии и озабоченности проблемами безопасности не только собственных членов, но и России. Возможно, в этих до­водах есть значительная доля истины.

Разумеется, что Россия заинтересована в стабильности по все­му периметру своих рубежей. Но политика Запада в данной сфере не может не вызвать у России подозрения относительно его стремления подорвать ее статус как великой державы и превра­тить в сырьевой придаток развитых стран. Поэтому оно будет вос­приниматься в России однозначно - как враждебная и дестаби­лизирующая акция.

Расширение НАТО за счет стран Центрально-Восточной Евро­пы и Прибалтики неизбежно нарушит баланс вооруженных сил, что, в свою очередь, приведет к подрыву Договора по обычным во­оруженным силам в Европе. Даже без учета сил новых членов НА­ТО превосходит Россию в 5 раз по численности населения, более чем в 10 раз по размерам военных расходов, в 3 раза по числен­ности вооруженных сил и количеству обычных вооружений. В на­стоящее время, согласно существующим данным, при комплекс­ном учете личного состава, авиации, бронетехники, артиллерии и боевых кораблей соотношение боевых потенциалов сил обще­го назначения России и НАТО оценивается как один к четырем.

Очевидно, что Америка и Европа (даже каждая в отдельнос­ти) обладает значительным превосходством над Россией как в ма­ териальных (в том числе военно-экономических) и людских ре­сурсах, так и в морально-политическом и идеологическом аспектах. Возникает вопрос: зачем в таком случае продвигаться вплотную к границам России? Ведь, в крайнем случае, в сугубо геостратегическом плане России будет все равно, поражать ли своим ядерным оружием североатлантический регион с государствами Восточной Европы от Балтики до Черного моря или без них.

Увеличение мощи обычных сил НАТО при одновременном ее приближении к границам России может иметь дестабилизирую­щее влияние на баланс стратегических ядерных сил, поскольку Североатлантический союз получает практически прямой доступ к центральным (ранее являвшимся тыловыми) районам, имею­щим ключевое в военно-экономическом отношении значение.

Тактическая авиация НАТО сможет наносить удары по стра­тегически важным объектам в глубине территории России как на северном и южном флангах соответственно из Норвегии и Тур­ции, так и в центральном направлении со стороны Центральной и Восточной Европы. Обычные вооружения стран НАТО также получают возможность решать стратегические задачи на терри­тории России, поскольку возрастает опасность поражения объ­ектов стратегических ядерных сил обычными средствами. В итоге Россия окажется в ситуации определенного обесценения ее ядерного арсенала.

Как же в таком свете видится сторонникам концепции расширения НАТО позиция России в случае размещения на территории новых чле­нов альянса ядерного оружия? Ясно выраженную декларацию рос­сийского правительства разместить в своих западных районах ра­кеты средней дальности СС-20 можно рассматривать в качестве ответа на такое развитие событий. Разумеется, могут последовать возражения: Россия сейчас слаба и ей не хватит ни воли, ни экономических ресурсов. Это отчасти верно сейчас, но завтра положение может быть иным. Ведь Россия не раз демонстрировала способность на­ходить адекватные решения на вызовы истории. Здесь нельзя за­бывать и опыт других европейских стран.

Более или менее приемлемым ответом в дан­ном направлении, по мнению специалистов, может стать боль­ший упор на тактическое ядерное оружие. Россия может поста­вить выполнение ею договорных обязательств в зависимость от конкретных политических шагов и мер, предпринимаемых ее за­падными партнерами, а также третьими странами, действия ко­торых способны влиять на установленные договорами балансы интересов их участников.

Речь может идти также о критическом подходе к определе­нию приемлемых для России сроков выполнения разоруженче­ских обязательств. При неблагоприятном развитии событий нельзя исключать также возможность постановки вопроса о фак­тическом пересмотре уже реализованного Договора по ракетам средней и малой дальности и возвращении в строй ядерных ракет СС-20 и СС-23 или их аналогов. В итоге вполне может сло­житься так, что НАТО получит меньше выгод от расширения, чем ущерба от ухудшения отношений с Россией и непредсказу­емости этих отношений. Не исключено, что западные руководи­тели, настаивая на расширении НАТО любой ценой, совершают ошибку всемирно-исторического масштаба. Впрочем, прогнозы всегда неблагодарное занятие. Как будут развиваться события, покажет будущее.

В настоящее время на Западе многие влиятельные государ­ственные деятели, военные чины и исследователи высказывают сомнения в правильности выбранного курса. Однако механизм запущен, и в сложившейся ситуации Запад уже просто не мо­жет отступить и отказаться от планов расширения НАТО на вос­ток. Поэтому российское руководство не может остановить уже запущенный механизм. Но исходя из известного принципа “по­литика - искусство возможного”, в создавшейся сложной си­туации оно должно добиваться принятия такого решения, ко­торое было бы сопряжено с наименьшим ущербом для нашей страны. Пока отношения России с НАТО строятся на базе уникального документа, каким стал Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Организацией Североатлантического Договора и Российской Федерацией от 27 мая 1997 г.

Следует отметить, что вопрос о размещении и неразмещении ядерного оружия или крупных военных контингентов на терри­тории будущих членов альянса имеет не только и не столько чисто во­енное, сколько политическое, психологическое, моральное зна­чение. Это не в меньшей степени также вопрос о том, насколько Россия может доверять Западу. Тем более, что он наглядно про­демонстрировал определенное вероломство, начав процесс расши­рения альянса.

Необходимо также учесть, что расширение НАТО - это длительный процесс, который отнюдь не завершился с принятием решений в Мадриде в июле 1997 г. о приглашении в союз Венгрии, Польши и Чехии. Официально они вошли в НАТО в марте 1999 г. Здесь особо надо подчеркнуть, что независимо от того, как западные стра­теги оценивают нынешнее положение и исторические перспек­тивы России, в конечном счете, европейская безопасность будет определяться балансом сил между НАТО и Россией. Причем в стра­тегическом плане, т.е. с точки зрения возможностей взаимного гарантированного уничтожения друг друга, обе стороны обладают и в обозримой перспек­тиве будут обладать ядерно-стратегическим паритетом. При та­ком положении в случае обострения по тем или иным причинам международного положения в Европе и в мире в целом страны Центральной и Восточной Европы могут стать ядерными за­ложниками НАТО и США.

Поэтому рассуждения о некой изоляции России на европейском кон­тиненте лишены всяких реальных оснований. Как стабильная, так и ослабленная Россия не может самым непосредственным образом не влиять на положение дел в Европе хотя бы потому, что она ядер­ная сверхдержава.

Исполнилась очередная годовщина создания Соединенными Штатами Североатлантического альянса. В поздравлении по случаю избрания Барака Обамы на второй срок генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен отметил: «Президент Обама продемонстрировал превосходное руководство в поддержании трансатлантических связей, и я с нетерпением ожидаю продолжения нашего тесного сотрудничества, которое должно обеспечить сохранение эффективности НАТО в нашем переменчивом мире».

Действительно лауреату Нобелевской премии мира Бараку Обаме за время первого президентского срока удалось немало сделать для совершенствования деятельности самого мощного военно-политического союза современности. Он был создан в 1949 году для того, чтобы США могли, с одной стороны - «прийти на помощь Европе в случае советских посягательств, а с другой - это был способ убедить шаткие правительства континента противостоять распространению коммунистической идеологии внутри своих стран».

Сегодня отсутствуют обе эти причины, которые вынудили США пойти на создание Североатлантического союза, тем не менее, НАТО продолжает свою деятельность, приспосабливаясь для самосохранения к изменившейся ситуации в мире после окончания холодной войны. С этой целью в новой стратегической концепции НАТО предусматривается использование альянсом силы в мировом масштабе для противодействия расширенному перечню новых угроз.

Накануне Лиссабонского саммита представитель США в НАТО, один из авторов вышеупомянутой статьи, ярый сторонник глобализации альянса Иво Даалдер заявил: «Мы запускаем версию НАТО 3.0. Речь идет уже не только о Европе… НАТО - не глобальный альянс, но это глобальная движущая сила» (надо полагать, что версия 1.0 охватывала период холодной войны, а версия после окончания холодной войны и до саммита). То, что НАТО планируется сделать «глобальной движущей силой», следует из раздела «Оборона и сдерживание» новой стратегической концепции альянса, в которой п. 19 гласит: «Мы обеспечим обладание НАТО полным спектром потенциалов, необходимых для отражения и защиты против любой угрозы безопасности наших народов. Для этой цели мы будем поддерживать способность проводить одновременно крупные совместные операции и несколько менее крупных операций для обеспечения коллективной обороны и кризисного урегулирования, включая на стратегическом удалении». То есть альянс должен быть способен одновременно, если потребуется, проводить все эти операции во всех уголках земного шара. Такой вывод вытекает из текста концепции об операциях на «стратегическом удалении» и заявления постоянного представителя США при НАТО о том, что альянс становится «глобальной движущей силой».

Однако, как показывает практика, все эти грандиозные планы не имеют под собой никакого материально-технического обеспечения.Во время ливийской войны Великобритания и Франция после 48 часов практически исчерпали свои возможности, и Америка обеспечивала не только заправку в воздухе, разведку и поставку умного оружия, но также действовала в соответствии с термином «лидерство из-за спины», выбрав для себя пребывание в резерве. Что касается Мали и террористической дестабилизации Африки в районе между Средиземным морем и зоной Сахель, то ситуация, судя по всему, выглядит здесь не лучше, хотя Америка уже давно имеет у себя «африканское командование». Вот почему на Мюнхенской конференции по безопасности, как пишет газета, было сделано явное предупреждение в адрес европейцев: Америка не хочет и не может в одиночку нести бремя поддержания мирового порядка.

В своем выступлении по этому поводу генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил: «Если текущие тенденции расходов на оборону сохранятся, это будет ограничивать практическую способность европейских стран НАТО работать совместно с их североамериканскими союзниками. Но было бы также риском ослабление политической поддержки нашего альянса в Соединенных Штатах». Правда, при этом он заметил, что НАТО все еще остается «наиболее важной военной силой в мире».

В упомянутом отчете НАТО указывается, что доля США в совокупных военных расходах стран - членов этого альянса в 2012 году составила 72%. В 2007 году для сравнения она была меньше и составляла 68%. Это означает, что главные военные союзники на Европейском континенте - Франция, Германия, Италия и Великобритания - снижают свои национальные военные расходы, перекладывая все больше ответственности на американцев. Особо отмечено в докладе крупное сокращение военных расходов Франции, вооруженные силы которой и ведут в настоящее время военные действия в Африке. Спрашивается, а зачем это нужно сегодня США? Если при создании НАТО они стремились вложить любые средства, лишь бы не допустить распространения коммунизма на всю Европу, то в современных условиях в этом нет необходимости. Европе ничто и никто не угрожает, поэтому европейские страны и сокращают свое финансовое бремя в альянсе, а США вынуждены это компенсировать. В связи с этим в докладе НАТО сокращение военных расходов расценивается политически: «Это потенциально подрывает союзническую солидарность и ставит под угрозу способность европейских союзников действовать без участия Соединенных Штатов».

Особенно это наглядно проявилось во время ливийского конфликта, который происходил на противоположном от Европы берегу Средиземного моря, то есть уже на «стратегическом удалении». Фактически имелось в виду, что Европе пора прекратить пользоваться безопасностью за чужой счет и стоит начать вносить свой вклад в «жесткую силу». Автор статьи заметил: «США и Европа все сильнее расходятся в военных вопросах. Америка все чаще говорит о себе как о тихоокеанском, а не европейском игроке и фокусируется на вызовах со стороны Китая. Европейские правительства между тем сокращают оборонные бюджеты, пытаясь справиться с экономическим водоворотом». Вот для чего могут понадобиться крупные операции НАТО на «стратегическом удалении».

Кроме того, в новой стратегической концепции, чтобы сделать альянс «глобальной движущей силой», расширен перечень угроз, которым должно противодействовать НАТО. Если альянс создавался как военно-политический союз для противодействия двум угрозам, то сегодня в этот перечень включены кибератаки, терроризм, наркотрафик, пиратство, срыв поставок энергоносителей, ракетные удары, распространение ОМУ. Все эти угрозы являются глобальными не только для членов НАТО, но и для всего мирового сообщества. Поэтому альянс, как сказал Иво Даалдер, должен стать «глобальной движущей силой» в борьбе с ними. Однако расширение перечня угроз, которым должно противодействовать НАТО, автоматически ведет к росту затрат на обеспечение деятельности организации. После Мюнхена стало ясно, что на США альянсу рассчитывать не приходится.

В этой ситуации следует напомнить, что только СБ ООН на основании ст. 39 Устава ООН определяет «существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии и делает рекомендации или решает о том, какие меры следует предпринять… для поддержания или восстановления международного мира и безопасности». Поэтому, приняв новую концепцию, НАТО фактически сделало заявку на подмену СБ ООН, что, как показала практика, оказалось ему не под силу.

Тем более что мировое сообщество вряд ли в будущем поручит НАТО возглавить борьбу с какой-либо из этих угроз. Да и сам альянс не проявит стремление в очередной раз взяться, к примеру, за борьбу с терроризмом, как это было в Афганистане. Ситуация с Мали тому подтверждение. 11 февраля генсек НАТО дал интервью информационному ресурсу EU Оbserver, в котором он, в частности, сказал: «НАТО не может действовать как мировой жандарм. Мы не можем путешествовать от одной страны к другой стране, разрешая каждый конфликт. Это просто невозможно». Подобное заявление означает, что французам и дальше предстоит решать проблему Мали в одиночку при незначительной поддержке других стран НАТО.

Война в Афганистане стала для альянса проверкой. Если он не может воевать в дальних странах, он не стоит тех денег, которые на него тратятся. Однако Европа не прошла свою собственную проверку. Европейцы, за некоторыми достойными исключениями, оказались слишком робкими и слабыми, чтобы сражаться, и при этом слишком плохо знали Афганистан, чтобы помогать с подготовкой местных сил. С точки зрения американских военных, их помощь была в целом бесполезной».

Действительно тот мандат, который был дан Советом Безопасности ООН в августе 2003 года для НАТО по руководству Международными силами содействия безопасности, по всей видимости, окажется невыполненным. Войска под командованием НАТО, которые были призваны стабилизировать положение в Афганистане, не только не справились со своей задачей, но и способствовали росту антизападных и антиамериканских настроений среди местного населения. И чем глубже США и их союзники по НАТО увязали в афганской кампании, тем сильнее становились эти настроения. А последние утечки секретной информации из Пентагона и официальные доклады ООН о росте числа жертв среди мирного населения свидетельствуют о том, что возглавляемая НАТО коалиция в Афганистане зашла в тупик. По всей видимости, это подтолкнуло президента США Барака Обаму официально объявить перед обеими палатами Конгресса о завершении военных действий на территории Афганистана к концу 2014 года.

Естественно, происходящее в Афганистане не может не волновать его соседей. Причина такого положения простая. НАТО не сумело за все годы проведения военной кампании реализовать две важнейшие цели: разгромить движение «Талибан» и «Аль-Каиду», чтобы было невозможно их восстановление. Решение этих двух задач оказалось альянсу не по силам. Что же касается способности афганской армии в обеспечении безопасности в стране, то недавно Пентагон представил доклад, в котором ее состояние оценивается крайне пессимистично. Так, его эксперты пришли к выводу, что из 23 бригад, имеющихся сегодня в составе ВС Афганистана, лишь одна способна проводить операции самостоятельно - без воздушной, разведывательной, тыловой и прочей поддержки со стороны сил НАТО. Эти данные подтверждают опасения, что после 2014 года афганской армии будет крайне сложно противостоять «Талибану» и «Аль-Каиде». Таков вероятный конечный результат первой операции НАТО на «стратегическом удалении». Можно однозначно утверждать, что альянс как военно-политический союз, стремящийся стать «глобальной движущей силой», оказался не в состоянии противодействовать новым угрозам и прежде всего международному терроризму, подрывающему стабильность и безопасность мирового сообщества.

Не способствуют стратегической стабильности также и планы США и НАТО по развертыванию в Европе системы ПРО. В новой стратегической концепции НАТО впервые юридически закреплена необходимость ее создания. Подписанты концепции в разделе «Оборона и сдерживание» в п. 19 указывают, что «мы будем… развивать потенциал для защиты наших народов и территорий против нападения с применением баллистических ракет в качестве ключевого элемента нашей коллективной обороны, что будет являться вкладом в неделимую безопасность альянса». Как известно, понятие «неделимая безопасность альянса» означает, что если США создают глобальную систему ПРО для защиты от возможного удара российских ракет по собственной территории, то они должны сделать подобное и в Европе для защиты своих союзников, то есть создать ЕвроПРО. Правда, в НАТО продолжают утверждать, что ЕвроПРО предназначена только для противодействия удару иранских ракет и не направлена против российского потенциала ядерного сдерживания. Тогда для нейтрализации чьей угрозы существует сегодня патрулирование воздушного пространства стран Балтии авиацией НАТО? Однозначно это сделано для защиты воздушного пространства этих стран от российской авиации. Естественно, и ЕвроПРО также предназначена для защиты от возможного ответно-встречного удара российских баллистических ракет, то есть для нейтрализации потенциала ядерного сдерживания России.

Это подтверждается и отказом НАТО дать России юридические гарантии о не направленности ЕвроПРО против ее потенциала ядерного сдерживания. Вот как выглядит объяснение по этому поводу посла США в России Майкла Макфола. В конце прошлого года, отвечая на вопрос агентства Интерфакс, почему Вашингтон не может дать письменных гарантий для снятия озабоченностей России, он заявил: «Потому что мы не знаем, как угроза в Иране будет развиваться. Это не имеет отношения к России. Мы не можем сдерживать свои военные силы против угрозы».

То есть, поскольку Иран, по всей видимости, будет продолжать совершенствовать свои ракеты, то должна совершенствоваться и ЕвроПРО. И если нынешние комплексы ПРО еще не в состоянии воздействовать на российские ракеты, то в будущем - смогут. Таким образом, в случае ядерного конфликта между Россией и США комплексы ПРО, дислоцированные в Европе, также будут использованы против российских ракет, наносящих ответно-встречный удар по территории США. Вот почему никто и не собирается давать никаких юридических гарантий, поскольку это было бы полным абсурдом. Посол США объяснил это дипломатично, но совершенно понятно. Если бы это было не так, то абсолютно логично в свете сказанного на Мюнхенской конференции следовало этот дорогостоящий проект ЕвроПРО, как и глобальной ПРО, закрыть в целях экономии, поскольку даже самая современная ПРО не в состоянии обеспечить 100-процентную защиту. Тогда и намерения США предложить России пойти на еще более глубокие сокращения своих стратегических ядерных арсеналов, о чем сообщил Барак Обама в своем послании «О положении в стране», выглядели бы весьма привлекательно.

Обещание же американского президента проявить в вопросе развертывания ЕвроПРО гибкость, чтобы учесть интересы России, не может быть выполнено по той простой причине, что это будет затрагивать интересы союзников по НАТО. Здесь уместно вспомнить исторический пример 50-летней давности. Как известно, ядерной войны во время Карибского кризиса в 1962 году удалось избежать благодаря компромиссу, достигнутому руководством СССР и США. Советский Союз вывел свои ракеты с Кубы в обмен на обещание президента США Джона Кеннеди не вторгаться на остров и убрать свои ракеты «Юпитер» из Турции. Однако этот факт о выводе ракет четверть века держался в секрете, поскольку, любая утечка «оказала бы разрушительное воздействие на безопасность США и их союзников».

В нынешней ситуации даже перенос сроков размещения комплексов ПРО на территории Польши уже вызвал негативную реакцию со стороны польских политиков. Им кажется, что наличие на польской земле системы ПРО придаст важность и неимоверную значимость страны для НАТО. Учесть также нужно и тот факт, что создание ЕвроПРО прописано в стратегической концепции НАТО, и президент США ничего не сможет в этом процессе кардинально изменить открыто или тайным образом, как Джон Кеннеди. Вне всякого сомнения, останься НАТО после окончания холодной войны в прежнем составе, то есть без приема новых членов из Восточной Европы, сегодня не возникла бы эта проблема, поскольку комплексы ПРО тогда были бы развернуты далеко от российских границ. Однако Соединенные Штаты решили расширить НАТО.

В разделе «Открытые двери» стратегической концепции в п. 27, в частности, записано, что «дверь к членству в НАТО остается полностью открытой для всех европейских демократий, которые разделяют ценности нашего альянса, которые желают и могут взять на себя ответственность и обязательства членства и чье вступление может способствовать общей безопасности и стабильности». Трудно сказать, чем прием государств Восточной Европы, а также стран Балтии в НАТО способствовал общей безопасности и стабильности. Скорее наоборот, достаточно примера с развертыванием ЕвроПРО и с возникшими экономическими проблемами для США, вызванными ростом их финансового вклада в НАТО в результате расширения альянса.

Действительно НАТО ведь не смогло предотвратить террористические акты в США, Испании, Великобритании, которые имели место уже в XXI веке, так же, как ничего не может сделать с террористической угрозой, исходящей из Афганистана. Это и понятно, ведь даже такой мощный военно-политический союз, как НАТО, не приспособлен для противодействия подобным угрозам, то есть его существование в нынешнем виде бесполезно. Прошлой осенью, находясь в Таджикистане, президент Российской Федерации Владимир Путин высказался по поводу Североатлантического альянса. В частности, российский президент заявил, что откровенно не понимает, ради каких целей НАТО существует, и назвал альянс атавизмом холодной войны. Владимир Путин пожелал, чтобы НАТО поскорее из организации военной трансформировалось в организацию политическую, о чем неоднократно заявляли сами атлантисты в штаб-квартире альянса в Брюсселе. Тем не менее есть желающие вступить в НАТО в надежде обеспечить свою безопасность с помощью США.

Министры иностранных дел стран - членов НАТО в рамках Чикагского саммита альянса провели встречу с четырьмя странами-аспирантами - Боснией и Герцеговиной, Грузией, Македонией и Черногорией. Североатлантический альянс в ближайшее время должен быть расширен - такую позицию озвучила тогда госсекретарь США Хиллари Клинтон накануне этой встречи. Из всех приглашенных на саммит стран - аспирантов НАТО больше всего внимания было уделено Грузии. В декларации, принятой по итогам саммита в Чикаго, была подтверждена поддержка стремления Грузии присоединиться к альянсу. Об этой поддержке постоянно говорят и все визитеры в Тбилиси. Вице-президент США Джозеф Байден, выступая в парламенте Грузии 23 июля 2009 года, заявил: «Мы выступаем против сфер влияния образца XIX века. Им нет места в XXI веке».

Надо полагать, вице-президенту США в Тбилиси рассказали, что Грузия находилась в XIX веке в сфере влияния России. Как возникла эта сфера влияния, следует из Высочайшего манифеста 12 сентября 1801 года императора Александра I, в котором, обращаясь к грузинскому народу, он писал: «Окружающие вас хищные народы готовы были напасть на царство ваше и растерзать его остатки. Стоя в бездне сей, неоднократно призывали вы покровительство российское. Вступление войск наших приостановило гибель вашу, устрашив всех хищников, наполняющих горы Кавказские. Затихли крамолы посреди вас, и все вы единодушно и торжественно воззвали власть российскую управлять вами непосредственно... Не для приращения сил, не для корысти, не для распространения пределов и так уже обширнейшей в свете империи приемлем Мы на себя бремя управления царства Грузинского». Судя по высказываниям грузинских политиков, они забыли, что их когда-то спасла Россия, и сегодня стремятся окончательно устранить российское влияние в Грузии.

Заявление Джозефа Байдена однозначно свидетельствует о том, что расширение НАТО на Восток и продолжающийся прием новых членов, прежде всего Грузии, продиктовано стремлением США не допустить прихода в этих государствах к власти политических сил и политиков, которые могли бы укреплять добрососедские отношения с Россией. Подтверждением этому служат слова экс-госсекретаря США Хиллари Клинтон, которая в декабре прошлого года заявила, что США будут противодействовать интеграционным процессам на постсоветском пространстве, которые она расценила как попытку возрождения Советского Союза. «Существует движение в сторону ресоветизации региона, - приводит слова Клинтон. Это не будет называться именно так. Это будет называться таможенным союзом, это будет называться Евразийским союзом и все в таком роде. Не будем заблуждаться на этот счет. Мы знаем, в чем заключается цель, и стараемся разработать эффективные способы того, как замедлить или предотвратить это». Таков ответ на вопрос: почему НАТО не признает ОДКБ.

Как известно, политика Запада изоляции СССР в предвоенные годы, когда он был окружен «санитарным кордоном» из недружественных ему государств, в итоге привела к невозможности предотвратить развязывание нацистской Германией Второй мировой войны. Сегодня, как видим, Запад продолжает ту же политику. Только если при создании НАТО одной из его целей было противостояние распространению коммунистической идеологии в странах Западной Европы, то сегодня эта цель трансформировалась в противодействие влиянию России на постсоветском пространстве. Вот почему НАТО неуклонно продолжает расширение на Восток. Как пишет Дуг Бандоу в своей статье «Больше друзей, больше войн», «Соединенные Штаты сумели пройти через всю холодную войну, ни разу не начав горячий конфликт. Нет никакого смысла идти сегодня на никому не нужный риск войны с Россией. Или, если говорить прямо, рисковать Вашингтоном ради Тбилиси. Вопреки утверждениям сторонников расширения НАТО, членство в альянсе не означает, что еда будет бесплатной».

На самом деле одни только обещания альянса о скором приеме Грузии в НАТО подтолкнули Михаила Саакашвили к нападению в 2008 году на Южную Осетию и на российских миротворцев, находящихся на ее территории. А на «стратегическом удалении», поддерживая своих новых друзей в Ливии, НАТО сыграло роль фитиля в Северной Африке. Изо всех сил некоторые члены альянса во главе с США сегодня стараются сделать подобное и в Сирии. Как здесь не вспомнить слова известного российского историка и философа Василия Ключевского: «История не учительница, а надзирательница, наставница жизни: она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков».

Введение

1. Сущность и структура НАТО. Развитие НАТО после падения Варшавского договора

1.1. Понятие, основная цель и структура НАТО

1.2. Развитие НАТО после окончания «Холодной войны»

2. Особенности и Перспективы отношения России и НАТО

2.1. Общие вопросы развития отношений

2.2. Расширение НАТО на восток – угроза для России

Заключение

Список используемой литературы


Введение

Тема данной работы – деятельность НАТО и её влияние на современную систему международных отношений.

Актуальность темы обусловлена необходимостью реагирования России на расширение НАТО на восток, что невозможно без понимания процессов, происходящих в политике НАТО после падения Варшавского договора.

Североатлантический альянс остается основным средством сохранения участия Соединенных Штатов Америки в делах европейской безопасности. В результате своего расширения он играет решающую роль в объединении континента, который был разделен на протяжении почти 50 лет .

Сегодня НАТО - международная организация, в которую уже входят 19 государств, а в недалеком будущем будет 26 стран, - это реальность, ее воздействие ощущается не только в Евроатлантическом регионе, но в других районах мира . В число членов этой организации входят все наиболее политически влиятельные, экономически мощные и сильные в военном отношении западные государства, среди которых три ядерных державы (США, Великобритания, Франция) - постоянные члены Совета Безопасности ООН.

Произошедшие глубокие перемены в политической обстановке в Европе и в мире в целом, привели страны НАТО к выводу о необходимости трансформировать Североатлантический союз с переносом акцентов его деятельности с военного компонента на политический, обновив его цели, функции, стратегическую концепцию и политическое лицо.

Возрастает политическая и научная актуальность всестороннего изучения деятельности НАТО как в прошлом, так и в настоящем. Необходимо создать эффективный механизм взаимодействия с этой крупной и сложной международной организацией, которая стала неотъемлемой частью системы европейской безопасности.

России приходится сосуществовать с НАТО и строить с ней нормальные отношения, что и обуславливает актуальность темы.

Цель работы : изучить ключевые особенности влияния НАТО на современные международные отношения.

Задачи работы:

Определить особенности развития НАТО после падения ОВД.

Изучить структуру НАТО на современном этапе развития.

Изучить вопросы расширения НАТО на Восток.

Рассмотреть проблемы и перспективы взаимоотношений России и НАТО.

Объектом исследования является эволюция внешнеполитической стратегии НАТО в условиях окончания «холодной войны» и новые параметры дипломатического процесса, обусловленного этими переменами.

Предметом исследования являются процесс поиска альянсом своей роли в новых политических реалиях и функционирование дипломатического механизма альянса, как внутри самого союза, так и за его пределами, в частности, в отношениях с Российской Федерацией.


1.1. Понятие, основная цель и структура НАТО

Для начала необходимо определить сущность и цели развития НАТО, с этой целью можно обратиться к сетевым ресурсам. Организа́ция Североатланти́ческого догово́ра, НА́ТО (англ. North Atlantic Treaty Organization , NATO; фр. Organisation du traité de l"Atlantique Nord , OTAN ) появилась 4 апреля 1949 вСША. Тогда государствами-членами НАТО стали США, Канада, Исландия, Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Норвегия, Дания, Италия и Португалия . Это «трансатлантический форум» для проведения странами-союзниками консультаций по любым вопросам, затрагивающим жизненно важные интересы его членов, включая события, способные поставить под угрозу их безопасность, и обеспечивает сдерживание любой формы агрессии в отношении территории любого государства-члена НАТО или защиту от неё .

В 1954 Советский Союз предложил присоединиться к НАТО. Предложение было отклонено. В результате, в противовес НАТО по инициативе СССР был подписан Варшавский Договор. . Позднее СССР повторил предложение о присоединении к НАТО в 1983 г., после 1991 г. Россия также неоднократно выступала с подобным предложением.

Цель НАТО: Члены НАТО договариваются о том, что вооружённое нападение на одного или нескольких членов союза в Европе или Северной Америке будет воспринято как нападение на весь союз. В связи с этим они договариваются, что в случае указанной атаки они, в качестве реализации права на индивидуальную или коллективную самозащиту, будут помогать подвергшемуся нападению члену или членам, самостоятельно и совместно с другими членами, действуя по необходимости, в том числе и с применением вооружённых сил, чтобы восстановить и поддерживать безопасность в Северной Атлантике «действуя по необходимости, в том числе и с применением вооружённых сил » означает, что другие члены союза не обязаны вступить в вооружённый конфликт с агрессором. У них остаётся обязательство реагировать, однако выбрать способ реагирования они могут самостоятельно.

Это отличает договор от Статьи 4 «Брюссельского договора» , которым был основан Западноевропейский союз, где прямо указывается, что реагирование обязательно должно быть военного характера. Тем не менее, часто подразумевается, что члены НАТО окажут военную помощь подвергшемуся нападению. Кроме того, статья ограничивает сферу действия союза Европой и Северной Америкой (до 1963 г. Алжир), что объясняет, почему НАТО не вмешалось в конфликт на Фолклендских островах.

Высшим политическим органом НАТО является Североатлантический совет (Совет НАТО), который состоит из представителей всех государств-членов в ранге послов и проводит свои заседания два раза в год под председательством Генерального секретаря НАТО . Североатлантический совет также проводит свои встречи на уровне министров иностранных дел и глав государств и правительств, однако формально эти встречи имеют такой же статус, как и сессии на уровне министров иностранных дел. Решения совета принимаются единогласно. В период между сессиями функции Совета НАТО выполняет Постоянный совет НАТО, куда входят представители всех стран-участниц блока в ранге послов.

Высшим военно-политическим органом организации с декабря 1966 года стал Комитет военного планирования, который собирается дважды в год на свои сессии на уровне министров обороны, хотя формально состоит из постоянных представителей. В период между сессиями функции Комитета военного планирования выполняет Постоянный комитет военного планирования, в состав которого входят представители всех стран-участниц блока в ранге послов .

Высшим военным органом НАТО является Военный комитет, состоящий из начальников генеральных штабов стран - членов НАТО и гражданского представителя Исландии, не имеющей вооруженных сил, и собирающийся не реже двух раз в год на свои заседания. Военный комитет имеет в своем подчинении командования двух зон: Европы и Атлантики. Верховное главное командование в Европе возглавляется верховным главнокомандующим (всегда - американским генералом) . В его подчинении находятся главные командования на трех европейских театрах военных действий: Североевропейском, Центрально-европейском и Южно-европейском. В период между заседаниями функции Военного комитета выполняет Постоянный военный комитет .

К основным органам НАТО относится также Группа ядерного планирования, проводящая свои заседания обычно дважды в год на уровне министров обороны, обычно перед заседаниями Совета НАТО. Исландия представлена в Группе ядерного планирования гражданским наблюдателем.

1.2. Развитие НАТО после окончания «Холодной войны»

Распад социалистического блока в конце 1990-х годов породил сомнения в необходимости сохранения выполнившей свою миссию Организации Североатлантического договора. Основанная на историческом опыте второй половины XX века логика реалистического подхода к военным союзам заставляла предполагать, что практически никакой из оборонных альянсов не мог пережить собственной победы над противником. Политики и эксперты в США и Западной Европе, эту логику принимавшие, придерживались мнения о том, что, дабы не противоречить силам истории, НАТО следовало бы распустить, либо, как минимум, ограничить в притязаниях. Например, Германия в лице министра иностранных дел Ганса-Дитриха Геншера, поддержанная Чехословакией, в течение второй половины 1990 г. (до Парижского саммита СБСЕ в ноябре 1990 г.) проводила активную линию на «более глубокую институционализацию» СБСЕ, предполагая преобразовать этот форум в краеугольный камень новой системы европейской безопасности. В Москве в начале 1990-х годов была более популярной идея «Европейского совета безопасности» из крупнейших держав Европы .

Функции и цели НАТО после второй мировой войны были ориентированы на сдерживание советского блока, однако, после его распада возникла необходимость пересмотра классических доктрин.

Отметим, что на рубеже 1980-х - 1990-х годов НАТО, выполнявшая на протяжении послевоенного периода скорее сдерживающую, чем военно-наступательную функцию, оказалась перед необходимостью внешней адаптации к новым международным условиям и тесно связанной с ней внутренней структурной перестройки. В годы «холодной войны» НАТО, в соответствии со статьей 51 Устава ООН и статьей 5 собственного Устава, представляла собой региональный пакт, целью которого было обеспечение «коллективной обороны» его членов. Однако после распада СССР и ОВД необходимость сохранения НАТО в том виде, в котором она просуществовала все послевоенные годы была «…поставлена под сомнение…» . Таким образом, в начале 1990-х годов НАТО столкнулась с неизбежным кризисом собственной институциональной идентичности.

Многие основные проблемы, вызвавшие раскол Европы во время «холодной войны», были осложнены антагонизмом, существовавшим между Востоком и Западом в идеологической, политической и военной сферах. Перемены, приведшие к окончанию «холодной войны», позволили НАТО выдвинуть ряд инициатив в области укрепления безопасности и стабильности и создать структуры для диалога, укрепления доверия и сотрудничества с бывшими противниками, а также с другими европейскими государствами и соседними странами всего Средиземноморского региона.

Одним из первых шагов в этом направлении стало создание в 1991 г. Совета североатлантического сотрудничества. Затем он был переименован в Совет евроатлантического партнерства и превратился в главный форум для консультаций и сотрудничества между НАТО и странами Евроатлантического региона, не входящими в НАТО .

Важнейшим фактором пересмотра стратегических приоритетов НАТО стало изменение характера основных угроз международной безопасности.

Степень конфликтности и политико-военной нестабильности в Европе и мире не столько уменьшилась, сколько приобрела качественно новое содержание. На первый план вышли проблемы регулирования многочисленных очагов региональной напряженности, которое не только превратилось в одно из ключевых направлений мировой политики, но и приобрело резко военизированный характер - все более очевидным стало преобладание так называемого силового умиротворения над «традиционным миротворчеством» времен «холодной войны». Однако характер этих изменений вырисовывался не сразу – стратегическая концепция НАТО формировалась под влиянием внешней ситуации.

Первым шагом к решению задачи превращения НАТО из оборонительного союза в организацию, нацеленную на обеспечение «коллективной безопасности» ее членов, должна была стать одобренная в ноябре 1991г . Стратегическая концепция альянса. Ее еще отличал «…оптимизм по поводу возросших "возможностей успешного разрешения кризисов на ранних стадиях…» и потенциала для развития панъевропейского диалога и сотрудничества в этой области, а также признание ведущей роли СБСЕ в регулировании конфликтов в Европе (при возможном участии ЕС, ЗЕС и ООН) .

События, происходящие в мире, намного опередили ход стратегической мысли НАТО: параллельно теории, а зачастую и обгоняя ее, развивалась практика все более активного участия альянса в операциях по поддержанию мира и силовому умиротворению. Именно непосредственный опыт практического участия в регулировании кризисов и конфликтов в Европе на протяжении 1990-х годов, а также новые оперативно-тактические концепции альянса в этой области, послужили основой для формирования современной антикризисной стратегии НАТО .

В стратегической концепции 1991 года была подчеркнута необходимость глобального подхода к проблеме безопасности. Североатлантическим союзом был взят курс на установление широких контактов и активное развитие взаимодействия со странами, не входящими в НАТО:

в 1991 году создан Совет Североатлантического сотрудничества (ССАС) - консультативный форум, в состав которого, наряду с государствами НАТО, вошли бывшие социалистические страны, а затем и государства, возникшие на постсоветской территории;

в 1994 году инициирована программа «Партнерство ради мира» (ПРМ), пригласившая все страны ОБСЕ к сотрудничеству с НАТО на основе индивидуальных проектов по таким вопросам, как обеспечение транспарентности военного планирования и военных расходов; введение гражданского контроля над вооруженными силами; осуществление совместного планирования, обучение и боевая подготовка воинских формирований для проведения миротворческих, спасательных и гуманитарных операций; урегулирование кризисных ситуаций; ПВО, связь, материально-техническое обеспечение (см. приложение 1) .

Инициатива разработки программы «Партнерство ради мира» принадлежала США и была одобрена странами НАТО. Основным ее направлением является укрепление влияния стран альянса в постсоциалистическом пространстве и контроль за дальнейшей «демократизацией» восточно-европейских государств и стран СНГ.

В своей Стратегической концепции 1991 года лидеры НАТО признали, что «безопасность Союза должна учитывать и глобальный контекст», а также что «интересы Союза в области безопасности могут подвергаться воздействию более масштабных угроз, включая распространение оружия массового уничтожения, нарушение потока жизненно важных ресурсов и акты терроризма и саботажа» . НАТО утверждало, по существу, то же самое в Стратегической концепции 1999 года, причем на этот раз поставило «акты терроризма» на первое место в перечне «других угроз» .

Рассматривая процесс перестройки НАТО в мировом пространства «после холодной войны» можно охарактеризовать следующим образом:

Происходит определенное снижение военной активности в рамках НАТО. Хотя традиционная задача организации коллективной обороны в случае внешней агрессии и обеспечения соответствующих военных возможностей сохраняется в качестве основной, масштабы военных приготовлений после окончания холодной войны сократились. Уменьшена численность вооруженных сил, некоторая их часть переведена на пониженный уровень боеготовности, снижена роль ядерного компонента в военной стратегии. В рамках осуществляемой перестройки военного командования предусматривается сократить общее число штабов различного уровня с 65 до 20.

Сегодня прилагаются усилия для укрепления роли альянса как инструмента стратегического вовлечения США в Европу с одновременным обеспечением большей самостоятельности европейским участникам союза. В 1994г. официально одобрен курс на формирование «европейской идентичности в области безопасности и обороны» (European Security and Defence Identity - ESDI) в рамках НАТО ; принято решение о том, что военные возможности альянса могут быть использованы для операций Западноевропейского союза (ЗЕС). Принята концепция «объединенных совместных оперативных группировок» (Combined Joint Task Force -CJTF), которые могут выделяться из состава НАТО в качестве «отделимых, но не отдельных сил» для операций, осуществляемых европейскими участниками альянса без участия США.

Предусматривается более широкое использование многонациональных формирований, образуемых участниками НАТО из числа европейских стран.

В альянсе взят курс на установление широких контактов и активное развитие кооперативного взаимодействия со странами, не входящими в НАТО. Создан Совет Североатлантического сотрудничества (ССАС), консультативный форум, включивший в свой состав, наряду с государствами НАТО, бывшие социалистические страны, а затем и государства, возникшие на территории распавшегося СССР.

Начиная с 1993 г. центральное место в дискуссиях относительно НАТО занял вопрос о возможности расширения альянса и вступлении в него бывших социалистических стран и стран Балтии. В 1997г. принято официальное решение о предстоящем присоединении к союзу Польши, Чехии и Венгрии, которые стали полноправными членами НАТО в 1999г.

Впоследствии главное внимание стало уделяться определению и обоснованию новых миссий альянса, выходящих за пределы тех функций, которые были очерчены Североатлантическим договором. При этом особо подчеркивается необходимость переориентации союза на решение задач кризисного регулирования и миротворчества, с соответствующим изменением ведущихся военных приготовлений и обеспечением гибкости и мобильности вооруженных сил.

В «Стратегической концепции» НАТО в число возможных задач впервые было включено «проведение операций по реагированию на кризисные ситуации, не подпадающие под статью 5 Вашингтонского договора» (т.е. не связанные с коллективной обороной от внешней агрессии). Первым практическим опытом использования сил НАТО в этих целях стали ракетно-бомбовые удары по Югославии, начавшиеся в марте 1999г. Официальной целью это операции было объявлено прекращение гуманитарной катастрофы в Косово. Военная кампания НАТО против Югославии показала, что альянс претендует на право применять силу за пределами территории стран-членов и без санкции Совета Безопасности ООН.

По словам В.В. Штоля «… После окончания «холодной войны» перед победителями встал вопрос о создании нового миропорядка, характер которого, возможно, на многие десятилетия предопределит судьбу человечества, всех стран и народов в еще складывающемся, во многом неустоявшемся геополитическом балансе интересов и сил…» .

Таким образом, с окончанием «холодной войны» важнейшим фактором пересмотра стратегических приоритетов НАТО стало изменение характера основных угроз международной безопасности. Несмотря на то, что противостояние сверхдержав ушло в прошлое, степень конфликтности и политико-военной нестабильности в Европе и мире не столько уменьшилась, сколько приобрела качественно новое содержание. На первый план вышли проблемы регулирования многочисленных очагов региональной напряженности, которое не только превратилось в одно из ключевых направлений мировой политики, но и приобрело резко военизированный характер - все более очевидным стало преобладание так называемого силового умиротворения над «традиционным миротворчеством» времен «холодной войны». Однако характер этих изменений вырисовывался не сразу.

Действия Организации Североатлантического договора на протяжении последних полутора десятков лет свидетельствуют о ее претензиях на некую ключевую роль в процессах, связанных с динамичной трансформацией всей системы международных отношений, для которой характерно действие двух взаимоисключающих тенденций . Важным аспектом является то, что НАТО defactoпрактически не способно воздействовать на процессы, происходящие в мире, и является проводником политики США, что наглядно продемонстрировали операции в Ираке и Югославии. В связи с этим, актуальным для России вопросом встает вопрос развития взаимоотношений нашей страны и Североатлантического альянса либо как противников, либо как союзников в борьбе с терроризмом.


2.1. Общие вопросы развития отношений

Окончание «холодной войны» разрушило «второй мир», в который входили тогдашний Советский Союз и страны социалистического содружества. Социалистическая система проиграла соревнование капитализму в том числе по своим собственным меркам: она не сумела добиться создания более высокой, чем при капитализме, производительности труда , и это в конечном счете имело решающее значение для ее судьбы. Промежуточное положение между развитыми и отсталыми странами, которое последовательно занимали Российская империя, а затем СССР, оказалось уязвимым не только в экономическом, но и в политическом отношении .

На мой взгляд, взаимоотношения России и НАТО занимают одно из центральных мест в процессе становления нового постбиполярного мирового порядка, оказывают важное воздействие на контуры формирующейся новой системы безопасности не только Европы, но и всего мира.

Отношения между Россией и НАТО официально установились в 1991 году на первом торжественном заседании Совета североатлантического сотрудничества (позднее переименованного в Совет евроатлантического партнерства), который был создан после окончания холодной войны, как форум для консультаций в целях развития новых отношений сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы .

Роспуск Советского Союза произошел именно во время проведения данного заседания. Через несколько лет, в 1994 году, Россия присоединилась к программе Партнерство ради мира – важной программе практического сотрудничества в области безопасности и обороны между НАТО и каждой из партнерских стран.

Согласно договору Россия – НАТО «Россия и НАТО не рассматривают друг друга как противников. Общей целью России и НАТО является преодоление остатков прежней конфронтации и соперничества и укрепление взаимного доверия и сотрудничества» однако данное положение сегодня, в связи с последними событиями на Кавказе более чем спорно. Расширение НАТО – это прямая угроза безопасности России. Исходя из этого, в России с 1993г. идет активная кампания против расширения НАТО. Москва выдвигала множество причин, почему она негативно настроена против расширения:

1) расширение сохранит блоковый подход, Россия и Альянс будут дальше не доверять друг другу, это создаст новые разделительные линии в Европе. Россия будет вынуждена искать себе новых союзников, в том числе и военных. Ей придется выделять больше средств на оборону, пересматривать свою военную доктрину;

2) появление стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) в НАТО создаст военно-стратегический дисбаланс в пользу расширяемого Альянса. НАТО установит не только свой политический контроль над новыми членами, но в его руках окажется и военная инфраструктура оставшаяся от Организации Варшавского Договора;

3) военная машина НАТО приблизится непосредственно к границам России. Это осложнит взаимоотношения между Россией и НАТО. России нужны будут гарантии безопасности;

4) предыдущий аргумент взаимосвязан с проблемой адаптации к современным условиям. В частности, это связано с вопросами размещения ядерных сил и постоянных вооруженных сил Альянса на территории новых членов;

5) кроме того, расширение может привести к изменению обстановки внутри самой России - усилит позиции противников расширения, прежде всего левых .

Генеральный секретарь НАТО Дж.Робертсон, высказался об отношениях России и НАТО после «холодной войны» следующим образом: «В настоящее время в отношениях между НАТО и Россией существует парадокс. С одной стороны, у нас огромный круг вопросов, который мы должны решать вместе - от проблем ядерной безопасности до борьбы с международным терроризмом. Но с другой, - мы до сих пор так и не смогли задействовать существующий в этой области потенциал сотрудничества, потому что по-прежнему зациклены на наших разногласиях» . Как показала практика последних событий, взаимоотношения России и НАТО и сегодня далеки от идеальных, практически в августе 2008 года обозначился разрыв отношений, что однако не является адекватным выходом из сложившейся в мире ситуации.

Некоторые из российско-натовских разногласий являются вполне реальными и значительными. Так Дж. Робертсон подчеркивает необходимость их преодоления: «Мы не можем позволить нашим разногласиям поставить под угрозу весь круг вопросов, составляющих суть взаимоотношений между НАТО и Россией... НАТО и Россия играют ведущую роль в обеспечении европейской безопасности, и постоянный диалог по стратегическим вопросам отвечает как нашим взаимным интересам, так и интересам всех остальных государств» .

Российско-натовское сотрудничество не ограничено только военной и военно-политической областями. Существует еще целый ряд аспектов взаимодействия в невоенной сфере: гражданское чрезвычайное планирование, проведение поисково-спасательных операций, научное, экологическое и экономическое сотрудничество.

В Основополагающем акте 1997г. о развитии сотрудничества России и НАТО говорилось следующее: «...НАТО и Россия будут проводить консультации и осуществлять сотрудничество в следующих областях:

разработка взаимно согласованных проектов сотрудничества в области экономики, окружающей среды и науки;

осуществление совместных инициатив и учений в области чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий катастроф» .

Однако, старые стереотипы времен «холодной войны» помешали полностью реализовать возможности развития взаимоотношений России и НАТО. В начале 1999 года Россия приостановила участие в СПС ввиду разногласий по поводу военно-воздушной кампании НАТО, целью которой было прекращение политических и этнических репрессий в югославской провинции Косово. При этом некоторые виды сотрудничества продолжались безостановочно, включая миротворчество в Боснии и Герцеговине. Кроме того, Россия сыграла ключевую дипломатическую роль в урегулировании косовского кризиса, и в составе развернутых в июне Сил для Косово присутствовал российский миротворческий контингент.

С 1999 года отношения между Россией и НАТО начали существенно улучшаться. Когда в октябре того же года должность генерального секретаря НАТО занял лорд Робертсон, он взял на себя задачу сдвинуть отношения Россия-НАТО с мертвой точки. А после своего избрания на пост президента Российской Федерации Владимир Путин заявил о том, что тоже будет содействовать восстановлению отношений с НАТО в духе прагматизма .

Террористические нападения, совершенные 11 сентября 2001 года против Соединенных Штатов, послужили жестоким напоминанием о необходимости согласованных действий на международном уровне для эффективного противодействия терроризму и другим новым угрозам безопасности. Сразу после террактов Россия открыла свое воздушное пространство для кампании международной коалиции в Афганистане и предоставила разведывательную информацию в поддержку антитеррористической коалиции.

Контакты на высоком уровне между Россией и НАТО, организованные в последующие месяцы, включая две встречи между Робертсоном и президентом Путиным и встречу министров иностранных дел России и государств-членов НАТО в декабре 2001 года, позволили изучить возможности, придать новый импульс и наполнить новым содержанием взаимоотношения Россия-НАТО.

Интенсивные переговоры привели к принятию совместной Декларации о новом качестве отношений Россия-НАТО, подписанной главами государств и правительств России и стран-членов НАТО 28 мая 2002 года в Риме, которая учредила Совет Россия-НАТО.

Интенсивное укрепление отношений России и НАТО, подверглось тяжелому испытанию в августе 2008 года, когда Грузия совершила нападение на Южную Осетию. Недавние события наглядно показали зависимость НАТО от политика США. Основная цель реализованной руками Саакашвили американской провокации заключалась совсем не в восстановлении территориальной целостности Грузии. Главное было создать условия для достижения долгосрочных планов Вашингтона в Закавказье. Прием Украины и Грузии в НАТО - следующий шаг в этом направлении.

Большинство наблюдателей убеждены: США и НАТО продолжат информационную войну против России.

Отметим, что отношения России и НАТО переживали разные периоды в своей истории, в том числе периоды серьезного охлаждения. И сейчас, они вступили в очередной «холодный период» период. Однако, необходимо отметить, что НАТО даже более заинтересована в сотрудничестве с Россией, чем наоборот. Это обусловлено тем, что невозможно представить себе успешные операции НАТО в Афганистане без поддержки России, через территорию которой шли как гуманитарные, так и иные грузы стран-членов Альянса.

Есть чрезвычайно важные области, где Россия и НАТО, безусловно, являются союзниками, а не противниками – это борьба с международным терроризмом, с распространением оружия массового уничтожения, реанимация Договора об обычных вооруженных силах в Европе. Принятый в 2003 году план военного сотрудничества Москвы и Брюсселя поставил целью повышение уровня оперативного взаимодействия штабов российских и натовских войск, проведение совместных учений на суше и на море. Этот план успешно выполнялся. В числе весьма перспективных проектов России и НАТО можно назвать совместное патрулирование воздушного пространства. Этот проект должен был заработать через год-два, благодаря чему возросла бы безопасность полетов над Европой. Сейчас эта важная и полезная работа свернута . Таким образом, следует признать, что военно-политическая обстановка в мире складывается не в пользу России, а сотрудничество с Западом не привело к снижению военной опасности. Возрастают угрозы международной безопасности от развитых и развивающихся не-европейских государств. В целом анализ масштабов и направленности внутренней и внешней трансформации НАТО свидетельствует о глобализации интересов альянса, что создает предпосылки для конфликта интересов в различных районах мира, включая постсоветское пространство и приграничные с Россией регионы

2.2. Расширение НАТО на восток – угроза для России

Начиная с 1993г., расширение Североатлантического альянса на восток образует одну из ведущих сюжетных линий в отношениях между Россией и Западом, в формировании российской внешней политики в целом, в борьбе идей и политических течений по вопросу о военно-стратегической ориентации России и в конечном счете о ее цивилизационной принадлежности. При этом история дискуссий о расширении НАТО свидетельствует о глубоких различиях в восприятии проблемы российскими и западными наблюдателями . В России официальные лица и большинство вовлеченных в «реальную политику» экспертов рассматривали расширение как консолидированную стратегию Запада (или, по крайней мере, американских элит) и пытались либо воздействовать на ситуацию ничем не подкрепленными угрозами, либо ограничить ущерб договоренностями с НАТО по вопросам частного характера - тем самым демонстрируя как сторонникам, так и противникам экспансии на Западе свое фактическое признание ее неотвратимости. Однако, в докладе Совета по внешней и оборонной политике (СВОП утверждалось, что расширение не является предопределенным и предлагалось воздействовать на элиты США и стран НАТО с целью блокирования расширения.

Между тем автор наиболее фундаментального американского исследования по этому вопросу (причем написанного с позиций сторонников расширения) считает, что расширение НАТО на восток «отнюдь не было неизбежным... К началу его обсуждения перспектива роспуска НАТО была по меньшей мере столь же вероятной, сколь и его расширение... и в администрации, и в Конгрессе лишь маленькая горстка людей положительно относилась к этой идее» .

По убеждению признанных авторитетов реалистической школы, после исчезновения советской угрозы НАТО был обречен на распад как альянс, утративший свою оборонительную функцию , а его сохранение и тем более экспансия дают основание российским «реалистам» считать, что подлинные интересы его участников, и прежде всего США, являются по своей сути захватническими.

В российском сообществе политиков и экспертов существовали и продолжают существовать различные, во многом диаметрально противоположные точки зрения на счет расширения НАТО на Восток. Одни полагают, что экспансия альянса создает непосредственную военную угрозу для России со стороны Запада, преследующего цель экономического закабаления и расчленения страны, в то время как многие убеждены в том, что расширение НАТО является закономерным ответом на «имперские амбиции» или «имперскую ностальгию» Москвы и, возможно, его единственный отрицательный эффект заключается в косвенной пропагандистской подпитке «национал-коммунистического реванша» .

Такая полярность в оценках (во многом сохраняющаяся и по сей день, по крайней мере в экспертных и политических кругах) отражает глубину общественного раскола в оценке отечественной истории и цивилизационной идентичности и сама по себе является фактором национальной безопасности, требующим учета при проведении какой бы то ни было внешней политики.

Существует достаточно оснований для того, чтобы оценивать расширение альянса, как реальную угрозу и с военно-стратегической, и с политической, и с культурно- цивилизационной точек зрения. Неочевидность для ряда экспертов и политиков военной угрозы со стороны НАТО связана с ее динамическим характером, под которым в данном случае имеется в виду нарастание агрессивности альянса по мере изменения его состава и перегруппировки элит в результате победы сторонников более жесткой наступательной стратегии над «голубями». Тревожным сигналом прозвучало заявление венгерского премьера В.Орбана осенью 1999г. о возможности размещения ядерных ракет на венгерской земле .

Хотя высшее руководство НАТО или его отдельных членов в данный момент не рассматривает ведение каких-либо военных действий против России, будь то ядерными или конвенциональными силами, в качестве реалистического сценария, демонстрация воинственных намерений на более низком уровне, особенно государствами восточного и южного фланга, представляет собой самостоятельную угрозу для России, поскольку воздействует на психологически уязвимые элитные группы, утратившие иммунитет к различным формам шантажа и силового давления как внутри страны, так и вовне .

Здесь пролегает достаточно зыбкая граница между военными и невоенными угрозами, причем последние гораздо более актуальны для сегодняшней России, хотя многим на Западе представляются абстрактными, а потому и второстепенными. Наступление НАТО на жизненные интересы России возрождает к жизни столь же бесплодные, сколь и разрушительные для целостного национального самосознания споры между «западниками» и их разнообразными оппонентами, а также дискуссии о том, является ли Россия европейской или евразийской державой или, может быть, совсем особой, изолированной геополитической единицей. Восприятие НАТО как военно-политического эквивалента западной цивилизации или Европы в целом ставит российских западников в ситуацию ложного выбора - либо добиваться утопической цели интеграции России с НАТО ценой великих унижений, либо признать Россию по сути не-европейской, не-западной страной, а себя самих - чем-то вроде пятой колонны или по крайней мере цивилизационного меньшинства, которое должно, как и сегодня, обеспечивать себе доступ к институтам власти квази-демократическими методами или смириться с существованием в культурно-политических анклавах .

Одним из путей нейтрализации этой культурно-психологической, а следовательно и политической угрозы является отказ от восприятия Запада как монолитного, интегрированного целого, от придания исторически преходящим институциональным образованиям статуса выразителей некоей абсолютной идеи Запада. Между тем радикальный отказ от аналитического инструментария советской эпохи, в сочетании с оскудением информации и научного изучения западного мира, породил у многих российских наблюдателей преувеличенное представление о консолидированности Запада (являющееся в некотором смысле обратной стороной собственной, вполне реальной разобщенности российского социума). Конфронтация внутри западного, в частности американского общества по вопросу о судьбе НАТО, наличие серьезной оппозиции расширению, в том числе и во властных структурах, оставались незамеченными в России либо затушевывались ввиду невыгодности этой информации, как для российских изоляционистов, так и для фанатичных приверженцев тотальной интеграции с Западом. В сегодняшних обстоятельствах понимание глубокой внутренней конфликтности западного мира, отказ от абсолютизации временного соотношения сил внутри него, а также между Западом и другими «полюсами» мирового сообщества необходимы в первую очередь именно российским западникам, если они хотят восстановить легитимность своего направления как неотъемлемой части российского социокультурного и политического спектра .

Какими ресурсами влияния на процесс расширения НАТО располагает Россия на нынешнем этапе? Возможности для этого в рамках СПС по существу минимальны, поскольку НАТО институционально заинтересовано в дальнейшей экспансии. Поэтому если пассивность российской дипломатии в предшествующих структурах (ССАС и ПРМ) привела к отрицательным последствиям, то на данном этапе, напротив, сведение двусторонних контактов к необходимому минимуму представляется наиболее рациональным решением. В этих обстоятельствах сближение с Индией, Китаем, странами Ближнего и Среднего Востока, проводящими самостоятельную политику, а также теми европейскими странами, которые пока еще сохраняют нейтралитет, является условием предотвращения геополитической изоляции, однако оно может оказать лишь косвенное влияние на динамику натовской экспансии .

На сегодняшний день ключевой проблемой российской безопасности и внешней политики является устойчивый образ России как беспринципной силы, считающейся исключительно с материальными факторами - имидж, укоренившийся не только на Западе, но и на Востоке, не только среди элит, но и в широких слоях общественного мнения. Внутриполитические обстоятельства, формирующие внешнюю политику России, говорят о том, что в обозримом будущем этот непривлекательный образ во всяком случае не поблекнет, а поведение России как субъекта мировой политики будет по-прежнему строиться исходя из оценки сиюминутного соотношения материальных ресурсов, вне какой-либо системы универсальных ценностей и долгосрочных принципов, которые были бы привлекательны для широкого круга участников мирового сообщества.


В ходе выполнения данной работы были сделаны следующие выводы:

Современная история НАТО начинается со Встречи глав государств/правительств государств-членов в Риме в ноябре 1991г., где была определена Стратегическая концепция, определившая новые подходы к обеспечению безопасности основанной на диалоге, сотрудничестве и коллективной обороне. На этой же встрече была принята Декларация о мире и сотрудничестве, определившая новые задачи и направления деятельности НАТО в свете новой общей институциональной основы безопасности в Европе и сфере развития партнерских отношений со странами Центральной и Восточной Европы, некогда бывшими противниками. Для налаживания более тесных отношений с последними был учрежден специальный Совет североатлантического сотрудничества (ССАС). С развитием этих партнерских отношений, расширением количества государств-партнеров за счет стран СНГ и появлением программы НАТО «Партнерство ради мира», в 1997г. ССАС сменил Совет евроатлантического партнерства (СЕАП).

Антикризисная стратегия и операции НАТО, их характер и направленность приобретают в современном мире, стремящемся к многополярному, критическое значение как с точки зрения взаимоотношений России с альянсом, так и в свете более широких интересов обеспечения безопасности РФ. С одной стороны, так называемое кризисное реагирование НАТО, на Балканах, в Афганистане, в Ираке и в других регионах представляет собой наиболее заметное (но далеко не единственное) проявление расширения миссии альянса и сферы его влияния. Более того, в зависимости от места проведения и характера антикризисных операций НАТО они сами могут стать причиной острейших конфликтов и кризисов как локального, так и регионального масштаба, в том числе и в отношениях с Российской Федерацией.

Место НАТО в формирующейся международно-политической системе на Европейском континенте определяется продемонстрированной Североатлантическим союзом политической и военной дееспособностью, равно как и расширением его пространственного ареала. Но в силу того, что эта структура не включает Россию, превращение Североатлантического альянса в нынешнем его виде в центральный элемент «общеевропейской архитектуры» либо проблематично, либо чревато обострением напряженности. Этот вопрос мог бы быть переведен в конструктивную плоскость в результате более радикальной трансформации союза и формирования качественно новых отношений с Россией. В мае 1997г. между ними был заключен Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности, определивший «цели и механизм консультаций, сотрудничества, совместного принятия решений и совместных действий, которые составят ядро взаимоотношений между Россией и НАТО». Создан и начал функционировать Совместный постоянный совет Россия - НАТО.

Однако вопрос о реальных характере и масштабах их будущего сотрудничества, по мнению многих авторов, остается открытым. Возможность такого сотрудничества была поставлена под угрозу военной операцией НАТО против Югославии, которую Россия охарактеризовала как ничем прикрытую агрессию. Такие действия побудили ее пойти на резкое снижение уровня отношений с НАТО (отзыв российских представителей из штаб-квартиры альянса, выход из ПРМ и другие меры).


I .Источники

1. Устав ООН http://www.un.org/russian/documen/basicdoc/charter.htm

2. Устав Организации Североатлантического договора/ http://supol.narod.ru/archive/official_documents/nato.htm

3. Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Организацией Североатлантического Договора и Российской Федерацией. // Российская газета - 1997. - 28 мая. - Раздел I.

4. The Alliance"s New Strategic Concept. Agreed by the Heads of State and Government participating in the meeting of the North Atlantic Council in Rome on Nov. 7-8, 1991 // NATO Review.- 1991. - Dec. - Vol. 39. - №6. http://bushlibrary.tamu.edu/research/public_papers.php?id=3600&year=1991&month=11

5. Стратегическая Концепция Североатлантического союза, утвержденная главами государств и правительств, принимавшими участие во встрече Североатлантического совета в г. Вашингтоне, 23 и 24 апреля 1999 года. Пресс-коммюнике NAC-S (99) 65 (Брюссель: НАТО), пункт 24. http://www.ua-today.com/modules/myarticles/article_storyid_3872.html

6. Новая Стратегическая концепция Североатлантического союза, Североатлантический совет в Риме, 7 - 8 ноября 1991 года (Брюссель: НАТО), пункт 12 http://www.lawmix.ru/abro.php?id=10390

II. Научная литература

1. Богатуров А. Д. Плюралистическая однополярность и интересы России // Внешняя политика и безопасность современной России (1991–1998): Хрестоматия в 2 т. / Сост. Т. И. Шаклеина. - М.: Моск. обществ. науч. фонд, 1999.

2. Богатуров А. Д. Синдром поглощения в международной политике // ProetContra. - 1999. - Т. 4.

3. Богатуров А.Д. Плюралистическая однополярность и интересы России // Свободная мысль. - 2006. - № 2.

4. Занегин Б.Н. США в региональных конфликтах: малые войны и большая политика. //США - Канада: экономика, политика, культура. - 2002. - № 8.

5. История NATO /http://www.istorichka.ru/texts/1094014840/view/

6. Казанцев Б. Б. Почему в Москве против расширения НАТО // Международная жизнь. – 1998. - № 4.

7. Качалова Т.Г. Невоенные аспекты деятельности НАТО/ДА МИД России, М., 2003.

8. Котляр B.C. Международное право и современные стратегические концепции США и НАТО. - М.: Научная книга.- 2007.

9. Котляр B.C. Эволюция стратегической доктрины НАТО//Современная Европа. - 2004. - №2.

10. Кременюк В.А США и окружающий мир: уравнение со многими неизвестными // США и Канада, экономика, политика, культура - 1999. - № 1.

11. Лабецкая Е. Косовский бикфордов шнур // Время новостей. – 2004. - № 4.

12. Леви Д. В нашем доме поселился замечательный сосед / http://www.ipolitics.ru/projects/think/article13.htm

13. Лихоталь А.А. Атлантический Альянс: дефицит ответственности в условиях ядерного противостояния. - М., 1997.

14. Марасов М.Г. Военные аспекты обеспечения национальной безопасности России в условиях расширения НАТО на Восток: Автореферат диссертации... кандидата политических наук: 23.00.04. – М., 2006.

16. Морозов Г.И. Международные организации.–М., 2004.

17. Паклин Н. Россия - НАТО: баланс интересов (Президент РФ подпишет на берегах Сены Основополагающий Акт о взаимоотношениях России и НАТО) // Российская газета.- 2007.

18. Панарин А.С. Реванш истории: российская стратегическая альтернатива в XXI веке. - М., 1998.

19. Пядышев Б. Военные аспекты международной безопасности // Международная жизнь. - 1996. - № 7.

20. Расширение НАТО как самоцель / http://www.rian.ru/analytics/20080401/102671843.html

21. Россия и основные институты безопасности в Европе: вступая в XXI век /Под ред. Д. Тренина. - М.: S&P. - 2000.

22. Смирнов П.Е. Новая стратегическая концепция НАТО и место в ней стран-партнеров / http://www.iskran.ru/russ/works99/smirnov.html

23. Тренин Д. Интеграция и идентичность: Россия как «новый Запад. - М.: Европа. - 2006.

24. Троицкий М.А. Трансатлантический союз. 1991-2004. Модернизация системы Американо-европейского партнерства после распада биполярности. – М. - 2004

25. Тэлбот С. Для чего нужно расширяться НАТО //США-ЭПИ. - 2005. - №4.

26. Устав НАТО североатлантический договор / http://supol.narod.ru/archive/official_documents/nato.htm

27. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? //Полис, 1994, N 1.

28. Шреплер Х.А. Международные экономические организации. Справочник. – М., 2007.

29. Штоль.В.В. Новая парадигма НАТО в эпоху глобализации. М.: Научная книга. – 2003.

30. Штоль В.В, НАТО: динамика эволюции. – М.: Научная книга. – 2002Штоль В.в, новая парадигма НАТО в эпоху глобализации. – М.: Научная книга. – 2003.

31. Ядерное оружие после холодной войны /Под ред. А.И. Иоффе. – М.: РОССПЭН. – 2006.

32. Гордон Филип Х. Перемены в НАТО после 11 сентября //www.moskau.diplo.de/Vertretung/moskau/ru/04/Internationale__Politik/2002/



Структура программы «Партнерство ради мира»


Fast facts CBC News Online November 17, 2004 /http://www.cbc.ca/news/background/nato/

Занегин Б.Н. США в региональных конфликтах: малые войны и большая политика. //США - Канада: экономика, политика, культура. - 2002. - № 8. – С. 34.

Паклин Н. Россия - НАТО: баланс интересов (Президент РФ подпишет на берегах Сены Основополагающий Акт о взаимоотношениях России и НАТО) // Российская газета - 2007. – С. 47

Кременюк В.А США и окружающий мир: уравнение со многими неизвестными США // Канада, экономика, политика, культура. - 1999. - №1 – С. 105.

The Alliance"s New Strategic Concept. Agreed by the Heads of State and Government participating in the meeting of the North Atlantic Council in Rome on Nov. 7-8, 1991 // NATO Review.- 1991. - Dec. - Vol. 39. - №6. http://bushlibrary.tamu.edu/research/public_papers.php?id=3600&year=1991&month=11

Котляр B.C. Международное право и современные стратегические концепции США и НАТО//М., 2007. – С. 35.

Котляр B.C. Эволюция стратегической доктрины НАТО//Современная Европа. - 2004. - №2. - С. 56.

Устав Организации Североатлантического договора / http://supol.narod.ru/archive/official_documents/nato.htm

Штоль.В.В. Новая парадигма НАТО в эпоху глобализации. М. – 2003. - С. 89.

Новая Стратегическая концепция Североатлантического союза, Североатлантический совет в Риме, 7 - 8 ноября 1991 года (Брюссель: НАТО), пункт 12 / http://www.temadnya.ru/inside/49.html

Стратегическая Концепция Североатлантического союза, утвержденная главами государств и правительств, принимавшими участие во встрече Североатлантического совета в г. Вашингтоне, 23 и 24 апреля 1999 года. Пресс-коммюнике NAC-S (99) 65 (Брюссель: НАТО), пункт 24. http://www.ua-today.com/modules/myarticles/article_storyid_3872.html

Ядерное оружие после холодной войны /Под ред. А.И. Иоффе. – М. – 2006. – С. 12.

Джин Шарп. От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения//Институт имени А.Эйнштейна 1993 год. Cambridge. Massachusetts, USA. - Екатеринбург, 2005. – С. 39.

Ядерное оружие после холодной войны /Под ред. А.И. Иоффе. – М. – 2006. – С. 20.

Штоль В.В. Новая парадигма НАТО в эпоху глобализации. – М - 2003. – С.176 .

Штоль В.В, НАТО: динамика эволюции. – М. – 2002. – С. 8.

Богатуров А.Д. Плюралистическая однополярность и интересы России // Свободная мысль. - 2006. - № 2. - С. 25-36.

Александр КАТРАНИС

Александр Катранис , доктор юридических наук, офицер связи НАТО по Центральной Азии, доцент Университета "Пантейон" (Афины, Греция)

Глава I: НАТО на современном этапе

1.1. Сегодня, после окончания "холодной войны", Организация Североатлантического договора (НАТО) функционирует в быстро меняющемся мире, коренным образом трансформировав свою стратегию, состав и деятельность. Сама эта структура была создана как союз для защиты территорий ее стран-членов в случае широкомасштабной агрессии со стороны врага (после 1955 г. в качестве такового Альянс рассматривал государства, входившие в Организацию Варшавского Договора). Стратегия НАТО основывалась на классическом представлении о войне как о театре военных действий крупных боевых соединений. На этом этапе предусматривалось использование даже ядерного оружия, однако лишь как последняя и вынужденная мера. Однако с завершением "холодной войны" стратегическая программа Альянса изменилась. Основными ее задачами были объявлены объединение Германии, интеграция стран Центральной и Восточной Европы, партнерство с Россией и Украиной, стабилизация ситуации на Балканах. Эти задачи уже в основном выполнены или же их решение завершается. Но это отнюдь не конечная стратегическая цель Организации .

1.2. Как сказал Генри Киссинджер, нынешний мир находится в состоянии революционного хаоса. В связи с этим НАТО должна держать руку на пульсе событий, происходящих в мире, преодолевать новые риски, опасности и угрозы. И хотя по масштабу они не такие большие, как были прежде, но западные общества менее защищены от них .

Трансформация НАТО, к которой ее страны-члены приступили в начале 1990-х годов, еще не завершилась. Созданию нового имиджа Организации способствовали саммиты, проведенные в Вашингтоне (1999 г.), Праге (2002 г.) и Стамбуле (2004 г.). Альянс постепенно трансформируется из военной структуры в политическую, а главным аспектом его нынешней деятельности становится не коллективная оборона, а коллективное обеспечение безопасности . Организация проводит политику открытых дверей: любое государство, желающее присоединиться к ней и разделяющее соответствующие ценности, стратегию и тактику (т.е. не идущие вразрез с ее нормами), могут это сделать. Так, недавно в НАТО вступили 10 стран Центральной и Восточной Европы, внеся таким образом свой вклад в создание единой Европы, свободной и мирной.

1.3. НАТО не рассматривает себя противником ни одной страны мира; нет ни одного государства, которое она считала бы своим врагом. Точно так же и расширенный Альянс не угрожает ни одной стране мира; наоборот, он стремится к объединению усилий всех государств, включая Россию, с тем чтобы успешно справляться с новыми вызовами.

1.4. Хотя коллективная оборона и деятельность, согласно статье 5-й Устава Организации, пока остаются ее главной целью, НАТО необходимо учитывать глобальный контекст, а ее деятельность не должна быть территориально ограниченной. Традиционная идея, заключающаяся в том, что войны ведутся лишь между взаимоисключающими друг друга пространственными организмами (будь то государства или союзы государств), уже себя изжила. Прозрачные границы и подвижные союзы стали характерными чертами борьбы местных полицейских отрядов и политической экономии ведения боевых действий на конкретных территориях, которые противники так явно уже не контролируют. При этом насилие в определенных местах часто сдерживается. Однако его элементы распространяются и перетекают через территориальные границы условных геополитических категорий . Самая большая вероятность гибели людей в Америке и в Европе связана не с каким-либо крупным военным вторжением, а с террористическими актами или действиями "несостоявшихся" государств, использующих оружие массового уничтожения (ОМУ) для нападения на наших граждан, наши страны или наши жизненные интересы .

Сегодня стратегические и геополитические "передовые рубежи" перемещаются в направлении Каспийского моря, а также к пустыням и горным хребтам, расположенным между Центральной Азией на севере и спорной индийско-пакистанской областью Кашмир на юге . НАТО должна быть способна нанести удар по очагу угрозы или риска, а не по местам их распространения. Новая стратегия направлена на обеспечение способности Альянса всегда (и везде) быть твердым перед лицом любого потенциального противника, на выработку умения убеждать врага в неправомочности его действий, сдерживать противника и обороняться от него .

Альянс оказался перед лицом большого количества новых рисков и угроз евро-атлантическому миру и стабильности. К ним относятся терроризм, национальное угнетение, межэтнические конфликты, экономические кризисы, развал политического мироустройства и распространение оружия массового уничтожения. Кроме того, НАТО ответственна за укрепление безопасности и обеспечение стабильности во многих регионах мира, в сферу ее интересов входит предотвращение конфликтов, принятие антикризисных мер и участие в постконфликтной реабилитации, борьба против распространения ОМУ, укрепление международного режима экспортного контроля, содействие заключению международных соглашений по контролю над вооружениями и договоров по разоружению, борьба против терроризма, организованной преступности, контрабанды наркотиков, похищения людей, а также прогнозирование невоенных чрезвычайных ситуаций.

Возникающие угрозы исходят как из внутренних, так и из внешних источников, к тому же они часто носят транснациональный характер. События в Афганистане, где НАТО приняла на себя командование Международными силами содействия безопасности (ИСАФ), продемонстрировали, что угрозы нашей общей безопасности все чаще и чаще исходят с периферии евро-атлантического ареала. Министр обороны Германии вкратце определил эту ситуацию следующим образом: "Наша безопасность начинается с Гиндукуша". В такой обстановке международные стабильность и безопасность все больше и больше зависят, с одной стороны, от проведения реформ в самих странах, с другой - от расширения международного сотрудничества.

1.5. Наряду с этим перемены также затронули боеспособность войск НАТО и систему управления Организации. Так, в последние годы ее боеспособность заметно повысилась, что необходимо для проведения в будущем эффективных транснациональных операций, охватывающих весь спектр деятельности Альянса. При этом особое внимание уделяется повышению оперативной совместимости (interoperability ) стран-партнеров с вооруженными силами НАТО. Изменения коснулись разных сфер деятельности: развертывания войск, их мобильности, содержания и материально-технического обеспечения армии, выживаемости и способности эффективно вести огонь, совершенствования системы управления и контроля, а также информационной системы. Цели Альянса - обеспечение защиты против химического, биологического, радиологического и ядерного оружия, совершенствование системы управления и контроля, достижение коммуникационного и информационного превосходства, повышение оперативной совместимости боевых сил, их быстрое развертывание (силы быстрого реагирования) и поддержание в боевой готовности (содержание войск). Недавно на состоявшейся в Стамбуле встрече министров обороны был подписан Меморандум о соглашении по воздушным и морским перевозкам.

1.6. Трансформация НАТО включает и налаживание практических связей со странами, не входящими в Альянс. Цель такого сотрудничества - создание более прозрачного мира, в котором непонимание и недоверие будут сведены до минимального уровня. Главной для воплощения этой идеи стала программа "Партнерство ради мира" (ПРМ), которая с самого первого дня (принята в 1994 г.) является важной и неотъемлемой частью европейской структуры безопасности . ПРМ обеспечивает своего рода консультативный форум партнеров по первоочередным проблемам безопасности на современном этапе . В рамках этой программы создан ряд механизмов по проведению заседаний союзников и партнеров, а также встреч в рамках более мелких групп с участием нечленов Альянса - в зависимости от темы дискуссии . ПРМ была углублена и расширена с учетом интересов разных стран-партнеров и по сей день остается для них привлекательной .

Во многом это объясняется тем, что программа содействует расширению и упрочению политического и военного сотрудничества в рамках евро-атлантического ареала, укреплению стабильности и связей в сфере безопасности, базирующихся на практическом сотрудничестве и приверженности принципам демократии, лежащим в основе деятельности Альянса. Это обязывает НАТО развивать отношения с каждым партнером в отдельности в рамках программы Альянса "Процесс планирования и анализа" (PARP), предусматривающей мероприятия по определению того, какие силы (совместно с силами НАТО) можно привлечь к участию в многонациональных военных тренингах, учениях и операциях и какова их боеспособность. Кроме того, разработаны индивидуальные планы действий (IPAP), их цель - сочетание всех механизмов, посредством которых партнер корректирует свои связи с Альянсом, а также фокусирование на проведении внутригосударственных реформ. Так, согласно этим планам партнеры совместно с Альянсом могут, в частности, обозначить ряд аспектов реформирования, в рамках которых НАТО будет оказывать им помощь (в том числе давать рекомендации по возникающим проблемам).

Партнерские отношения, сложившиеся за последнее 10 лет, стали одним из основных элементов переориентации НАТО на противостояние новым рискам и угрозам. В частности, Альянс уделяет большое внимание расширению диалога с партнерами и обмену результатами исследований по политическим вопросам и проблемам безопасности. Все это помогает создавать современные оборонные структуры, действующие на демократической основе; повышать боеспособность, обеспечивающую уникальный и высокопрофессиональный вклад в деятельность всех партнеров, в том числе и в рамках программы по проведению учений; создавать механизмы и инструменты, позволяющие партнерам участвовать в ответных мероприятиях Альянса на такие вызовы, как борьба с терроризмом и защита гражданского населения от применения против него оружия массового уничтожения.

1.7. Угрозы безопасности сегодня - проблема многовекторная и не может быть решена собственными силами какой-либо одной структуры. НАТО и другие организации, занимающиеся вопросами безопасности, в том числе ООН и ее институты, ОБСЕ и Евросоюз, а также отдельные государства - все они сознают необходимость сотрудничества, в том числе проведения ряда взаимосвязанных мероприятий в сфере предотвращения и ликвидации угроз. Действуя вместе с другими организациями, борющимися за сохранение безопасности, Альянс опирается на свое сравнительное преимущество, особенно в том, что касается соблюдения норм оперативной совместимости, подготовки надлежащих сил и поддержание боеготовности во время высокопрофессионально подготовленных и на таком же уровне проводимых военных учений, а также на приверженность общим ценностям и солидарности в их реализации. При этом НАТО выполняет функции "двигателя" в тех сферах, где Организация не несет на себе основную ответственность, это, например, охрана границ и борьба с последствиями чрезвычайных ситуаций.

1.8. Заключая сказанное, я бы хотел подчеркнуть, что НАТО сегодня, во-первых, организация, четко придерживающаяся определенных ценностей, как-то: опора на демократические принципы, соблюдение прав человека, законности и в международных, и во внутренних делах, урегулирование споров мирным путем и т.д., что сплачивает Альянс и легитимизирует его действия. Во-вторых, НАТО - структура, исключительно компетентная в оборонной сфере и в вопросах безопасности, выработавшая важный механизм противостояния угрозам в интересах всех стран и способствующая повышению оперативной совместимости стран-партнеров со своими вооруженными силами. В-третьих, Альянс - объединение, которому присущи культура проведения диалога и налаживания сотрудничества с другими странами, которое способно координировать решение вопросов трансатлантической безопасности и поддерживать трансатлантические связи, достигая при этом консенсуса между демократическими странами и содействуя интеграции государств, не входящих в НАТО (в том числе России), в более широкий контекст евро-атлантической безопасности. Все это серьезные инструменты борьбы с современными угрозами, рисками и вызовами.

Глава II: приоритеты в регионе

2.1. Сегодня мы наблюдаем еще один поворот в деятельности Североатлантического альянса: поставлена задача стать гарантом безопасности стран Центральной Азии и Южного Кавказа. Понять, идет ли речь о внутренней нестабильности, о более широком региональном или даже глобальном аспекте безопасности в этих регионах далеко не просто. Поэтому присутствие боеспособных сил в ЦА, в Закавказье и вокруг них делает эти два региона осевым театром или зоной, с территории которой эти силы могут нанести удар по противнику, находящемуся в любой из многочисленных потенциальных точек конфликта - от Восточной Европы до Тихого океана .

При этом весьма важно понять, где возможный очаг конфликта, где проблемы, вызванные географическим положением страны, какие еще вызовы могут возникнуть в этой части мира: ведь политические режимы государств Центральной Азии авторитарные и нестабильные. Этническая неоднородность этих стран и развал их экономик могут оттеснить на второй план гражданские споры и стремление построить гражданское общество. Предлогов для развязывания межгосударственных конфликтов множество. Процветают преступность и коррупция. Перспективы развития у разных стран неодинаковы. Споры вокруг разделения между рядом государств дна Каспийского моря, а также по вопросу об использовании вод Сырдарьи и Амударьи вполне могут привести к росту напряженности. Поток беженцев в регион может ударить по казне и затруднить государствам налаживание процесса приема людей. Рост выступлений радикальных исламистских группировок, в том числе в связи с ситуацией в Афганистане, способен повлиять на активность в регионе террористов . НАТО будет противостоять всем этим вызовам (независимо от степени взятых перед регионом обязательств).

2.2. Включение Центральноазиатских государств в программу "Партнерство ради мира" придало их отношениям с Альянсом официальный статус, обеспечило механизм сотрудничества в сфере региональной безопасности, заложило фундамент совместной деятельности . Присутствие НАТО в регионе - стратегический и геополитический фактор, часть стратегического ландшафта в этом районе мира. Однако, по мнению руководителей стран ЦА, легитимность присутствия сил Организации должна быть доказана эффективностью их действий, а, по мнению народов этих государств, - вкладом Альянса в проведение реформ.

На Стамбульском саммите было принято решение, что Альянс должен сконцентрировать свое внимание на сотрудничестве с партнерами из значимых стратегических регионов - Центральной Азии и Кавказа, которые, несмотря на отдаленность, жизненно важны в новом контексте безопасности. В НАТО учрежден пост специального представителя Генерального секретаря по Кавказу и Центральной Азии, а также должности офицеров связи по каждому из этих регионов. Офицеры связи должны содействовать развитию отношений, в частности, отвечать за координацию сотрудничества и проведение диалога.

Так, в обязанности офицера связи входит налаживание контактов с руководителями стран региона и с их военными структурами для создания необходимого ландшафта в этой области, установления доверия, налаживания взаимодействия в деле повышения оперативной совместимости и боеспособности армий стран ЦА. Все эти элементы становятся частью оперативной задачи модернизации войск, усиления их боеспособности для противостояния угрозам безопасности и для укрепления сотрудничества с НАТО. В итоге мы содействуем интеграции республик Центральной Азии в евро-атлантический военно-политический процесс, что позволит выработать механизмы оказания помощи в их институциональном оборонном строительстве на демократической основе, а также осуществлять контроль над деятельностью вооруженных сил со стороны демократических гражданских структур. В конечном счете иерархия оперативных целей такова: сначала постепенный подъем, а затем постепенный спуск через модернизацию (и ее элементы) к интеграции (и ее элементам) .

НАТО планирует переориентировать свои ресурсы в направлении этих двух регионов, не сворачивая в сторону от своей основной долгосрочной стратегии - укрепление стабильности по всему евро-атлантическому ареалу путем всемерного содействия, в частности, поддержки реформ. В процессе реализации программ сотрудничества (индивидуальных планов действий (IPAP), программы "Процесс планирования и анализа" (PARP), Плана действий Партнерства по борьбе с терроризмом (PAP-T), Плана действий Партнерства по институциональному оборонному строительству (PAP-DIB)) Альянс отдает приоритет этим странам, обеспечивает проведение учений на высоком уровне, стремится помочь данным государствам адаптироваться к результатам реформирования в оборонной сфере.

Потребности военной сферы стран ЦА и самих государств региона в целом разнятся от страны к стране, каждая требует особого к себе отношения, конкретного подхода в деле укрепления доверия, в практической модернизации вооруженных сил и структур безопасности. В любом случае не должно возникать никакого недопонимания: повышенный интерес к региону отнюдь не означает карт-бланш для неограниченного финансирования или бесконтрольных поставок современного вооружения. НАТО должна помогать странам региона в преодолении наследия прошлого и в совершенствовании их систем управления и планирования .

2.3. В связи с таким поворотом в деятельности НАТО один известный ученый пришел к выводу, что речь идет об "азианизации НАТО" . Если он имеет в виду, что сегодня центр притяжения интересов Альянса лежит в Азии, то я могу с этим согласиться. Но это никак нельзя понимать в смысле расширения состава НАТО; сегодня обеспечение стабильности гораздо важнее нового расширения .

Это отнюдь не означает, что в данном регионе НАТО не приемлет ни одного его государства или ни одной структуры. Но Альянс не строит империю, он противостоит политическим и стратегическим вызовам созданию легитимности , то есть закладке фундамента для установления в ЦА нового миропорядка на основе либеральных ценностей, эффективных политических, экономических и военных реформ, борьбы с терроризмом, организованной преступностью, похищением людей, коррупцией.

Позитивная позиция официальной Москвы после 11 сентября, ее участие в антитеррористической войне, в кампании против распространения оружия массового уничтожения, в региональных миротворческих миссиях, а также ее сотрудничество в рамках Совета НАТО - Россия демонстрируют большие перемены, произошедшие в Центральной Азии, а также то, что повторение "большой игры" не предвидится.

2.4. Вот основные приоритеты НАТО и республик Центральной Азии, лежащие сегодня в основе их сотрудничества:

Трансформация военной пограничной службы в гражданскую правоохранительную структуру;

Совершенствование государственного координационного механизма контроля границ;

Совершенствование и модернизация процесса обучения погранвойск;

Модернизация техники и вооружения пограничной службы;

Совершенствование и модернизация службы связи с соседними пограничными управлениями и органами безопасности;

Повышение вклада государств в развитие региональной и более широкой международной системы взаимодействия по вопросам контроля границ и их безопасности.

  • Мы должны сделать все необходимое, чтобы прекратить поставку наркотиков, предназначенных для переправки в Европу. Включение Альянсом в Оперативный план для ИСАФ пункта о борьбе с наркотиками - шаг в правильном направлении.
  • Наряду с этим можно было бы предложить значительный ряд проектов в рамках программы "Партнерство ради мира": от подготовки борьбы с природными катаклизмами и мероприятий по конверсии в оборонной сфере до научно-технического сотрудничества:

Таким примером может служить программа НАТО "Виртуальный шелковый путь". Цель этого проекта - используя спутниковые технологии, обеспечить связь стран Центральной Азии (включая Афганистан) и Южного Кавказа с остальным миром. В рамках проекта возможности подключения научных и учебных организаций пользующихся этой сетью государств к высокоскоростной интернет-сети стран Запада станут на порядок выше.

Немаловажен и проект "Наука для мира", в рамках которого специалисты стран-партнеров сотрудничают с экспертами государств-членов НАТО по проблеме безопасности и по вопросам, относящимся к этой сфере.

Еще одна программа - "Безопасность через науку". Она, в частности, включает проект проведения экспертной оценки радиологической угрозы и обследования Семипалатинского ядерного полигона (Казахстан), создание рабочей группы по проблеме очистки и повторного использования бывших военных полигонов в Бишкеке, а также проект по изучению мест захоронения радиоактивных отходов в Туркменистане.

Трастовый фонд программы НАТО "Партнерство ради мира" - также пример практического сотрудничества. Он создан для содействия странам-партнерам НАТО в безопасном уничтожении арсеналов противопехотных мин и других боеприпасов. В рамках фонда успешно уничтожено более 2 млн наземных мин и снарядов на территории Албании, Бывшей республики Югославии Македонии, Украины и Таджикистана. У этого механизма сотрудничества большой потенциал, и его можно использовать в любой стране.

Приоритетная задача всех стран ЦА - поддержка экологической безопасности. В рамках различных проектов и исследований НАТО сотрудничает по этому вопросу с ОБСЕ, программой развития ООН и Программой ООН по окружающей среде на благо всех стран региона.

Долгосрочный проект Альянса "Принятие решений по экологическим проблемам в интересах устойчивого развития Центральной Азии" осуществляется при участии Регионального экологического центра (РЭЦ ЦА) и других международных организаций (ОБСЕ, ВОЗ). Основная цель этого пилотного проекта - содействовать развитию сотрудничества и, прежде всего, - стимулировать процесс интеграции региональных и демократических подходов в рамках проведения политики охраны окружающей среды каждой страной региона. Проект предусматривает участие широких масс населения, что позволит принимать более эффективные (в техническом плане) демократические решения в сфере защиты окружающей среды. Проект уделяет особое внимание инициативам по охране окружающей среды, способствующим укреплению и расширению институциональной инфраструктуры региона (например, судебной системы).

Через свои реинтеграционные гранты Альянс старается оказать помощь странам региона в борьбе с "утечкой мозгов". Подобные гранты обеспечивают поддержку не только высококвалифицированным специалистам, вернувшимся на родину для продолжения научной работы, но и научным учреждениям, что позволит им модернизировать оборудование для проведения исследовательских работ в своих лабораториях.

В апреле 2003 года в Узбекистане прошли международные учения "Фергана-2003" по реагированию на стихийные бедствия и катастрофы.

НАТО и Финляндия планируют организовать несколько курсов обучения (с ориентацией на партнеров из стран Центральной Азии) по проблемам гражданской обороны, борьбы со стихийными бедствиями, антитеррористической деятельности, поисково-спасательных работ.

Глава III: Выводы

Резюмируя изложенное выше, можно сделать вывод, что благодаря общим усилиям (как на двустороннем, так и на многостороннем уровне) в Центральной Азии сложился благоприятный климат для реального сотрудничества по проблеме безопасности . Что же касается продвижения реформ в оборонной сфере, налаживания двустороннего и регионального сотрудничества, создания надежных, эффективно работающих государственных институтов, контроль над которыми осуществляется на основе демократических принципов, то на этих направлениях многое еще предстоит сделать. Страны региона должны сами решить, в каких областях и в какие сроки они хотят провести реформы.

В зависимости от того, как станут развиваться связи НАТО с республиками ЦА и разворачиваться борьба с терроризмом, будут определяться возможности (и масштабы) дальнейшего сотрудничества Альянса с этими республиками. Целесообразно, чтобы оно охватило такие аспекты, как более энергичные антитеррористические действия в Афганистане, поддержка государств региона в их борьбе с повстанческими движениями, активизация миротворческих сил и миротворческих миссий при возникновении в регионе конфликтов, противостояние террористическим группам на территории данных государств. Конфликты в Центральной Азии и на Кавказе могут привести к дислоцированию в этих регионах международных миротворческих сил и размещению миротворческих миссий, а также к мероприятиям по охране энергодобывающей и трубопроводной инфраструктуры, по защите и эвакуации иностранных граждан.

В перспективе сотрудничество в рамках программы "Партнерство ради мира" обеспечит поле для развития отношений НАТО со странами региона. Главное в этом контексте - обеспечение безопасных маршрутов в Афганистан, организация операций по поддержанию мира и охране границ, проведение поисково-спасательных работ и оказание помощи во время природных катаклизмов. Спонсируемая Альянсом деятельность, направленная на реализацию демократических принципов, надежного финансирования из бюджета под контролем парламента, а также гражданского контроля над военной сферой, в конечном счете будет способствовать и улучшению политического климата в регионе.

НАТО понимает, какие ужасные последствия (в долгосрочной перспективе) принесут странам Центральной Азии и всему миру нынешняя бедность в регионе, низкий уровень развития, авторитаризм, трайбализм и религиозный фанатизм. Альянс поставил перед собой задачу: вместе с союзниками, партнерами и другими заинтересованными международными структурами и неправительственными организациями предотвратить "столкновение цивилизаций", не допустить активизации "соперничества между функциональным ядром глобализации и дисфункциональной периферией" и в будущем сократить, как сказал Чарльз Купчан, "расстояние между передовыми и отстающими акторами современной истории " .

См.: Larrabee F.S. NATO"s Eastern Agenda in a New Strategic Era. Santa Monica, CA: RAND Corporation, 2003. P. 174.
Об адаптации НАТО к новым вызовам, см. работу, представляющую большой интерес: Haftendorn H. Das Atlantische Bundnis in der Anpassungskrise. Berlin: SWP-Studie, February 2005. P. 7.
См.: Black S. Op. cit. P. 12.
См.: Kerry B. Iraq is the Wrong Answer // International Herald Tribune, 13 April 2004. P. 7.
См.: Burghardt D.L. In the Tracks of Tamerlane: Central Asia"s Path to the 21st Century. В кн.: In the Tracks of Tamerlane: Central Asia"s Path to the 21st Century / Ed. by Daniel L. Burghardt and Theresa Sabonis-Helf. Washington D.C.: Centre for Technology and National Security Policy at the U.S. National Defence University, 2003. P. 3, 17.
Cebrowski A.K. Transformation and its Implications for NATO. В кн.: NATO Transformation... P. 2.
Kupchan Ch.A. The End of the American Era: U.S. Foreign Policy and the Geopolitics of the Twenty-first Century. A CFR Book. Alfred A. Knopf. November 2002. P. 336.

Структура и организация


Североатлантический альянс(НАТО) был образован в 1949 году предста-

вителями 12 стран: Бельгия, Канада, Дания, Франция, Исландия, Италия,

Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Великобритания и Соеди-

ненные Штаты Америки. Греция и Турция присоединились в 1952 году; Феде-

ративная Республика Германии в 1955;Испания в 1982.

Договор северного Атлантического Альянса, подписанный в Вашингтоне, 4

апреля 1949 года, предусматривал взаимную защиту и коллективную безо-

пасность,первоначально против угрозы агрессии со стороны Советского

Союза. Это был первый союз послевоенного времени, созданный Соединенными

штатами Америки,и представлявший собой союз капиталистических стран.

Поводом для создания договора был увеличивающий размах холодной войны.

Поскольку Западноевропейские страны чувствовали себя слишком слабы-

ми для индивидуальной защиты от советского союза, они в 1947 году нача-

ли создавать структуру для сотрудничества в защите.В марте 1948 года

5 стран-Бельгия,Франция,Люксембург,Нидерланды и Великобритания подписали

Брюссельский договор, который и стал основой для НАТО годом позже.

Основным принципом НАТО, как и всех военных союзов, стала статья 5:

"Стороны соглашаются что вооруженная атака против одной или более из

них, в Европе или Северной Америке, будет рассматриваться как атака

против их всех". НАТО разрабатывался в соответствии с 51 статьей устава

Организации Объединенных Наций, которая предусматривала право

коллективной самозащиты региональными организациями. Это обязывало нации,

входящие в НАТО, к защите западной Европы и Севера Атлантики; также договор

разрабатывался с целью углубления политической,экономической и социальной

связи между его членами.

Вооруженные силы НАТО были созданы в 1950 году в ответ на корейскую

войну, которая началась в июне 1950 года, и воспринималась западными

странами, как часть всемирного коммунистического наступления. Война за-

кончилась перемирием в 1953 г, причем на тех же позициях,на которых и

начиналась. Главным органом, определяющим политику НАТО является

североатлантический совет,который собирается в Брюсселе(до 1967 года,

когда встречи происходили в Париже).Каждая страна-участник обеспечивает

представителя посольского уровня, и эти представители встречаются

как минимум раз в неделю. Также совет собирается 2 раза в год на

министерском уровне и изредка на уровне глав государств. Военные

вопросы НАТО рассматривает комитет планирования защиты. Военный комитет НА-

ТО(под началом комитета планирования защиты),состоящий из старших

военных представителей каждой страны-участника НАТО,кроме Исландии,

которая вооруженных сил не имеет, и представлена гражданским лицом и

Франции, которая вышла в 1966 году из военного союза, оставаясь при этом

защиты. Вооруженные силы стран-членов НАТО включают в себя назначенного в

мирное время командира,который в случае войны будет исполнять на

местах приказы военного комитета. Командиры отвечают за разработку планов

защиты для их областей, для определений требований к войскам и за про-

ведение военных учений.


Организация Варшавского договора.

Организация Варшавского договора была основана в 1955 году- через 6 лет после образования НАТО, однако сотрудничество стран соцлагеря существовало задолго до этого: после второй мировой войны в странах восточной Европы пришли к власти правительства во главе с коммунистами, отчасти это было связано с тем, что после второй мировой войны в восточной Европе остались советские войска, создававшие психологический фон. До образования ОВД отношения между государствами социалистической системы строились на основе договоров о дружбе и сотрудничестве. В 1949 году был создан Совет экономической взаимопомощи, в который первоначально вошли СССР, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния и Чехословакия, а затем и ряд других стран.

В связи с некоторыми перекосами в отношениях СССР со своими союзниками после марта 1953 года в Восточной Европе, в некоторых странах соцлагеря обозначились признаки массового недовольства. Прошли забастовки и демонстрации в некоторых городах Чехословакии, обострилась ситуация в Венгрии. Наиболее серьезные волнения в июне 1953 года в ГДР, где забастовки и демонстрации, вызванные ухудшением уровня жизни населения, привели страну на грань всеобщей забастовки. Советское правительство было вынуждено ввести в ГДР танки, которые с помощью полиции подавили выступления рабочих. После смерти И.В.Сталина новое советское руководство предприняло ряд поездок за рубеж, с целью переговоров и личного знакомства с лидерами соцстран. В результате этих поездок в 1955 году и была образована организация Варшавского договора, в которую вошли почти все страны Восточной Европы, кроме Югославии, которая традиционно придерживалась политики неприсоединения. В рамках ОВД были созданы объединенное командование Вооруженных сил и Политический консультативный комитет- орган, координирующий внешнеполитическую деятельность стран Восточной Европы. Определяющую роль во всех военно-политических структурах ОВД играли представители советской армии.


Отношения союзов между собой и с др. странами.


Создание НАТО было следствием холодной войны и поэтому вся его

деятельность была направлена на противоборство с Советским Союзом и

другими соцстранами (впоследствии объединившимися в Варшавский договор).

В 1949 году была ликвидирована атомная монополия США, что привело к

резкому усилению тенденции соперничества и наращиванию производств

оружия массового уничтожения. После создания термоядерного оружия в

50-х годах, а вслед за тем доставки его к цели СССР направил свои усилия

на установление военно-стратегического паритета с США, которое про-

изошло на рубеже 60-70-х годов.

Первый кризис начался уже через год после образования НАТО в 1950

году- это был кризис в Корее. Военное командование США намеревалось

применить атомное оружие, его удержало только опасение аналогичных

ответных мер со стороны СССР. В сложившейся ситуации СССР счел необходимым

оказать военно-техническую помощь Корее. Кроме СССР, помощь КНДР

оказывали КНР и другие социалистические страны.К середине 1951 года

обстановка в Корее стабилизировалась, начались мирные переговоры, в

перемирии..

Благодаря смене высшего руководства СССР и так называемой Хрущевской оттепели в 1954 году состоялось совещание министров иностранный дел США, Великобритании, Франции и СССР. По ряду вопросов о коллективной безопасности в Европе и ряде кризисов. Поскольку западные представители рекламировали на совещании оборонительный характер НАТО, то после совещания советское правительство выступило с предложением вступления СССР в НАТО и заключению договора о коллективной безопасности в Европе с участием США. Все эти предложения были отвергнуты западом.

На все дальнейшие инициативы Советского союза по началу переговоров о

заключении пакта о не нападении между НАТО и странами Варшавского договора

НАТО отвечало отказом и объявляло эти инициативы как пропагандистские.


Самый опасный международный кризис возник осенью 1962 года в

связи с обстановкой вокруг Кубы. После революции на Кубе и установления там социализма,Советский Союз,в связи с территориальной близостью Кубы с США, разместил там атомные ракеты.В ответ на это США стянуло к острову свой флот и выдвинуло ультиматум. На начавшихся переговорах был достигнут компромисс и атомные ракеты с Кубы были выведены.

Руководителям США и СССР в ходе Карибского и корейского кризисов,несмотря на взаимную неприязнь удалось избежать прямого военного столкновения, которое вероятно

привело бы к атомной войне со всеми ее последствиями.


Западные политики использовали блоковую стратегию для опоясывания с запада, юга и востока территории СССР и дружественных ему государств в Европе и Азии цепью военно-политических союзов и баз, на которых размещались американские военно-воздушные и военно-морские силы. Впоследствии мировой общественности стало известно, что в 50-х годах в США были разработаны секретные планы развязывания войны против СССР, который предусматривали атомные бомбардировки десятков советских городов. Нарушая нормы международного права, американские военные самолеты в течение нескольких лет на большой высоте совершали полеты в воздушном пространстве СССР с разведывательными целями.

С концом холодной войны и распадом Варшавского договора в 1991 году

роль НАТО в военных делах Европы стала неопределенной.Направление

деятельности НАТО в Европе сместилось по направлению к сотрудничеству с

Европейскими организациями,как например Организация по безопасности и

сотрудничеству в Европе(ОБСЕ) с целью планировать политику с меньшей

угрозой континентальной безопасности.

Также НАТО работает в направлении включения в свой состав бывших

стран-участников Варшавского договора и стран СНГ с целью окружить

Россию кольцом из своих баз и диктовать свои условия а также скупать

российское сырье по заниженным ценам.

В настоящее время НАТО,в основном в лице США, не имеют в мире

достаточно сильного политического и военного противовеса и следовательно

практически не ограничены в своих действиях, что ясно видно на примере

военного конфликта на Балканах, в котором США проводили политику

односторонней поддержки Хорватов и истребления сербов,как в будущем

потенциальных союзников России. В будущем возможно противовесом НАТО в международных отношениях станет активно развивающаяся сейчас Япония в блоке с соседними странами(например Китай, Корея...) и вполне возможно, что Россия вступит в этот новый антинатовский блок и потерянный паритет будет восстановлен.




top