Напишем:


✔ Реферат от 200 руб., от 4 часов
✔ Контрольную от 200 руб., от 4 часов
✔ Курсовую от 500 руб., от 1 дня
✔ Решим задачу от 20 руб., от 4 часов
✔ Дипломную работу от 3000 руб., от 3-х дней
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

Г. В. Лейбниц: «Всё к лучшему в этом лучшем из миров»

Философия рационализма триумфально прошла по всем развитым странам Европы: Англии, Франции, Голландии… Германия представлена выдающимся учёным и мыслителем Готфридом Вильгельмом Лейбницем (1646 – 1716). Энциклопедизм и многообразие интересов отличали Лейбница с молодости. По мнению Л. Фейербаха, «все духовные дарования, которые обыкновенно встречаются по частям, в нём объединились: способности учёного в области чистой и прикладной математики, поэтический и философский дар, дар философа-метафизика и философа-эмпирика, историка и изобретателя, память, избавлявшая его от труда перечитывать то, что однажды было написано, подобный микроскопу глаз ботаника и анатома и широкий кругозор обобщающего систематика, терпение и чуткость учёного, энергия и смелость самоучки и самостоятельного исследователя, доходящего до самых основ».. К сожалению, размах, многообразие интересов и жизненных связей помешали полной реализации его многостороннего таланта. Многие его идеи остались нереализованными. Но то, что он сделал в науке и философии, составляет эпоху в развитии европейской мысли.

Лейбниц попытался преодолеть наметившийся в философии картезианства разрыв между миром и человеком. С этой целью он выдвигает концепцию о монадах. Монады, согласно Лейбницу, суть неделимые, простые субстанции, своего рода последние кирпичики мироздания, «истинные атомы природы». Но, в отличии от атомов Демокрита, монада – духовная единица бытия, своего рода «излучение божества». Монады не могут быть уничтожимы, они вечны и существуют всегда независимо от того, что происходит с конкретными физическими телами. Монады не имеют физических и геометрических характеристик, они скорее суть «метафизические», нежели естественнонаучные,  точки. Поэтому они не протяженны в физическом смысле и возникают из непрерывных «излучений божества». Монады не могут быть уничтожимы, они вечны и существуют всегда независимо от того, что происходит с конкретными физическими телами. Монады не имеют физических и геометрических характеристик, они скорее суть «метафизические», нежели естественнонаучные, точки. Поэтому они не протяженны в физическом смысле и возникают из непрерывных «излучений божества». При этом монады индивидуальны и отличаются друг от друга, как отличаются между собой разные индивиды. Согласно Лейбницу, «никогда не бывает в природе двух существ, которые были бы совершено одно как другое». И поскольку они существуют не в пространстве в физическом смысле, ибо пространство делимо, а монады неделимы, то они не изменяются под воздействием внешних событий. Но это нельзя трактовать так, что монады существуют, не изменяясь. Наоборот, они находятся в беспрерывном изменении, они динамичны. Монады не только просты, но и замкнуты. У них нет «окон, через которые что-либо могло бы войти» внутрь монады или выйти из неё.

Монады не только индивидуальны и отличаются друг от друга, но и самостоятельны, и одна монада не может влиять на внутреннюю жизнь другой монады. Итак, монады суть бестелесные, лишенные пространственных характеристик духовные сущности, не имеющие частей и замкнутые в себе. Естественно, такую «метафизическую» сущность нельзя воспринимать непосредственно органами чувств, она постигается только умом.

Основным атрибутом монады у Лейбница выступает сила: «Постоянно существует одна и та же сила, энергия и она переходит лишь от  одной части материи к другой, следуя законам природы».. Сила выступает «ближайшей причиной» изменений тел. Такой подход вносит динамизм в картину мира, ибо, в отличие от других рационалистов – Декарта и Спинозы, распространявших активность только на разум, Лейбниц считает саму субстанцию в форме монад активной, «способной к действию». По его мнению, всякая подлинная субстанция только и делает, что действует»..

Таким образом, Лейбниц выступает против превращения механики во всеобщий образец научного и философского видения мира, считая организмический идеал методологически более плодотворным, вносящим жизненность и в неорганическую природу. Согласно Лейбницу, «во всех органических (телах) скрываются органические, так что вся масса, на вид бесструктурная и сплошь однородная, внутри она не однородна, а дифференцирована, и при том не бесформенно, а упорядочено».

При этом характер упорядоченности и структуризации разных тел различен, индивидуален. Однако жизненность всеобща, универсальна, она пронизывает все уровни бытия. С различным характером упорядоченности и структуризации связан тезис Лейбница о том, что в мире нет абсолютно одинаковых тел, даже две капли  воды различны.

С этой идеей Лейбница связано другое положение его философии – закон непрерывности, который дополняет его динамизм. Этот закон позволяет Лейбницу прийти к выводу о родстве всех живых существ и их связи с неорганической природой: «…люди находятся в близкой связи с животными, животные с растениями и растения опять-таки и с ископаемыми, в то время как эти последние, в свою очередь, с телами которые воспринимаются нами посредством чувств».

Если монады так своеобразны, то кто же обеспечивает единство и согласованность их действий?! Согласно автору монадологии, указанное единство является результатом божественной предустановленной гармонии. Согласно последней, все монады выражают одну и ту же Вселенную. Бесконечное количество монад воспроизводят Вселенную, что находит отражение в утверждении Лейбница о том, что «повсюду и всегда существует одна и та же вещь с различными степенями совершенства». Для Лейбница-рационалиста факты, чувственные данные не столько знания, сколько материал для знания. Чувственные данные играют роль толчка для проявления прирожденных идей. Исходя из этого, он не соглашается с Декартом, опиравшимся на принцип всеобщего сомнения. Лейбниц возражает и сенсуалистам, их образ «чистой доски» его не устраивает. Согласно Лейбницу, положение сенсуалистов «нет ничего в интеллекте, чего бы было в чувстве» следует дополнить фразой»кроме самого интеллекта».

Лейбниц делит истины на разума, которые носят необходимый характер, и истины факта, которые случайны. Первые истины всеобщи, они индуктивно не выводятся из эмпирических данных. Они индуктивно недоказуемы. Основа их всеобщности в разуме, и их необходимость вытекает из логических предпосылок. Их необходимость не фактуальная, а логическая. Таковы, например, основоположения математики и логики. Их всеобщность и необходимость доказывается тем, что допущение противоположного ведёт к противоречиям. Именно с помощью принципа противоречия Лейбниц защищает тезис о всеобщности истин разума.

В отличие от необходимых истин разума, истины факта основываются на индукции. Они имеют не логическую, а эмпирическую основу. Таковы все естественнонаучные законы.

Строгого различия «истины разума» и «истины факта» по их статусу, Лейбниц ставил под сомнения необходимость изучения эмпирических истин. Он также высоко ценил вероятностное знание. Он настаивал лишь на том, что истины разума лежат в основе истин факта. Такая методологическая установка и позволила ему внести существенный вклад в развитие науки, открыть независимо от Ньютона дифференциальное и интегральное исчисление. Лейбниц выступал против идеи пустого пространства, тем самым был ближе к идеям Эйнштейна, нежели к идеям Ньютона по вопросу о пространстве и времени.

Наконец, Лейбниц много и плодотворно занимался философскими проблемами морали, государства и права, доказывая что первоисточником зла выступает ограниченность и конечность всех вещей, несовершенство мира, сотворенного Богом. Исходя из этого, Лейбниц создал свою концепцию «оправдания Бога»где  – теодицею, где она доказывает , что сотворенный мир является лучшим из возможных миров. Согласно Лейбницу, в этом самом совершенном мире даже зло – этот неизбежный спутник и условие добра – к лучшему. Поэтому Лейбниц исходит из того, что божественное всеведение должно было знать этот лучший из миров, божественная благодать должна была желать его осуществления, тогда как божественное всемогущество должно было быть способным его произвести. Всё это возможно, согласно Лейбницу, поскольку не противоречит законам логики. Главное – «сотворённый мир» самый совершенный в силу того, что в нём добро значительно превосходит зло. Перевес добра над злом в этом мире больший, чем во всех других возможных мира.